Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.06.2011 | Арт

Колоссы на песчаных ногах

Выставки скульптур в “Коломенском” и “Сокольниках”

Песчаные ноги (вернее, нога) – это не банальная метафора, а часть композиции “Обломки” поляка Вячеслава Борецкого, который получил третье место на международном чемпионате по скульптуре из песка “Шедевры итальянской культуры”, проходившем на территории Московского государственного музея-заповедника “Коломенское”. У Борецкого были, правда, и гигантская голова, и рука, и это не нога в прямом смысле слова, а ступня – все в форме классических статуй Возрождения, только сбитых в сюрреалистическую комбинацию.

Такой самостийный музей слепков, причем явно пиратский. Его работа – про то, как гибнет классическое наследие в современном постмодернистском сознании, раздерганном и руинированном. Но при этом сама техника чемпионата в “Коломенском” и выставки в “Сокольниках” – песок с водой, выстоявшиеся в опалубке, а потом покрытые клеевым раствором, – тоже какая-то “актуальная” жуть, а не детская игрушка на морском берегу. Не песчаные замки, а заявка на вечность, которая продлится до начала октября…

Ну а теперь детали. Творческая группа “АРТ Блисс” (скульпторы Павел Мыльников и Баграт Степанян) десять с лишним лет назад придумала проводить чемпионаты снежной и песчаной скульптуры, а также открыла в ПКиО “Сокольники” работающий круглый год “Музей льда” – паноптикум ледяных скульптур, царство Снежной королевы. В этом году в “Коломенском”, по итогам чемпионата, открыта выставка “Великая Римская империя” (на дворе Год Россия – Италия как-никак), а в “Сокольниках” без всякой конкурсной нервозности открывается выставка “История народов мира”. Авторы скульптур – практически одни и те же, материал уж точно идентичен – песок. Чистый такой, гуттаперчевый, способный превратиться во что угодно, вплоть до Президента РФ Дмитрия Медведева в виде римского сенатора в композиции “Римский сенат” Александра и Сергея Кныш, Евгения Гоманова и Ивана Савонесова, которые переселили в античный Рим нынешних глав европейских государств. Это – в “Коломенском”.

Здесь вообще царит и даже бурлит, несмотря на статичность форм, какой-то дикий постмодернизм. Приз за оригинальность получил россиянин Дмитрий Клименко с работой “Феррари Караваджо” – модель автомобиля, на капоте которого красуется изображение Медузы Горгоны, копирующее полотно самого великого, на мой взгляд, итальянского художника. Великого, перверсивного, склонного к дракам и пьянству, так что его к машине, если бы ее уже изобрел Леонардо, близко бы не подпустили. Зато сам Леонардо улыбается зрителю в травестийном облике “Джоконды” с вещи индуса Сударсана Паттнаика, получившей приз зрительских симпатий. Ну что же, если читатель верит академику Фоменко, то зритель – версиям, что “Мона Лиза – это я”.

Про победителя коломенского конкурса Леонардо Огалини рассказывать не хочется вообще. Его “Сон об Италии” – голая баба, покрывшая собой сакральный сапожок и обставленная деталями с тщательностью провинциального театра, – будь не из песка, вызвала бы бурю негодования в приличном сообществе. Ну а здесь – спит себе и спит, как сделано столь совершенно, скульптор умалчивает. Его сознание тоже отдыхает, а руки-то помнят.

Мое сознание тоже иногда отказывает. А зачем все это, думаю, если не принимать во внимание, что выполнено изящно, даже где-то грациозно, и есть прямые оммажи маньеризму – бельгиец Дэвид Ангерон получил приз заповедника “Коломенское” за портрет Франческо Бартоломео Растрелли. Кто такой – объяснять не надо, надеюсь. Там еще на втором месте посвящение Антонио Канове от Вилферта Стайгера: вообще чушь неописуемая. Это, знаете ли, не песчаная скульптура, а рукоблудие в чистом виде, помноженное на советский журнал “Вокруг света”. Причем какие-то журналы и альбомы лежали перед каждым скульптором, когда он творил свой “шедевр”.

Почему песок, трепетный и способный рассыпаться, несмотря на клей? Российская культура навсегда потеряла базовые каркасы, а апелляции к “чужим” (имею в виду приглашенных гостей из разных стран и иноземные темы фестивалей) столь же простительны, как и вредны. В “Сокольниках” есть какой-то этнографический лай: ацтеки, индусы, коррида, остров Пасхи, французский замок-шато, театр Кабуки. И вот из песка прорастают Пушкин, Толстой, Достоевский, Андрей Рублев и “Слово о полку Игореве” в составе князя Игоря, Баяна и Ярославны (скульптуру создали Сергей и Александр Кныш и Иван Савенков). Поверху – сегодняшний герб Российского государства.

Вообще, сокольнический проект не столько монструозен, сколько мистериален. Зачем россиянин Леонид Седачев восстанавливает из песка фрагмент Пергамского алтаря (сцена битвы богов с гигантами) – ему мешает спать античное искусство? К чему Евгений Гоманов мучает египетские гробницы, тщательно раскрашивая песчаную скульптуру?

Это очень трогательное зрелище – загорелые ребята в майках или вообще без них, кто босиком, кто в прожженных кедах, стоят на коленях и в подлинном смысле творят, исполняя копии шедевров мировой культуры. Какое-то религиозное послушание, немыслимое в нынешнее циническое время. Но при этом сам ритуал исполнен невероятного цинизма, поскольку скульптуры не смиренно копируют, а, так сказать, рефлексируют на тему классики. В “Коломенском” совсем отвязно, в “Сокольниках” с остатками уважения.

Я какое-то время имел честь преподавать в одном некогда уважаемом учебном заведении, готовящем молодых художников. И никак не мог понять, зачем для студентов эти ремесленные сборища, когда их заставляют бессмысленно копировать антики (те же ноги и носы), хоть им никогда не понадобятся в жизни те чудесные уроки. А у меня забирали часы на лекции об искусстве XX века. Думаю, что вся эта “песчаная” интернациональная команда со всего света испытала в свое время те же когнитивные муки, а все авторы двух фестивалей являются профессиональными скульпторами, и не только в области песка. Вот они теперь оттягиваются в полной мере, надеясь, что не сработает.

Думал, думал. Ходил по “Сокольникам”. И тут случилась гроза – и дождь, и ветер. Стоят, зайцы песчаные. На слепленных ногах.

И нас с нашим никчемным фундаментальным образованием не задушишь, не убьешь. Всечеловеки, пригодные для восприятия хоть Великой Римской, хоть всего наследия, которое случайно найдется в чемоданах в виде дешевых фотоальбомов.



Источник: "Культура" №17, 25 мая - 1 июня 2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров