Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

31.05.2011 | Музыка

Кипучая растерянность

Егор Галенко представляет авторов и исполнительниц песен-романсов «Русский кокаин» и «Навальный»

Четыре YouTube-ролика (равно четыре песни), одна диковатая электрическая песенка из старых, Живой Журнал штатного поэта на две страницы, несколько квартирников-репетиций в нижегородском баре «Буфет» (или «Бэ», как там его называют) − немного, что и говорить. И тем не менее: на Wargausen Sisters имеет смысл взглянуть, в конце концов, потому, что это не совсем музыкальная группа и отмерять их альбомами-выступлениями-клипами не получится.

Две подруги из Нижнего, Юлия Мильчакова и Люся Скочигорова, принимали в «Буфете» гостей-гастролеров, от СБПЧ с дружественными группами «Лемондэй» и «Пес и группа» до Михаила Елизарова; что-то записывали − в сторону IDM. Получалось не ударно.

Потом девушки позаимствовали стихи у своего друга Анатолия Яйцева, тот временами стал откликаться и писать им письма: «Такое дело, короче, киса ты моя, придумай веселую быструю говношансонную музыку, так чтобы люба успенская обоссалась» и проч. Возник, как видно, творческий обмен.

Появилось видео «Русский кокаин», за ним − еще три; все − сняты в «Буфете», все на стихи Анатолия Яйцева. Wargausen Sisters легко представить живущими не только на YouTube, а часто заглядывающими в «ПирО.Г.И.» времен расцвета или питерскую «Платформу». Несмотря на приятельские отношения с коллегами из «Лемондэй» и «Пес и группа», WS вращаются совершенно на другой орбите. Если первые опираются на историю поп-музыки, то «Сестры», судя по всему, не то чтобы в ней разбираются. «Я, − говорит Юля, − все думаю, что пишу песни и романсы (сборники такие были нотные: “Песни и романсы композиторов 18−19 вв.”)». Поэту Анатолию Яйцеву однажды пришлось объяснять девушкам, что такое сэмпл. И правда, WS в первую очередь − это романсы, говношансон, частушки; «Добро пожаловать на бал в наш арт-погребок».

Чувствуется, что у WS все навинчивается на лирику: и манера исполнения, и сами мелодические ходы, и песенки, в которых сменяются жанровые блоки, − в угоду интонации текста. По интернету медленно передвигается зарисовка «Навальный» (ну ясно, обратили внимание на нее из-за названия, но и Навальный в этой песне скорее «Новальный», а Кашин − скорее «Кашын», то есть интернет-персонажи или файлы с расширением JPG), хотя позанятнее будет вещица «Пятое августа».

Анатолий Яйцев − это, само собой, псевдоним. За ним − человек с образованием политолога, не желающий открывать своего имени, раньше служивший в госструктурах (чем конкретно промышлял, тоже неясно), жил в Москве, сейчас занимается бизнесом.

Служба около чиновников, офисная работа, свой небольшой бизнес и параллельно развивающаяся история человека, задающегося вопросом: «И как мне, бля, чувствовать теперь себя фри?» Ясно, что ответов немного: «Захожу в раздел услуг, выбираю “Въебать системе”». Чем не Максимус из «Таблетки» Садулаева? Или российский психопат («Бред, − пишет Анатолий наскоро в письме, − Истон Эллис»)? «Я 5 августа в 7 утра зашел в супермаркет за сигаретами, − рассказывает Анатолий Яйцев про песню «Пятое августа», − и передо мной в очереди на кассу стояла женщина, чуть датая, лет 40, одетая как будто она сейчас в Канны отправляется, у нее в корзине лежало две банки “Ягуара”, журнал “Афиша”, плюшевый медвежонок, уцененный DVD “Вспомнить все” и сигареты “Петр I”. Все это вокруг нас, если захочешь − то увидишь лютый пиздец».

Его стихотворения, породненные с музыкой, напоминают и скорочтение Псоя Короленко (прежде всего про «Остров-остров, где все у нас есть»), Михаила Феничева (прежде всего «Дзен и искусство ухода за АК-47»), местами − читку циничных кустарных хип-хоперов «Ленина пакет».

Бытовые детали, инет-сленг и словца из романтической традиции, лица из телика и − сейчас − из RSS-ленты, пароксические лозунги, желчная констатация собственного бездействия и кипучей растерянности.

В остатке: две хорошо поющие девушки (в прошлом − консерватория, филология, сейчас − арт-директорство в «Буфете») и их друг (политолог, бизнесмен), пишущий на досуге стихи с памфлетическим зарядом, думают, что поют романсы, хотя на самом деле, похоже, читают взрослый и «другой» ( drugoyhiphop.ru) хип-хоп. Сочетание нарочитое, искусственное, но, как видно из четырех только роликов, особенно оригинальничать никто не собирался. Не исключено, что дальше этих роликов дело не пойдет, и тем не менее, как читал Феничев, «я верю в эту партию напористых, молодых, шальных».



Источник: OpenSpace.ru, 25/05/2011,








Рекомендованные материалы


16.05.2019
Музыка

Упрямая песня

На юбилейном фестивале «Дома» в течение 10 дней будут представлены все виды музыкального не-мэйнстрима - по выражению основателя «Дома» Николая Дмитриева, скоропостижно скончавшегося за месяц до 5-летнего юбилея «Дома». На панихиде по Дмитриеву и в последующие годы в «Доме» регулярно звучала Canto Ostinato для 4 фортепьяно – «Упрямая песня» нидерландца Симеона тен Холта, - любимое музыкальное произведение Дмитриева, которое вполне могло бы стать девизом и собственно «Дома» и всей той «альтернативной» культуры, которую он представляет.


Мы «бьем себя в грудь» от «патриотизма», но при этом не интересуемся своим наследием

Композитор, педагог, руководитель Центра современной музыки при Московской консерватории Владимир Тарнопольский – о музыке для гипермаркетов, слухе как одном из главных отличительных признаков настоящего композитора и Мессиане как наследнике русского модерна.