Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.03.2011 | Арт

Королевское посольство

Экспозиция «Прадо в Эрмитаже» собрана целиком из величайших творений западноевропейской живописи XVI--XIX веков

Единственный раз, когда Музей Прадо в Мадриде делегировал свои главные шедевры на выставки за границей, был в 1939 году. Тогда благодаря директору музея Пабло Пикассо эвакуированные во время гражданской войны картины выставлялись в Женеве. Второй раз великое посольство шедевров Музея Прадо случилось сейчас, в Санкт-Петербург, в Государственный Эрмитаж. Экспозиция «Прадо в Эрмитаже» собрана целиком из величайших творений западноевропейской живописи XVI--XIX веков.

Выставку можно назвать музеем в музее. Собраны лучшие из лучших творений испанской, нидерландской, немецкой, итальянской, французской школ. Полотна Рафаэля, Босха, Дюрера, Веласкеса, Эль Греко, Ватто, Гойи собираются в подобии краткой истории искусства. Что ни холст, то хрестоматия. Будь то Марианна Австрийская Веласкеса или Давид Караваджо. В России такие выставки делать очень трудно, ведь государство ни копейки на страховку не выделяет. И только высочайшее покровительство президента России Дмитрия Медведева и короля Испании Хуана Карлоса Второго помогло организовать действительно эпохальную выставку. Страхование ее обеспечивает компания «АльфаСтрахование».

Помимо восхищения от знакомства с шедеврами великого искусства для меня выставка проявила глобальные проблемы экспозиции главных российских музеев. Самое печальное -- пойти после Прадо в основную экспозицию Государственного Эрмитажа. Веласкес там и тут. Привезенные из Прадо портреты короля Филиппа IV, королевы Марианны Австрийской, шута Эль Примо восхищают живым, энергичным цветом, субстанция которого формует образ с энергией, достойной как минимум классика XX века Фрэнсиса Бекона. Пойдем после выставки Прадо в залы испанской живописи Эрмитажа. Тот же Веласкес. Вот вам его «Завтрак» -- одна из самых пленительных картин в манере Караваджо. Восхищает искренний азарт молодого художника в общении с фактурными оболтусами, смачно и вкусно предлагающими нам поучаствовать в своей нехитрой трапезе. Однако стиль живописи Веласкеса с его любовью к открытому цвету, густой, пастозной фактуре приходится домысливать. Вся картина залачена так, что рука мастера узнается не сразу. Будто бы живопись стилизована под академический стиль XVIII века.

Да, большинство картин из российских музеев прошли реставрацию в XIX столетии, когда было модно смотреть на искусство через так называемое стекло Клода -- тонированные очки, стилизующие колорит под «благородную» охристую живопись академизма времен Клода Лоррена и Никола Пуссена. Этот эффект «стекла Клода» преследует посетителей российских музеев, живущих в XXI веке. Выставка из Прадо помогла понять, что великая живопись требует великой работы по возвращении аутентичного колорита. Иначе даже в залах музея мы вынуждены будем смотреть словно бы на репродукции в альбомах. И Рогир ван де Вейден, и Веласкес, и Гойя поражают своим горячим витражным цветом, который подарила экспозиция из Музея Прадо.

Ответный визит Эрмитажа в Мадрид ожидается в ноябре этого года. По словам директора музея Михаила Пиотровского, образ выставки формируется в соответствии с образом самого музея. Будет что-то вроде Эрмитажа в миниатюре: и античность, и золото скифов, и западная живопись, и двадцатый век, и точка в конце -- реплика «Черного квадрата» Малевича.



Источник: Новые Московские Новости, 1 марта 2011 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
04.03.2020
Арт

Когда ты становишься меньше, чем кролик

За счет того, что Пестовы гиперболизируют предметы и увеличивают их размеры в несколько раз, зритель при просмотре превращается в Гулливера в стране великанов. Искаженное понимание действительности дает зрителю возможность посмотреть на реальность совершенно под другим углом.

Стенгазета
28.01.2020
Арт

Конфета со вкусом революции

Чтобы привлечь внимание посетителей кураторы позвали уральского художника Владимира Селезнева. Специально для «Революции» Владимир разработал художественное оформление – четыре эскиза муралов для «Круглого зала» Ельцин Центра, где выставка расположилась.