Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

20.12.2010 | Арт

Музей в рабочей форме

Неделя Эрмитажа в Санкт-Петербурге

По традиции с 7 декабря в течение недели празднуются дни великого и могучего музея страны -- Государственного Эрмитажа. 7 декабря -- день святой Екатерины, именно эта святая была покровителем основателя музея, государыни императрицы Екатерины Алексеевны, в 1764 году купившей первые экспонаты Эрмитажа, коллекцию картин берлинского купца И.Э. Гоцковского.

Этот год щедр на праздничные события. Несколько отличных выставок (включая отреставрированные панно изысканного стеклярусного кабинета в Ораниенбауме) и обновленная постоянная экспозиция «Сокровища пятого Пазырыкского кургана», иллюминация Александровской колонны и новое освещение залов Зимнего дворца (при поддержке фирмы Philips), окончание реставрации главной, Иорданской, растреллиевской, лестницы, награждение сотрудников... Мне лично в ходе недели был важен лейтмотив: Эрмитаж сегодня утверждает себя в качестве динамично развивающегося, открытого новейшим тенденциям музея. Тезис этот хочется прокомментировать тремя короткими новеллами.


Грант на умный менеджмент

Начиная с 2005 года в день святой Екатерины в Эрмитажном театре работы великого Джакомо Кваренги проходит торжественная церемония вручения сотрудникам музея грантов благотворительного Фонда Владимира Потанина. В нынешний год победителей было много -- семьдесят семь человек. Пятьдесят сотрудников получили по 45 тыс. руб., а двадцати семи оплатили стажировки в разных статусных столицах искусств и крупнейших музеях мира (денежно -- по 150 тыс. руб.). Соискателей выдвигают отделы музея, затем выбранные проходят экспертный совет из сотрудников Эрмитажа и Фонда В. Потанина. Решение о награждении принимает ученый совет музея. Программа индивидуальных грантов на осуществление поездок введена фондом именно с этого года. Гранты предсказуемо выдаются тем, кто составляет костяк лучшего российского музея мирового искусства: исследователям, реставраторам, хранителям. А вот поездками награждают отныне не только музейщиков в традиционном понимании этого слова. В беседе с вашим обозревателем генеральный директор благотворительного Фонда В. Потанина Лариса Зелькова сказала о необходимости преодолеть барьер отчуждения между теми, кто отвечает за образ музея, и теми, кто отвечает за его жизнеобеспечение: администраторами, юристами... Фонд счел возможным отправить на стажировку и людей науки, и людей, отвечающих за менеджмент. В числе последних оказалась, например, Наталья Крестьянинова, ведущий юрисконсульт музея. Она стажировалась в Метрополитен-музее Нью-Йорка с целью обмена опытом в вопросах организации труда, включая проблему авторских прав, и, что еще более принципиально, смогла обсудить с американскими музейными юристами проблемы, ставшие камнем преткновения в нашей музейной политике, как то: страхование музейных экспонатов, отправляющихся на выставки за рубеж. В России ситуация патовая, поскольку государство отказывается платить за страховки, а у музеев таких бешеных денег нет. Опыт крупнейшего музея США в деле поиска альтернативных государству возможностей страхования для Эрмитажа архиважен.

Именно такие инновации в организации музейного менеджмента свидетельствуют о лидирующем положении ГЭ в отечественном музейном мире.


Хранить не за семью замками

За время поездки на Неделю Эрмитажа вашему обозревателю удалось посетить реставрационно-хранительский центр музея в районе «Старая деревня». Комплекс из трех зданий растет год от года. Посчастливилось побывать в реставрационных мастерских. Они превосходно оборудованы. Труд самих реставраторов подобен каждодневному упорному, тщательному извлечению чего-то такого, что ассоциируется скорее всего с золотом алхимиков. То есть вот висела в зале картина «Поклонение волхвов» нидерландского мастера Гуго ван дер Гуса. Висела себе столетия. Все восхищались и счастливы. Несколько лет назад приходят реставраторы. Снимают ее со стены и занимаются тем, что разрушают былой предмет восхищения. Стирают поздние записи, очищают от грубых слоев лака. И вот, оказывается, тайное знание становится явным. Колорит засверкал с невиданной силой. Проявились не увиденные под записями и плохой реставрацией детали, даже пропорции некоторых лиц изменились. Теперь восхищение иной, высшей пробы. Действительно, реставраторы -- волшебники по добыванию потаенного знания истины искусства.

После визита в их лаборатории вместе с коллегами-искусствоведами и критиками мы были приглашены на экскурсию в хранение. Это тоже чудо. Не только потому, что условия депозитария соответствуют самым высоким требованиям. Но и потому, что зайти в фондохранилище Эрмитажа может любой. Запишись в группу и тебя поведут по таинственным коридорам, за которыми -- маршрут открытого хранения (специально созданный внутри хранилища, главная часть которого, конечно, доступна лишь специалистам). В отдельных комнатах стеклянные стены, а за ними целый мир невиданных доселе большинству шедевров: древние фрески, скульптура, живопись. Впечатляют целые армии предметов мебели разных эпох, катающиеся по рельсам шпалеры, хоровод старинных карет, раскинувшийся на квартал, подобный экзотическому цветку шатер Екатерины II -- подарок турецкого султана Селима...

Смелой визуальной режиссуре этого хранилища позавидуют многие действующие экспозиции. Новый жанр открытого выставочного хранения помогает избавиться от стереотипов «музей -- сонное царство». Еще одно доказательство того, что и старое искусство может позиционироваться авангардно. Лишь бы стратегия развития музея была соответствующей.


По великой стройке в белой каске

Наконец, третье впечатление -- путешествие по реконструированным залам восточного крыла Главного штаба, воздвигнутого в 1820--1830-е годы архитектором Карло Росси. Главный штаб с его аркой -- супершедевр русского ампира. Однако за красиво изогнутым на Дворцовую площадь фасадом издавна царил хаос различных пространств, убогих контор, дворов, крыш. Собственно, Главный штаб -- это такая кулиса, раскатанная для благолепного вида на Зимний. Выигравшая тендер на реконструкцию внутренних помещений штаба и приспособление их под культурные зоны и музейные залы «Студия 44» сделала подобие музейного городка. Его презентация состоялась в прошлую пятницу. Все внутренние дворы восточного крыла Главного штаба пробиваются одной анфиладой. Ворота и арки, ведущие в них, с двух сторон открываются в город. На первой, образовавшейся внутри штаба огромной площади со ступенями, течет жизнь, подобная той, что мы помним по холлу и площади Центра Помпиду. В следующей за площадью анфиладе на разных этажах, соединенных единым, перекрытым стеклянным потолком проспектом с садами, протекает музейная жизнь. Сегодня возможно оценить осуществленную половину проекта. Замысел действительно актуальный, потому что Эрмитажу тесно, а он обязан развиваться и быть опять-таки современным (даже в свете экспозиции старого искусства) музеем. Шествуя по великой стройке в выданной мне белой каске, очень сильно терзался вопросом реализации. Тут много спорного: сочетание оголенных ампирных фасадов и модернистских бетонных конструкций, гигантских дубовых дверей в три этажа и грубых стеклянных потолков, словно в торговом пассаже... Удачное изобретение -- ступенчатые колодцы дневного света в музейной части корпуса, позволяющие всегда сохранять освещение рассеянным, не прямым. В общем-то удачна и энергия, что исходит от этой дерзкой затеи. Она доказывает то, что, несмотря на сетования скептиков, Эрмитаж сегодня в форме хорошей. Рабочей.



Источник: "Время новостей",13.12.2010,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров