Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.10.2010 | Арт

Пером как шпагой

Рисунки европейских мастеров из Лувра и музея Орсе в ГТГ

Год Франции в России продолжается логично - сюжетами странствий и вояжей. «Путешествовать и рисовать» - тема изящной выставки, что открылась в залах Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке. Экспозиция представляет работы многих великих европейцев, от Рубенса и Ван Дейка до Делакруа и Гогена.

Благодаря рисункам путешествующих художников зрителю дозволено увидеть святая святых - творческую лабораторию мастеров. Гарцующие линии французов XVIII - первой половины XIX века волей-неволей вызывают ассоциации с тем, в чем эта нация сильна как ни одна другая: с искусством фехтования - кистью, карандашом, пером как шпагой.

Собственно, французский рисунок по понятной причине доминирует. И, наблюдая многие сангины с видами старинных церквей, руин, лесных чащ и горных троп, чувствуешь, будто надел стекла с патинированными линзами.

Сама культура зрения, точнее смотрения на натуру, в XVIII и даже начале XIX столетия предполагала поправку впечатлений согласно идеальным образцам великих мастеров.

Не зря же в былые времена при посещении музеев ходили с так называемым стеклом Клода - моноклем, позволявшим видеть все в роскошном золотисто-охристом колорите и таким образом будто бы сверять ощущения с эталонным для XVII столетия французским мастером пейзажей Клодом Лорреном.

Для художников и семнадцатого, и осьмнадцатого веков местом паломничества был, конечно, Рим. Древности вечного города тщательно и любовно фиксировались. Так что сегодня, бродя по залам выставки рисунков, можно сложить свой архив-каталог памятников столицы Италии. Впрочем, не Римом единым... В частности, экстравагантный француз Жан-Батист Лепренс в середине того же восемнадцатого века наведался в России к своему брату-золотильщику при елизаветинском дворе и шурину, преподававшему иностранные языки в Санкт-Петербургской академии наук. Россию Лепренс полюбил и много по ней ездил, добрался даже до Сибири. Результатом его поездок стали бесчисленные рисунки и многие картины, на которых изображены экзотические славянские люди и обычаи.

Сегодня смотрятся они весьма занимательно: будто бы художник видел нашу натуру не через «стекло Клода», а в колбе волшебного фонаря: персонажи сошли со страниц красивых сказок.

Экзотический ракурс восприятия натуры, понятно, стал определяющим в эпоху романтизма. Бури, скалы, древние как мир соборы и поездки уже в те страны, что с каноном ассоциируются меньше всего. Делакруа сопровождал дипломатическую миссию в Марокко и оставил прекрасный альбом путевых рисунков. Между прочим, многих знаменитых мастеров и приглашали в качестве исполняющих обязанности современного фотоаппарата - фиксировать глазом и рукой то, что остальным не под силу.

Замечательно и то, что экспозиция завершается гуашью Поля Синьяка с видом венецианской лагуны: постранствовав по свету, мы возвратились в альма-матер искусств - благословенную Италию



Источник: "Время новостей" № 177, 29.09.2010,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».