Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

13.09.2010 | Диски

Панихида по нулевым

Interpol» похож на офисную работу, сделанную ответственно и бесстрастно

Сразу к делу. Это жалкое зрелище.

Interpol, четверо насупленных людей в черном из Нью-Йорка, самая серьезная группа реанимированного постпанка, записала альбом пустой, безынициативный и безвольный. Не столько печальный, сколько унылый.

Почти лишенный мелодических хуков. Выдержанный, как обычно, исключительно в темных тонах — но соответствующими красками здесь будто пытаются заретушировать совсем уж бесстыжие попытки выжать скупую мужскую слезу из себя и окружающих. Исполненный жалостливой патетики голос Пола Бэнкса, прежде величественный в своем безразличии, здесь как-то просительно блеет. Interpol всегда умели удивительным образом сочетать монументальность с малодушием — здесь они живут сами по себе. С технической точки зрения это, возможно, лучший альбом группы: тут выстроен соборный какой-то звук, гитарные партии складываются в паутину, почти как у U2, каждый щелчок барабанов посажен на свое место, как музыкант в оркестровой яме. С точки зрения песен — безоговорочно худший.

Каменные буквы, проступающие из темноты на обложке, кажутся безвкусным надгробием на свежей могиле — покойтесь с миром.

Что случилось с Interpol? Подозреваю, примерно то же самое, что с теми, кто когда-то учился чувствовать по «Turn on the Bright Lights» и почитал диск «Antics» за наилучшего собеседника. (И да, я имею в виду и себя тоже.) Они повзрослели. Сменили тревожную бесприютность на обустроенную реальность. Переехали в отдельные квартиры. Устроились на хорошую работу. Обзавелись бытом, семь ей, котом, детьми, наконец. В общем, по мере сил перестроили жизнь под себя, минимизировав риски. Характерная деталь: сразу после записи альбома Interpol покинул басист Карлос Ди, самый колоритный человек в группе, и сделал это попросту потому, что ему до смерти надоело играть на бас-гитаре. «Interpol» похож на офисную работу, сделанную ответственно и бесстрастно. Значит ли, что все — триумфальная морская трагедия песни про Стеллу, окончательный рифф в «The New», заставляющий зажмуриться до боли в переносице, пушечное вступление «Not Even Jail», отдающийся покалыванием в сердце вопль «It should be me» и так далее и так далее, — что все это было фальшивкой? Не думаю.

Но почему-то кажется, что именно на этом блеклом и невзрачном альбоме нулевые — эпоха, когда рок-музыка была искусством маскировки, а от групп хотели большего, чем они могли от себя потребовать, — заканчи­ваются окончательно и бесповоротно.

Туда, наверное, и дорога. А что касает ся Interpol, то им, пожалуй, стоит адресовать универсальный совет из драм среднего пошиба (на которые, если совсем вкратце, и похожа эта пластинка). Move on, guys.



Источник: "Афиша", 30.08.10,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
18.11.2019
Диски

Ранимое чудовище Игоря

Тайлер Оконма получил известность как задиристый ёрник с басовитым плотным флоу. На “IGOR” мы почти не слышим его в этой форме. Привычный тон появляется только в середине, однако, даже обнаружив себя, Тайлер звучит не агрессивным, как в юности, а усталым, как будто ему скоро стукнет тридцать (артисту уже 28). Вместо кровожадных рэперских панчей чаще звучат робкие, распевные признания: “I'm your puppet, you control me.”

Стенгазета
25.10.2019
Диски

Высококалорийное слово

«Моё слово жирно / Со мною в лифте любой другой — лишний» — здесь артистка, конечно, иронизирует над своей внешностью, лишая пищи троллей из сети. Вместе с тем, это еще и непреднамеренный метакомментарий. Голоса Алёны так много, что он почти вытесняет аккомпанемент, будто мы слушаем речитатив акапелла.