Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.07.2010 | Кино

Минимум одежды и огромный бюст

Довольно утомительное зрелище о трех силиконовых барышнях с «языком» в багажнике

Три силиконовые барышни с «языком» в багажнике приезжают в пустыню распотрошить схорон местного авторитета. У каждой свои планы на добычу и друг на друга, минимум одежды и огромный бюст (собственно, шесть сисек — главные герои этой кинокартины). Как только заложника пускают в расход, идиллия между девчонками рушится. Появляются участливый коп, вооруженный панк и японская школьница-убивашка. И без того рассеченный полиэкранами сюжет то и дело прерывается флешбэками, предназначенными для прояснения щекотливой, в общем-то, ситуации.

Хотя прояснять тут на самом деле нечего. «Стервозные штучки» (вольный ремейк классической бэхи из шестидясятых «Быстрее, кошечка! Убей, убей!») заточены лишь под одно — дать возможность полюбоваться cильными женщинами. Автор сериалов про приключения Геракла и Зены — королевы воинов (оттуда в фильм перекочевали актеры Майкл Херст и Кевин Сорбо), режиссер Рик Джейкобсон всячески подмазывается к вернувшейся благодаря Тарантино моде на грайндхаусное кино, тем не менее «Штучки», несмотря на все свои очевидные достоинства, — довольно утомительное зрелище.



Источник: Time Out, 28 июня 2010 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
09.06.2021
Кино

Кукуем дома

Проблематика отношений в «Вивариуме» Лоркана Финнегана довольно простая: сюжет строится вокруг пары и ее адаптации во взрослом мире с домашней рутиной, бытовыми конфликтами и неблагодарными детьми. Однако для раскрытия сюжета режиссер нашел оригинальную метафору: он рассматривает социальность на примере кукушки и ее гнездового паразитизма. При этом человек перестает быть высшим существом и вынужден подчиняться кому-то более сильному.

Стенгазета
02.06.2021
Кино

Новый рассказ о храме из разбитых сердец

Рой Андерссон не изменяет своей характерной манере съемок — в фильме воссозданы полотна художников, повлиявших на живопись в начале XX века наряду с Хоппером и Диксом, с присущими им атмосферой безысходности и утрированной театрализованностью происходящего. «О бесконечности» также разделена на множество глав, которые связаны между собой не сюжетом, но сходным настроением.