Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.07.2010 | Интервью / Кино

«Пока снимал, не мог ни есть…

...ни пить. Интервью с Михаэлем Коэном.

«Это начинается с конца» Михаэля Коэна — картина, завершившая конкурсную программу ММКФ–2010. Фильм, в котором режиссер сам исполнил главную роль в паре с супругой, актрисой Эммануэль Беар, как и обещали организаторы, оказался одним из сильнейших в конкурсе. «Соль» выяснила у режиссера: корректно ли сравнивать его фильм с «Последним танго в Париже», как обстоят дела во Франции с авторским кинематографом и чему можно научиться, снимаясь у Лелуша.

— Как относятся к ММКФ, где состоялся премьерный показ «Это начинается с конца», во Франции? Поехать туда — это модно или стыдно?

— Конечно, во Франции знают и очень уважают Московский международный кинофестиваль. Что касается меня, я очень гордился, что попал сюда в конкурсную программу. Мне кажется, страсть вообще изначально была придумана в России. Вообще мне очень радостно вывозить фильм за границу. Я считаю, что кино на самом деле снимается не для своей страны, а для всего мира.

— На первой же пресс-конференции фестиваля Кирилл Разлогов анонсировал ваш фильм как новое «Последнее танго в Париже». Вы с этим сравнением согласны?

— Очень красивое сравнение, но, когда я снимал фильм, я совсем не думал об этом. «Это начинается с конца» и «Последнее танго...» похожи тем, что рассказывают о сексуальной стороне отношений любящей пары. Но все же мне хотелось, чтобы люди видели в моей картине нечто большее, чем просто вариацию на тему Бернардо Бертолуччи.

— Вы очень точно передаете тот тип связи между мужчиной и женщиной, когда и вместе невыносимо, и врозь никак. Это из личного опыта?

— Когда снимаешь кино, всегда опираешься только на свой собственный опыт — то, что ты сам пережил и что слышал из рассказов других, окружающих тебя людей. В «Это начинается с конца» — само собой, перемешано все: и личный опыт, и наблюдения за людьми со стороны.

— У главной героини есть ребенок, хотя порой (в частности, когда она пытается покончить с собой, наглотавшись таблеток) складывается впечатление, что она свободная женщина. Будь так — ее отношения с героем развивались бы по другому сценарию?

— Я специально сделал так, чтобы в этом фильме герои находились как бы в мыльном пузыре. Для них ничего больше не существует. Существуют только они сами. Но, когда я снимал сцену самоубийства героини Беар, я сделал несколько планов, где ребенок находился в кадре. По его виду можно было понять, что это именно он вызвал помощь в лице героя, которого играю я. Потом я принял решение выбросить планы с мальчиком, чтобы сильнее подчеркнуть изоляцию героев от всего остального мира. Ребенок не важен, важно то, что с ними происходит. Ребенок не препятствие в их отношениях. Главное препятствие — они сами.

— Вы могли выбрать для дебютной картины какой-нибудь еще сюжет? Или хотели рассказать именно эту историю?

— Когда снимаешь дебютный фильм — жизненно необходимо, чтобы он был важен для тебя. Пребывать столь одержимым своей историей, чтобы даже не хотелось есть и пить. «Это начинается с конца» — для меня действительно тот самый случай.

— Пока снимались в «Отверженных» у Клода Лелуша, чему-нибудь у него научились?

— Самым интересным в процессе съемок было наблюдать за тем, как Лелуш работает. Он все изобретает на ходу, у него нет какого-то четко подготовленного плана, он цепляет разные мелочи из жизни, из того, что вокруг него, и все это переплавляет в собственные фильмы. Этим режиссерским методом воспользовался и я.

— С авторским кинематографом во Франции в последнее время было туго. На мировом кинорынке французское кино понимается только через продюсерские проекты Люка Бессона. Вы как инсайдер не наблюдаете улучшений?

— Нельзя говорить, что у авторского кино во Франции проблемы, что оно не идет в кинотеатрах — оно, конечно, идет. У него даже есть постоянная аудитория. Но все-таки это аудитория ограниченная. Я думаю, что во всех странах и во все времена найдется зритель, который хочет смотреть разные фильмы, непохожие один на другой. Кино сейчас переживает период изменений. И авторское кино — не исключение. Проблема авторского кино не в талантах, а в финансировании — продюсеры редко готовы рисковать. У моего фильма небольшой бюджет, поэтому я через эту преграду смог проскочить.



Источник: Соль, 28 июня 2010 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
30.04.2021
Кино

Не плачь, палач

Советовать кому-то «Язвы Бреслау» — это как рекомендовать молот для укладки рельс. То есть вещь, конечно, внушительная и крайне действенная, но только вам её, наверное, не надо. Потому что даже те, кто равнодушно смотрит хорроры вроде «Техасской резни бензопилой» и «Хостела», на десятой минуте этого фильма заёрзают, а к концу, вполне вероятно, убегут от экрана, зажав рот ладошкой.

Стенгазета
21.04.2021
Кино

Я зол!

«Белый, белый день» Хлинюра Палмасона снят на 35-ти миллиметровую пленку, и потому кадры получились зернистыми и насыщенными, у них есть некая «материальность», текстура, какую трудно передать через «цифру». Благодаря этой текстуре и художественной композиции кадра холодные пейзажи и интерьеры оживают в ярком естественном свете.