Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

16.04.2010 | Арт

Машина, хлеб и эмбрион

Во время вернисажа Кузькин висел в гамаке под потолком в позе эмбриона - такой же голый и простодушный, как его герои

Выставка, что открылась в понедельник в фонде Stella Art на Мытной улице, останется в истории прежде всего потому, что во время вернисажа зал протаранила машина - джип Volvo. Врезалась в стекло, вкатилась в помещение, помяла скульптуру и остановилась аккурат у офиса сотрудников фонда. По счастливой случайности, никто не пострадал. Такой инцидент. Эффектный, конечно, но глупый и бездарный. Жаль, что помнить будут его, а не выставку. А она просто великолепна.

Андрей Кузькин выбрал некогда стратегию вопрошателя бытия по последним вопросам. Он похож на флагелланта: истязает себя, выматывает душу ради обретения той самой истины, которая безусловна и ревизии не подлежит. Сейчас обратился к теме происхождения человеков из первородных материалов, хлеба и глины.

В зале Stella Art поселились три гигантских большеголовых, неуклюжих, но очень доверчивых и беззащитных существа. Мужеского пола.

Они странно изгибаются, мучительно пробуют двигаться в пространстве. Словно родились только что, и навыки координации им предстоит обрести. Скульптуры сделаны по уникальному авторскому рецепту: металлический каркас обмотан сеткой и на нее нанесен слой теста, рецепт которого художник Кузькин вычитал на сайте kriminala.net. За основу берется то, что в просторечии называется тюря: пища богов и уголовников - хлеб с солью, разведенный водой. Чтобы из тюри сделать строительный материал, ее смешивают с клеем. Фактура выходит удивительная: пористая, складчатая, мятая, с глубокими тенями, совершенно рукотворная. В самом деле получаются такие адамы, вылепленные из первородной глины. Они тычутся в пространстве, маются, пытаясь понять себя, самоутвердиться. Очень мощная трагическая пластика, ассоциирующаяся у меня с работами великих немецких экспрессионистов и великих аниматоров, работающих с пластилином. На все скульптуры у художника ушло более 1200 буханок черного хлеба. Фигуры нужно воспринимать в движении: каждый ракурс - новая эмоция. Контакт и доверие удивительны сегодня, в наше недоверчивое и лицемерное время.

На отдельной полочке сидят и стоят еще 13 махоньких, таких же неуклюжих, живых и честных хлебных адамчиков. Они тоже пробуют свою силу сопротивления пространству.

Во время вернисажа Кузькин висел в гамаке под потолком в позе эмбриона -- такой же голый и простодушный, как его герои. Сам художник говорит так: «...я среди них, один из них, ощущающий эту энергию разрушения и одновременно энергию взлета». Совершенное совпадение.



Источник: "Время новостей" № 64, 15.04.2010,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
28.10.2020
Арт

Арт-супермаркет

На Cosmoscow чувствовалась тенденция ориентироваться на небогатого коллекционера и на то, что собирать искусство может каждый. Галереи, но далеко не все, стремились предложить хорошее искусство, пусть даже тиражное, по доступной цене. Можно было приобрести принты и великого Эрика Булатова, и молодых современных художников — Оли Кройтор или Павла Отдельнова.

Стенгазета
09.09.2020
Арт

Как уральские художники захватили Москву

В экспозиции довольно очевидно раскрываются несколько "уральских" тем. Первая из них – тема индустриального города. Уральский фотограф Фёдор Телков в своей фотосерии «36 видов» запечатлевает виды гигантских терриконов под названием «Капитальная 1» и «Капитальная 2», оставшихся после производства по добычи меди в городе Дегтярске.