Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.03.2010 | Память

Погиб Юрий Степанов

Поверить в это невозможно: не стало Юрия Степанова, одного из первых, лучших, любимейших артистов Мастерской Фоменко

   

Поверить в это невозможно: не стало Юрия Степанова, одного из первых, лучших, любимейших артистов «Мастерской Петра Фоменко». Поймав попутку, он возвращался домой вечером после спектакля «Три сестры». В их машину, стоявшую на светофоре, въехала превысившая скорость «Мазда», и старые «Жигули» с сидящим в них актером, выбросило на встречную полосу под машины. Погиб один Юрий.

Юра Степанов, уже окончивший Иркутское театральное училище, был одним из старших актеров на гитисовском курсе Фоменко, и почти с самого начала он был его легендой. Мягкосердечного умника Лыняева из «Волков и овец», которого так легко окрутила и женила на себе хитрая красотка Глафира, Степанов играл со студенческих лет и до сегодняшнего дня. Эта обворожительная постановка Фоменко, ничуть не увядшая почти за 20 лет сценической жизни, стоит того, чтобы войти в список легендарных спектаклей ХХ века. И одно из главных чудес, которые в ней были, эпизод, достойный любой хрестоматии по актерскому искусству, -- это сцена обольщения, которую играл с Галиной Тюниной разомлевший от ее чар Юрий Степанов.

То, что возможности этого актера невероятно широки, узнали очень скоро. Конечно, всегда восхищались его уникальной, «животной» органикой -- такой и собаку переиграет. Комическим актером он тоже был невероятным, причем парадоксальным. Если вспомнить его вертлявого вруна и хвастуна Собачкина из гоголевского «Владимира III степени», становится понятно, что, конечно, по этому актеру плакали не только Хлестаков, но и вообще абсурдистский юмор, который Степанов со всей своей лукавой теплотой умел представить одновременно алогичным и очень убедительным. Тогда же, еще не окончив институт, он сыграл и еще одну неожиданную и очень важную роль -- умственно отсталого Бенджи в фолкнеровском «Шуме и ярости», дипломном спектакле в постановке Сергея Женовача. В этом трагическом эпосе, где студенты играли своих героев начиная чуть не с шестилетнего возраста, первая часть была посвящена именно Бенджамену -- неуклюжему, не умеющему ничего объяснить, закрытому сосуду скорби и отчаяния.

Кино и телевидение довольно скоро разглядели Степанова, хотя чаще они пользовались уже давно открытыми и беспроигрышными его актерскими качествами, прежде всего умением мгновенно вызывать доверие у зрителя -- таким был следователь из «народного» сериала Николая Досталя «Гражданин начальник», с крестьянской основательностью, надежностью. Видимо именно из-за этих своих свойств он рано стал играть возрастные роли, его герои часто были гораздо старше его, казались умудренными, усталыми, много пережившими. Впрочем, играл Степанов и роли жесткие, беспощадные к героям-мерзавцам, саркастические (вспомнить хотя бы московского бандита Кабана из «Жмурок» Балабанова). Но любили прежде всего его добряков, среди которых был и печальный интеллигентный доктор Чебутыкин, герой чеховских «Трех сестер» в спектакле, который стал для Юрия Степанова последним. Мир его праху.

Прощание с актером состоится в театре «Мастерская Петра Фоменко» 6 марта в 11 утра, а затем его похоронят на Троекуровском кладбище.



Источник: "Время новостей", 04.03.2010 ,








Рекомендованные материалы



Автор наших детских воспоминаний

На протяжении всей своей жизни Эдуард Успенский опровергал расхожее представление о детском писателе как о беспомощном и обаятельном чудаке не от мира сего. Парадоксальным образом в нем сошлись две редко сочетающиеся способности — дар порождать удивительные сказочные миры и умение превращать эти миры в плодоносящие и долгоиграющие бизнес-проекты.


Мы живем в эпоху Тома Вулфа

Вулфу мы обязаны сегодня тем, что дискуссия о том, где конкретно проходит грань между журналистикой и литературой, между художественным и документальным, и существует ли она вообще, может считаться завершенной — во всяком случае, в первом чтении.