Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

16.02.2010 | Арт

Быть или не быть

Коллекция Ольги Лопуховой в Фонде "Эра"

Этой очень хорошей выставки вообще-то быть не должно. Арт-менеджер Ольга Лопухова жила со своим собранием как с частью жизни, чем-то очень личным и приватным. Она, в отличие от профессионального коллекционера, ничего не покупала - вещи приходили сами собой, в качестве даров от признательных авторов за тяжелый кураторский труд или просто по дружбе. Вещи тоже были очень интимные, адресованные конкретному человеку. Показывать эту практически музейную коллекцию - все равно что демонстрировать содержимое шкафа в спальне. Но потом, совсем недавно, 9 декабря, случилась неожиданная смерть. И на сороковины Фонд поддержки визуальных искусств Елены Березкиной "Эра", в залах которой в Трубниковском переулке Лопухова сделала смешную и умную выставку про поглощение как предмет искусства "Это не еда" в декабре 2007-го, отметил печальную дату вернисажем.

"Это не выставка" - слоган мемориальной экспозиции, сделанной будто бы наспех, но с подлинным изяществом.

Даже жалко, что посмотреть ее можно только до конца недели, рассказав о своих впечатлениях в допотопной амбарной книге - части проекта.

А посмотреть тут есть на что. Вырванные из домашнего контекста произведения вроде бы должны затухнуть, потеряться в галерейных пространствах, стушеваться на фоне чисто покрашенных белых стен и офисных прозрачных цветных перегородок. Ан нет. Получилась "тотальная инсталляция" (используя термин одного из экспонентов, великого и могучего Ильи Кабакова, чьи листы из тиражной серии "Душ" тоже оказались у Оли). В ее пространстве надо свободно гулять, присматриваясь к отдельным предметам, большинство которых невелико по размеру. И надо просто ощутить витающий между ними дух владельца.

Потому что это выставка не самодостаточных вещей, созданных вполне заслуженными работниками "актуальной" культуры, а камерный и изящный памятник их владельцу.

Памятник, для которого каждое слово (а текстов на картинах и рисунках - в обилии, благо создавались они главным образом мэтрами московской школы концептуализма и их подражателями) - в строку. Нет ничего лишнего, поскольку за всякой почеркушкой - история и сюжет. Их можно освоить непосвященному благодаря изысканному ходу экспозиционеров: кроме обычной молчаливо-самоуглубленной этикетки, возле большинства работ висит фотография с их задника, где от руки запечатлено: "Дорогой Оле" или типа того.

Правда, "Оля", "Ольга Борисовна", "Лопухова О.Б." так давно существует в современном искусстве, что некоторые сюжеты не смогут вспомнить и непосредственные дарители.

Ну понятно, что хрестоматийный проколотый холст группы "Чемпионы мира" или "Пердо" Константина Звездочетова появился в собрании, когда бывший специалист по античной истории на волне перестройки переквалифицировался в адепта contemporary art, соединив жизнь с "подпольщиком" Андреем Ройтером. (Их дочь Вера стала застрельщицей нынешнего проекта.) Но вот ваш покорный слуга обнаружил на стене Фонда "Эра" снимок собственной спины, на которой непоследние художники в августе 2005-го оставили свои рисунки фломастерами согласно проекту Лопуховой "Новые экспозиционные площадки". На бумажке, повешенной рядом, авторы расписались - то есть факт налицо. Откуда это? Думаю, что дело было во время фестиваля "АртКлязьма", который несколько лет организовывала Лопухова. Как и многое иное, от чего остались артефакты в "Эре". Как память, как знак, как жест.

Когда в прошлом году воры забрались в лопуховскую квартиру во время ее командировки и взволнованные соседи позвонили хозяйке, первое, о чем она спросила: "А что с работами?"

Деньги бандиты унесли, а работы остались целы. Не потому, что никому не нужны, а оттого, что подонки ничего не понимают в искусстве. А цену ему Ольга Лопухова знала, как никто другой.

Теперь музейщики оценят эти вещи. Но лучше бы не было горького повода и очень хорошей выставки.



Источник: "Культура" № 2, 21-27.01.2010,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров