Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.01.2010 | Концерт

Игра с людьми

Опера Бобби Макферрина в Доме музыки

Парадокс: мало можно найти таких же самодостаточных музыкантов, как Бобби Макферрин, который способен в одиночку работать как целый ансамбль и заряжать счастьем огромные залы — и при этом ему явно мало самого себя. Поэтому он призывает зал петь (и зал поет так, как будто все зрители — выпускники певческих отделений музыкальных училищ), вытаскивает желающих на сцену и приглашает к сотрудничеству местных музыкантов. В Москву Макферрин приезжал уже трижды и всякий раз впускал других (и даже очень многих) в созданное им воздушное пространство. При этом, увы, неизбежно оказывалось, что многие используют щедрость музыканта как возможность покрасоваться перед публикой. К сожалению, это касалось не только простых зрителей, но и музыкантов вполне себе с именем.

На сей раз идея "дать другим покрасоваться" станет и вовсе главенствующей: Макферрин с большой толпой других певцов представит оперу-импровизацию под названием "Bobble". У оперы нет ни четкого сюжета, ни текста, ни написанных партий, но есть базовая идея: это рассказ о Вавилонской башне. Разноязычие будет передано через набор различных музыкальных традиций и техник, от оперной до народных. Но если строительство башни кончилось тем, что люди перестали понимать друг друга, то идея Макферрина, по-видимому, обратная — с помощью совместного музицирования люди обретают взаимопонимание. Во всяком случае, когда ему случается встречаться с такими же самодостаточными, но и открытыми к сотрудничеству людьми (такие люди — это, например, виолончелист Йо-Йо Ма или, если уж говорить о певцах, поющий бас-гитарист Ришар Бона), то взаимопонимание возникает практически моментально.

Согласно идее проекта, родившегося в 2008 году, в исполнении оперы всегда обязательно участвуют музыканты из тех стран, куда приезжает Макферрин. В Москве Россию будут представлять приобретшая широкую известность лишь в прошлом году солистка группы Jazzator Марина Собянина, кумир любителей фолк-рока с русскими корнями Пелагея, одна из солисток этноджазового проекта с элементами фанка и электроники Zventa-Sventana Тина Кузнецова, бывший участник главной тувинской группы "Хуун-Хуур-Ту" Андрей Монгуш, владеющий несколькими вокальными техниками разных народов Булат Гафаров, перебравшийся из Запорожья исполнитель поп-ретро Владимир Крыжановский, ведущий исполнитель русских народных песен Сергей Старостин и питерская кубинка Марта Руис Вильямиль. Не обойдется и без идола посетителей молодежной площадки "Партер" фестиваля "Усадьба.Джаз" Нино Катамадзе (Грузия). Всех остальных перечислять не будем, скажем лишь, что компанию российским певцам составят коллеги, наследующие традициям Ближнего Востока, Турции, Балкан, Армении (уехавшая в Венгрию солистка группы "Дети Пикассо" Гая Арутюнян), а также сочетающие в своем пении элементы джаза, музыки госпел, техники битбокса (имитация инструментов при помощи голоса). Макферрин и раньше собирал ансамбли из одних певцов — таким был его проект Voicestra, в котором тоже были объединены представители разных традиций (кстати, один из участников московской версии "Bobble" Джои Блейк принимал в нем участие) и который тоже строился на импровизации. В подобных проектах особенно важно умение слушать друг друга и улавливать то, что в реальном времени создается прямо из ниоткуда. Известно, что четыре дня перед премьерой будут отданы мастер-классам по коллективной импровизации. Каждый ли из музыкантов, отобранных для исполнения "оперы" в Москве, готов стать частью какого-то нового целого, пусть и после четырех дней занятий, сказать сложно. В любом случае событие предстоит явно неординарное.

, 25 и 26 января, 20.00 



Источник: Коммерсантъ «Weekend» № 2 (148) от 22.01.2010 ,








Рекомендованные материалы



«Фак. Ужас»

Майкл Джира: "Я не буду строить из себя простого паренька, но в конце концов: я пишу музыку, играю ее, чтобы люди собирались вместе, получали какой-то экзистенциальный опыт, но — от музыки. На сцене есть музыка. Меня — нет".

07.11.2011
Концерт

Вместе с прогрессом

Такой плотности новоджазовых событий столица за всю свою историю уж точно еще не знала! Не говоря уже о том, что новый джаз успел засветиться за пределами своего, чего уж там скрывать, весьма узкого круга ценителей.