Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.12.2015 | Общество

Поможешь ты — помогут тебе

ОВД-Инфо: проект пришел к самой честной схеме — просит поддержки просто у неравнодушных людей.

Проект ОВД-Инфо был создан в декабре 2011 года. Думаю,  не нужно объяснять, что это было за время — именно тогда в российских городах после долгого перерыва стали проходить крупные и мирные протестные митинги, и у многих даже возникло ощущение, что осталось еще чуть-чуть поднажать, и «стены рухнут». А началось все 5 декабря, когда москвичи, недовольные официальными результатами парламентских выборов, после митинга на Чистых прудах попытались пройтись в сторону Лубянки. Около трехсот человек оказалось тогда в отделах полиции, и их родственники и знакомые долго не могли узнать, где они находятся.
После этого журналист Григорий Охотин и программист Даниил Бейлинсон, движимые простым и понятным чувством — желанием знать, где находятся их друзья, задержанные на мирной акции, — создали сайт, где в реальном времени собиралась информация о задержаниях: люди звонили на известный им номер и сообщали, на какой акции они были, при каких обстоятельствах их задержали и в какой ОВД везут. Одним из главных принципов работы ОВД-Инфо стало обнародование имен задержанных (разумеется, с их согласия). Когда известны имена (или хотя бы большинство имен), становится известно и точное число задержанных (нередко отличающееся от того, которое сообщали официальные представители МВД), а кроме того, у людей возникает чувство защищенности: они знают, что их местоположение известно, что за их судьбой следят.

Известность пришла к ОВД-Инфо после печальных событий 6 мая 2012 года, когда на сайте появилась информация о задержанных, распределенных по более чем тридцати отделам полиции. И в последующие дни внимание к работе сайта не ослабевало, потому что полиция с остервенением гонялась по Москве за людьми, сбивавшимися в группы и устраивавших Протестные Прогулки.

Но пребыванием в ОВД задержания, как правило, не оканчиваются. На задержанных составляют протоколы, кого-то могут оставить в отделе и на ночь, а потом возможен суд. Это значит, что участникам проекта ОВД-Инфо нужно было пристально следить за приключениями своих героев и за пределами отделов полиции. Им нужно было разбираться в отдельных статьях и нюансах Кодекса об административных правонарушениях, да и вообще в тонкостях законодательства, касающихся свободы собраний. Ведь в конечном счете не собственно произвол полиции, а именно нарушения прав на осуществление свободы собраний стали поводом для ведения мониторинга задержаний.

События 6 мая, как мы знаем, стали поводом для позорного и долгого уголовного производства, которое не закончено и по сей день (пока я пишу эти строки, в Замоскворецком суде идет прения по делу Ивана Непомнящих, а в СИЗО находится Дмитрий Бученков — последний на сегодня подозреваемый по «Болотному делу»). ОВД-Инфо подключилось к освещению этого дела. А активисты стали звонить и сообщать не только о задержаниях на акциях, но и о других видах преследования. И стало понятно, что одними нарушениями прав на свободу собраний не ограничишься — это лишь часть большой истории под названием «Политические преследования в современной России».
На сайте стали появляться материалы не только о громких делах. Да и не только о делах — ведь политические преследования могут не иметь последствий в виде заведения дел, они могут ограничиваться «беседами в органах», угрозами, наездами на бизнес. Попадают сюда и нападения на активистов с применением насилия. И убийства.

Кто только не попадал на страницы ОВД-Инфо! Левая кубанская активистка Дарья Полюдова, которую только что приговорили к двум годам колонии-поселения за призывы в интернете; лидер запрещенного Этнополитического объединения «Русские» Дмитрий Демушкин, которого в преддверии «Русского марша» неожиданно везут на допрос в Вологду, где он никогда не был; активист из города Березовский Свердловской области Владимир Тимин, который пытался провести небольшую акцию в полном соответствии с местным законодательством, но все равно попал в отдел полиции и был оштрафован по административной статье; протестантский пастор из Калуги, обвиненный в клевете на губернатора за мутный видеоролик; рабочие Златоустовского металлургического завода, которым всеми правдами и неправдами не дали провести пикет в Челябинске. И многие, многие другие.

Сегодня в проекте ОВД-Инфо уже не два человека, а целых семь. ОВД-Инфо занимается не только мониторингом, но и написанием докладов о свободе собраний и политических преследованиях, созданием карт и инфографики на те же темы, публикацией исторических материалов, приобретающих все большую актуальность. Но мониторинг происходит (почти без преувеличений) 24 часа в сутки семь дней в неделю, поскольку у политических преследований не бывает выходных.

В лучшем из миров такую деятельность должны были бы финансировать… Впрочем, о чем я?! В лучшем из миров такая деятельность была не нужна, поскольку полиция занималась бы своим делом и на акциях задерживала бы только тех, кто всерьез угрожает безопасности окружающих, а органы следствия и суда расследовали бы истинные преступления, а не искали повода упечь в тюрьму или просто испортить жизнь политическому активисту. В мире чуть похуже такую деятельность финансировали бы местные фонды — но такая ситуация в России невозможна. До поры до времени мониторинг осуществлялся при поддержке из-за рубежа, но с принятием закона о «нежелательных организациях» это также стало невозможно. В итоге благодаря мудрой политике российского руководства проект пришел к самой честной схеме — ОВД-Инфо просит поддержки просто у людей. У неравнодушных людей, которые, если что, способны выступить против несправедливости. Таким образом, помогая ОВД-Инфо, эти люди фактически помогают сами себе.

Источник: "Ежедневный журнал", 22 декабря 2015,








Рекомендованные материалы



МРП

Все крепнет ощущение, что многие, очень многие испытывают настоящую эйфорию по поводу того, что им вполне официально, на самом высоком уровне, разрешили появляться на публике без штанов и гулко издавать нижние звуки за праздничным столом.


Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.