Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.06.2009 | Кино

Римские каникулы

Ховарду надо поручать не триллеры на религиозную тему делать, а сериал "Розовая пантера".

Редкий случай, когда фильм является побочным продуктом по отношению к экранизируемой книге, а не наоборот ― это кино, снятое по бестселлерам американца Дэна Брауна. Книги Брауна, разошедшиеся огромными тиражами по всему миру, не понравились Папе Римскому и спровоцировали в разных странах локальные скандалы и судебные дела, что намного важнее в антропологическом плане, чем снятые Роном Ховардом по ним "Код Да Винчи" и вышедшие недавно в прокат "Ангелы и Демоны".

В отличии от других произведений Брауна, "Ангелы" в пересказе звучат бредом сумасшедшего, но практически все, что происходило на страницах книги, Ховард без изменений перенес на экран, а то, что не поместилось ― затронул мельком. Часы с Микки Маусом, принадлежащие профессору Роберту Лэнгдону (Хэнкс), специалисту по символике из гарвардского университета, главная героиня, находящаяся при ученом в качестве придатка, телерепортеры; ― все это здесь не потому что важно для сюжета фильма, а просто так, чтобы было.

В Женеве ученые запускают Большой адронный коллайдер для получения антивещества. Но не пройдет и получаса после успешного завершения эксперимента, как ведущего специалиста найдут мертвым, а на его груди обнаружат выжженую каленым железом надпись "Иллюминаты" ― название тайного древнего ордена, на протяжении веков состоявшего из ученых. Антивещество спустя некоторое время всплывет в Ватикане, который орден почему-то именно сейчас пообещает взорвать в отместку за вековые гонения церковью служителей науки. Тогда Ватикан вызовет на помощь из Америки Роберта Лэнгдона и тот без особого желания и с кислой миной  попробует оказать "большой корпорации" услугу, как уже недавно делал в "Коде Да Винчи".

То, что могло у более талантливого человека вылиться в псевдонаучный триллер, в руках Рона Ховарда ― лауреата премии Оскар, - превратилось в фантастическую чушь, с ориентированной на среднего туриста экскурсией по главным достопримечательностям Рима. Иллюминаты, не только обещают взрыв, но и методично захватывают в заложники кардиналов и в исторически важных для ордена местах их убивают. Поэтому Лэнгдону, чтобы предотвратить насилие, приходится следовать за убийцами по пути, на котором главные герои не посетят разве что Колизей. Зато зайдут в Пантеон, пробегут мимо пьяццы Навона и надолго задержатся на площади святого Петра, где в кульминационный момент фильма произойдет нечто выходящее из ряда вон даже по дэнбрауновским понятиям. Монах (бывший военный), во имя спасения Ватикана от взрыва, засунет антивещество за пазуху и воспарит в небо на вертолете. Он избежит смерти, катапультировавшись на парашюте, однако все-таки поранится ― пробьет собой несколько статуй ватиканского собора. Святую землю, тем не менее, спасет.

Браун, заигрывающий с конспирологическими теориями, ловко манипулирует читателем, так что и не скучно, и никогда не угадаешь, в какой момент нужно сверяться с учебниками по истории. У Ховарда, пытающегося всерьез по этому материалу снять умное кино, да еще и с лихим сюжетом, уже с первых кадров все становится на свои места: ему надо поручать не триллеры на религиозную тему делать, а сериал "Розовая пантера".

Дело даже не в том, что Ховард не умеет снимать такое кино. Но под его крепкой режиссерской рукой персонажи говорят непроизносимыми диалогами из книги (в русском переводе это вдвойне смешно), резиновое лицо Хэнкса почти непроницаемо, а когда в кадре строго по брауновскому сюжету начинается вакханалия ― Ховард не берет контроль над ситуацией, а добавляет бессмыслицы в и без того необъяснимые сценарные ходы. «Это не наивность, это простодушие», ― скажет Лэнгдон про ученых, создавших антивещество. В случае с Роном Ховардом в простодушие не верится. Впрочем, как и в расчетливость. Это все-таки наивность.

     











Рекомендованные материалы


Стенгазета
30.04.2021
Кино

Не плачь, палач

Советовать кому-то «Язвы Бреслау» — это как рекомендовать молот для укладки рельс. То есть вещь, конечно, внушительная и крайне действенная, но только вам её, наверное, не надо. Потому что даже те, кто равнодушно смотрит хорроры вроде «Техасской резни бензопилой» и «Хостела», на десятой минуте этого фильма заёрзают, а к концу, вполне вероятно, убегут от экрана, зажав рот ладошкой.

Стенгазета
21.04.2021
Кино

Я зол!

«Белый, белый день» Хлинюра Палмасона снят на 35-ти миллиметровую пленку, и потому кадры получились зернистыми и насыщенными, у них есть некая «материальность», текстура, какую трудно передать через «цифру». Благодаря этой текстуре и художественной композиции кадра холодные пейзажи и интерьеры оживают в ярком естественном свете.