Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

20.05.2009 | Архитектура / Город / История

Именем Ерофеева

“Архнадзор” обращается к Москомнаследию с призывом принять дачу Муромцевых на госохрану как достопримечательное место

Это письмо пришло к нам месяц назад от жителей дома №3 по 5-й Радиальной улице:

Мы живём в деревянном доме, который грозят снести представители власти. Таких домов, как наш, в Москве практически не осталось. Это бывшая дача председателя первой Государственной Думы Муромцева. В свое время её посещал Бунин и многие другие известные люди. В частности, уже в новейшей истории дома, в нем обитал и подолгу гостил Веничка Ерофеев. Силами жильцов создан и поддерживается музей истории дома и старого Царицыно (которое, как известно, уничтожили практически на корню).

Мы не можем даже помыслить жизни без дома, в котором мы родились, в котором провели свое детство, где находятся все наши помыслы, надежды и мечты. Кроме того, нам некуда идти. И мы понимаем, что с сильными мира сего бороться в одиночку бесполезно и даже опасно… Приходите в гости, если вас заинтересовала эта история.

Радиальные улицы – это воспоминание об идиллических дачных временах Царицына, большой круг с расходящимися лучами просек (подобная планировка сохранилась в Сокольниках). До нашего времени здесь уцелела лишь одна старая дача, ныне являющаяся местом постоянного проживания шести больших московских семей.

Дача эта, безусловно, является объектом повышенной, концентрированной мемориальности – её сад хранит память о целом ряде выдающихся деятелей культуры отечества. Старый дом знаменитого председателя Думы полностью перестроен в 1960-е, но сохраняется окружающее его старинное липовое каре. Здесь Иван Бунин впервые встретился со своей будущей женой Верой Николаевной - племянницей Муромцева и управляющего Царицыным Рахманова. Вот краткая хроника этих событий,  составленная Рустамом Рахматуллиным:

Бунин приходит к Борису Зайцеву (Спиридоновка, 9/2) в 1906 году и знакомится с Муромцевой. Зайцев: “Да, шла к нам скромная барышня Вера Муромцева, а дальше стала Верой Буниной…” Однако Бунин забывает, что Вера была ему представлена 8 лет назад в Царицыне, где имел дачу её дядя Сергей Андреевич Муромцев. В тот год Бунин был увлечен Екатериной Лопатиной и не запомнил совсем юную Муромцеву, а она его запомнила.

Лопатины (судья и публицист Михаил Николаевич, философ Лев Михайлович, Екатерина Михайловна) в 1898 году снимали дачу в Царицыне. Бунин поехал за ними. Дача Лопатиных 1898 года неизвестна, но была определенно на Покровской стороне Царицына. В 1899 году Лопатины арендовали дачу Щербининых (не сохранилась, участки 11, 12, 13 на 12-й Радиальной улице). В 1900 году родители Лопатиной сняли дачу в Братцеве, чтобы разлучить Екатерину Михайловну с Буниным.

Владение С.А. Муромцева включало участки 32, где была сама дача, 27, 28, 30, 31, 33 (схема из книги Игоря Сергеева «Царицыно»). Сергеев в одном месте пишет, что сам Бунин жил в саду ресторатора Дипмана, в “стойлах”, как он называл свои комнаты. В другом месте Сергеев пишет, что Бунин сначала жил у Лопатиных (участки 11 и 12), затем переселился на дачу Ерохова – Михеева (участки 20, 21, 22). В 1904 году Бунин увозит жену Ивана Григорьевича Ерохова, сына домохозяина, на Кавказ (рассказ “Кавказ”).

От этой дачи сохранился столб ворот, кирпичный, в белокаменными деталями, явно навеянными архитектурой Царицынского дворца. По воспоминаниям аборигенов, не так давно столбов было два, между ними сохранялась решётка с вензелями.

Из рассказа “Муза”: “В парке усадьбы деревья были так велики, что дачи, кое-где построенные в нем, казались под ними малы, как жилища под деревьями в тропических странах. Пруд стоял громадным черным зеркалом… <…> Я жил на окраине парка, в лесу. Бревенчатая дача моя была не совсем достроена…”

Муромцев приступил к постройке дачи 15 июня 1893 года. Дача была в шведском стиле (определение Бунина) и стоила 19.800 рублей. На этой даче составлялся проект т.н. “муромцевской Конституции” и сочинялись разные документы к земгоровским съездам, т.е. дача служила местом регулярных полуподпольных политических собраний первопроходцев пресловутого “русского парламентаризма”. Сергеев пишет: нынешний дом на 5-й Радиальной улице построен на фундаменте дачи С.А. Муромцева. Даже печи стоят на прежних местах, как на плане дачи.

После смерти Муромцева 4 октября 1910 года владелицей дачи становится его вдова, артистка московских театров Мария Николаевна Климентова-Муромцева. Во время Мировой войны она продает владение купеческой вдове Раисе Ивановне Власовой. Дача конфискована 25 сентября 1918 года, в ней размещен военный комиссариат, а после отражения Деникина – школа, в народе называемая “Власовкой”.

…А в 1990 году владение передали коммерческому центру «Меркурий», который через год списал его со своего баланса. С тех пор в городских списках здание не значится. Дом поставили под снос, но часть жильцов осталась и живет в нём по сию пору.

К нам обратилось удивительное семейство Болдыревых, обитающее на бывшей даче Муромцева более 70 лет. Жива 103-летняя бабушка, въехавшая сюда в 1938 году, теперь в доме растут её правнуки. Эта семья водила дружбу с многими знаменитыми деятелями культуры ХХ века – здесь гостили скульптор Клыков и художник Васильев, молодой Глазунов, бывало, наведывался. В саду репетировал свои первые пьесы театр Юхананова. Не так давно частым гостем был убиенный американский журналист Пол Хлебников. Но самая главная, трудно переоценимая страница новейшей истории дачи Муромцева – имя Венедикта Ерофеева. Классик подолгу жил в доме, здесь писал работу «Василий Розанов глазами эксцентрика», под растущим в саду кустом сирени читал друзьям «Вальпургиеву ночь». Впрочем, об этом пускай расскажет очевидец – глава семейства Болдыревых Николай Юрьевич.

Итак, в доме организован музей, который на самых законных основаниях мог бы стать московским музеем Венедикта Ерофеева, ибо другой его столичный адрес - это квартира в панельном доме на Речном вокзале.

(Здесь, на даче Муромцева, буквально всё является материальным свидетельством пребывания классика, от сирени до чердака дома, забитого стеклотарой, помнящей вдохновенные прикосновения великого Венички). Несмотря на отсутствие городских удобств, дом живёт полной жизнью, в нём проводятся встречи ветеранов, творческие семинары и театральные постановки. У дома есть даже свой сайт. Но сейчас над этой дачной идиллией нависла очень серьёзная угроза…

Новый собственник домовладения (г. Москва) просит милицию содействовать выселению посторонних лиц «для осуществления музейной деятельности» в доме. Одновременно префект округа Ю.К.Буланов распорядился отдать дачу Муромцевых… под стоянку уборочной техники ГМЗ «Царицыно» …  Далее - суть драмы в изложении самих Болдыревых:

С тех пор, как дом списали с баланса, мы ухаживали за ним, охраняли его от бомжей и рейдеров (даже такое бывало), от посягательства на старинный сад вокруг дома (его в начале девяностых хотели выпилить).

Как только музей-заповедник Царицыно передали из федеральной собственности в собственность Москвы, тут же начали появляться какие-то странные люди уголовной наружности, интересоваться, есть ли у дома канализация, коммуникации и прочее.

Начались проверки из пожарного надзора и электрики. И мы решили подать в суд на признание за нами права собственности, так как по закону имеем все права на этот дом. Имеется в виду статья ГК №234, по которой через пятнадцать лет добросовестного владения недвижимостью, можно через суд получить право собственности на нее. Но суд оказался настоящим фарсом - нам отказали вопреки доказательствам и многочисленным свидетельским показаниям… И теперь начался настоящий прессинг, даже несмотря на то, что еще не пройдена кассация в Верховном суде. В милиции нам четко, не таясь, сказали - “вы же понимаете, дом может случайно сгореть” и “здесь ничего не должно быть, дом подлежит сносу”. Мы согласны на любую юридическую форму решения вопроса, лишь бы у нас была возможность остаться в этом доме, растить здесь детей и заниматься творчеством.

Сегодня от Болдыревых пришло новое письмо:

Сообщаем, что нас только что в суде выселили, в обход всех действующих процедур, без участия полагающегося при таких делах прокурора, и даже без участия выселяемых (у которых были веские причины не явится в суд, о чем заранее было сообщено). Такой подлости мы никак не ожидали… Вероятно, скоро последуют обещанные нам активные действия со стороны милиции. Будем готовиться.

Заповедник “Царицыно” - учреждение культуры, символом которого (да и всей “новой” Москвы) могут стать  расползающиеся плюхи рулонной травы в заповедном парке.  Дача Муромцевых - совершенно живой, настоящий остров старой Москвы. “Архнадзор” обращается к Москомнаследию с призывом принять дачу на госохрану как достопримечательное место. Также мы будем содействовать официальному признанию общественного музея Ерофеева - принципиальное согласие наследников писателя уже получено. И одновременно обращаемся ко всем людям доброй воли: в любой момент жителям старого царицынского дома может понадобиться ваша поддержка. Следите за новостями.


PS.
Недавно мы обратились в ГМЗ “Царицыно” с вопросом о статусе мемориальных ворот дачи Ерохова. Ответ был следующим:

“Устои ворот ограды усадьбы (дачи). кон. XIX-нач.XX вв.” входят в состав имущественного комплекса ГУК “ГМЗ “Царицыно”. Однако они не являются объектом культурного наследия, взятого под охрану. В настоящее время благоустройство территории музея-заповедника не завершено. Во избежание дальнейшего разрушения вышеназванного объекта планируется его демонтаж и складирование.



Источник: "Архнадзор", 13.05.2009,








Рекомендованные материалы



Топ года. Московская архитектура

Многие городские новости 2017 года были связаны не столько с архитектурой, сколько с политикой, общественным мнением, большими деньгами и другими аспектами, которые неизбежно усложняют обсуждение собственно архитектурных достоинств того или иного проекта. Но на фоне общего ажиотажа вокруг массовой застройки, были и более спокойные и позитивные архитектурные новости.


Одна совершенно счастливая семья

Я рада, что в моей близкой родне нет расстрелянных, сосланных и замученных советской властью, как нет и ее палачей, которых тоже было невероятно много. Но были и обычные люди, которым повезло остаться живыми, вырастить детей, передать им свои воспоминания и заблуждения.