Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.04.2009 | Диски

Только куртка

Мрачный и злачный синтипоп; еще один альбом Depeche Mode

Гул и гудеж архивных синтезаторов, бара­банный сухостой, плевки гитарных аккор­дов, космический инструментал в духе саундтрека композитора Зацепина к м/ф «Тайна третьей планеты», аранжировки на манер балеарик-попа, командирский стон Дейва Гэхэна, салонный ­баритон Мартина Гора, неприкаянность челове­ка и мира, тонкая грань между любовью и ненавистью, мистическая природа страсти, звезды, следы трассирующих пуль тоже являются частью вселенной, которую воздвигает группа Depeche Mode на своем новом альбоме с обложкой, ­похожей на схему московского метро.

Такие пластинки принято описывать в производственных терминах типа «образцовый», «высококачественный» и «задают планку».

Гиганты синтетической музыки умеют работать с оттенками ­черного, умеют живописать страдание (по интонациям «Sounds of the Universe» ­местами приближается к популярному жанру эмо) и умеют сочинять популярные песни («SoftU» лишен каких-то совсем очевидных высот, но как минимум тут есть «Hole to Feed» и «Fragile Tension»). Как будто кто-то этого не знал. «Sounds of the Universe» с первого зву­ка ясно дает понять, что мы имеем дело с Depeche Mode, но до последнего не проясняет ­зачем. Поклонники, коих имеется пугающее количество, понятно, будут искать изменения в звуке (он стал ­несколько суше) и темах (печаль сгущается) — но это все-таки другое.

Если глядеть с расстояния, кажется, что Depeche Mode не столько опережают соперников и конкурентов, сколько возвышаются над ландшафтом, стоят на пьедестале — как искусно высеченный памятник, как давно застывший в фирменной позе истукан; и на «Sounds of the Universe» они не стали подвижней.

Вообще, есть подозрение, что эволюция группы Depeche Mode описывается тем, как развивались отношения Дейва Гэхэна с кожаной курткой. В начале 80-х она была ему великовата, он из нее ­вы­валивался — что было нелепо и по-своему мило. В начале 90-х она намертво срослась с ним, была будто продолжением его кожи — что было красиво и ­убе­дительно. К 2009-му, похоже, осталась только куртка.



Источник: "Афиша", 13.04.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
18.11.2019
Диски

Ранимое чудовище Игоря

Тайлер Оконма получил известность как задиристый ёрник с басовитым плотным флоу. На “IGOR” мы почти не слышим его в этой форме. Привычный тон появляется только в середине, однако, даже обнаружив себя, Тайлер звучит не агрессивным, как в юности, а усталым, как будто ему скоро стукнет тридцать (артисту уже 28). Вместо кровожадных рэперских панчей чаще звучат робкие, распевные признания: “I'm your puppet, you control me.”

Стенгазета
25.10.2019
Диски

Высококалорийное слово

«Моё слово жирно / Со мною в лифте любой другой — лишний» — здесь артистка, конечно, иронизирует над своей внешностью, лишая пищи троллей из сети. Вместе с тем, это еще и непреднамеренный метакомментарий. Голоса Алёны так много, что он почти вытесняет аккомпанемент, будто мы слушаем речитатив акапелла.