Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.03.2009 | Диски

Температурный рекорд

Сольный проект вокалистки The Knife — по-другому, но ничуть не хуже

Светловолосая шведская феминистка Карин Дрейер Андерссон могла бы стать предводительницей нового поколения электропопа: ее группа The Knife играла эту музыку острее и сексуальнее других и даже в России успела стать предметом солидного культа. Вышло по-другому: The Knife ушли в бессрочный отпуск; Карин теперь — сама себе ансамбль Fever Ray.

Вышло по-другому — и вышло едва ли не лучше. Инструментарий остался прежним (гул синтезаторов, трепыхания клавиш, редкие пощипывания по струнам), но на месте прежнего игривого темпа — обморочная статика, чернильный мрак, лютый холод.

Заторможен­ного и отмороженного диско вообще в последнее время производится немало, ­однако Fever Ray — это, похоже, температурный рекорд: здешние акустические ландшафты напоминают разве что пустынный арктический ужас, что царит в романе Дэна Симмонса «Террор», а сама Андерссон выступает, соответственно, в роли хтонической ведьмы из племени богоизбранных эскимосов. Можно говорить о родстве с какими-нибудь Chromatics и земляком-скандинавом Линдстремом; можно вспоминать самые тяжелые и медленные образцы дабстепа — мне же, по правде говоря, «Fever Ray» кажется более всего схожим с поздней электроникой группы Coil: как если бы Питер Кристоферсон продюсировал… Даже не знаю кого. Тут существенен не толь­ко теневой звук, но и сам голос Андерссон с его странным акцентом — она цепляет на клык английские фонемы, разгрызает каждое слово, как ледышку. Альбом записан по мотивам второй беременности; Карин поет за себя, за того парня (понижая вокал с помощью фильтра до хриплого воя) и за ребенка во тьме своего чрева.

Вообще, «Fever Ray» — это, видимо, про негаданные измерения обыденных вещей. Это своего рода музыкальный аналог фильма «Впусти меня» — та же точность в деталях, та же фантомная атмосфера, та же красота детских страхов.

Когда в «When I Grow Up» Андерссон обращается к кому-то с репликой: «У тебя огурцы на глазах» — похо­же, что она ведет речь о чем-то гораздо более жутком, чем домашняя косметика. Когда она заявляет: «Когда я вырасту, я хочу стать лесничей» — похоже, что она метит прямиком в твин-пиксовский потусторонний лес. Совы не то, чем кажутся, — ну и огурцы, наверное, тоже.



Источник: "Афиша", 17.03.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.02.2021
Диски

Проект Хржановского «Дау» как отражение (пост)советской реальности

«Дау» — это проект, к которому нужно подходить подготовленным во многих смыслах; его невозможно смотреть как без знания истории создания картины, кастинга актеров и выстраивания декораций, так и без рефлексии собственного опыта и максимальной открытости проекту. Именно так «Дау» раскроется вам во всей красе.

Стенгазета
13.01.2021
Диски

Извращённый блюз королевы самоизоляции

Последние 8 лет Фиона провела практически не выходя из дома, неспешно сочиняя новые песни и записывая окружающие её звуки. Fetch the Bolt Cutters должен был выйти прошлой осенью, но релиз пришлось перенести, и вышел альбом только сейчас — в то самое время, когда из дома не выходит уже никто, а звуки своей квартиры — всё, что можно услышать в тишине.