Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

16.02.2009 | Арт

Традиция, однако!

Молодые художники реабилитируют живопись и графику

Отчего-то считается, что так называемое "современное искусство" - это сплошной кризис безобразия, шабаш бесноватых и нечто, страшно далекое от народа. Далеко оно от народа только по причине заоблачных цен, на которые не подействовал даже нынешний экономический кризис. Но выставки в "актуальных" галереях активно посещаются, и не только молодыми. При желании всегда можно понять, что хотели сказать авторы, а сами они часто демонстрируют профессиональное мастерство, укорененное в традиции, пусть это и традиция XX века. Который, кстати сказать, теперь солидно именуется "прошлым столетием". В качестве примера и неоспоримого доказательства могу привести три проекта, представленных в январе тремя столичными галереями. Техника работ вполне конвенциональная - живопись или графика. Эстетика тоже каноническая - даже музейные для сегодняшнего времени фотореализм, абстракция и комикс (он тоже теперь узаконенный сегмент "высокой культуры"). И есть у этих выставок еще одно общее свойство - относительно юный возраст художников, что очень показательно.

Считающаяся радикально-экспериментальной галерея "XL", квартирующая на "Винзаводе", уже второй раз показывает холсты Валерия Улымова, недавнего выпускника Суриковского института, сразу после окончания которого ставшего его преподавателем. Суриковка и "XL" - вроде бы вещи несовместные, как картины в стиле фото(гипер)реализма и фирменные для галереи инсталляции, объекты и видеоарт. Тем не менее

выставкой Улымова "Абстрактная реальность" галеристы доказывают появившуюся в современном искусстве тенденцию - претворение этой самой реальности в неопознаваемый артефакт, эстетское упражнение, еще недавно казавшееся безнадежно устаревшим

(вспомним хотя бы кубофутуристов). Но при этом именно связь с действительностью, которую должен уловить (или считать) зритель, материальность абстрактного, становится той интригой, которая превращает вроде бы застрявшее во времени произведение в новинку. Это противоположный по отношению к философии модернизма вектор. Конкретнее: заядлый автомобилист Улымов рисует детали старых автомобилей, перенося их на холст с дотошностью фотографа, вооруженного широкоугольной камерой. Но эта пристальная оптика превращает объект в некое умозрение, "вещь в себе". Только профессиональная проработанность картины доказывает, что перед тобой не глюк, а в самом деле отпечаток реальности.

А вот не менее радикальная, даже скандальная "Галерея М&Ю Гельман" запустила в своем старом помещении на Малой Полянке (основной зал - на все том же "Винзаводе") новый проект, который будет курировать искусствовед Евгения Кикодзе. Она считает, что настоящее искусство, далекое от коммерческой, политической или гламурной конъюнктуры, это новый формализм, то есть абстракция с интеллектуальной подноготной. Стартовала эта сомнительная интрига с выставки "Вертикали" молодого, но уже очень известного самарского художника Владимира Логутова. Вообще-то, известность свою Логутов приобрел благодаря видеоработам - филигранным опытам с реальностью, которая препарировалась с холодностью патологоанатома. Только при внимательном всматривании ты замечаешь, что в репортажном фильме, снятом якобы в реальном времени, бродят одни и те же люди, светофоры зажигаются не по правилам, а машины едут в обратном направлении. Но, оказывается, Логутов с детства любит рисовать.

Однако его картины из серии "Вертикали" - вроде бы чуть кривые, но мнящие себя геометрическими абстракции - это тоже эксперимент с аутентичностью, взрыв хронотопа.

Художник проводит на холсте горизонтальную линию, а затем начинает его судорожно вертеть. Непредсказуемые потеки краски и являются конечным результатом. Тут необходимо, конечно, вспомнить и "дриппинг" Джексона Поллока, и вращающиеся овалы Джеффа Кунса. Но у Логутова все равно получается что-то свое: физика с ее законами гравитации вступает в противоборство с канонами живописи. И возникает эстетический взрыв. Старый, как мир - и неожиданный, как откровение. Претворение реальности, неизбывно помнящее свою с ней связь. И даже сотворчество.

В сотворчество с реальностью, данной нам в виде хрестоматийного текста, вступила и Екатерина Белявская в графической серии "Сон в летнюю ночь", показанной в галерее "Файн Арт". Два десятка листов как бы иллюстрируют комедию Шекспира, только действие из сада возле Афин перенесено в некий ночной клуб, которым владеют Оберон и Титания.

Галлюцинаторная атмосфера заведения, естественно, приводит к дьявольской смеси изящных иллюстраций декадента Обри Бердслея и дешевых современных буклетов-комиксов

(Белявская училась не только в московском Полиграфе, но и в Англии, так что трэш-эстетику знает не понаслышке). Опять же удивляют изощренная техника и, скажем так, рукоремесло, как в случае Улымова и Логутова. Только тут важны не владение фотоаппаратом и кистью или механическая мощь вращать картины, а кропотливость и усидчивость. Вязь деталей, вручную исполненных на бумаге тушью, акварелью, фломастером, избыточность фрагментов, противостоящая примитиву заурядного комикса орнаментальность полностью затемняют сюжет, превращая иронический пересказ пьесы в визуальное искусство. Надо ли говорить, что и от "великого нашего Шекспира" мало что осталось.

Исчезают машины, горизонтали, классики. Остаются живопись и графика. А также талант. Который всегда единственная новость. А вы говорите - "современное искусство".



Источник: "Культура" № 6, 12 -18.02.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров