Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.12.2008 | Арт

Там, за горизонтом…

Идеолог двух систем

Грустно, когда умирают молодые. Несделанные дела, неосуществленные планы. Тимур Новиков разделил судьбу своих рано ушедших друзей, таких же талантливых и любимых — Виктора Цоя и Сергея Курехина. Иногда кажется, что творческая энергия истощила их жизненные силы. Это люди одного поколения, жившие и творившие во время великих перемен 80−х и верившие в лучшее. Все они были романтиками и идеалистами.

Тимур Новиков — это легенда. Его жизнь — вспышка, судьба — приключение.

Он был человеком, для которого искусство стало единственной возможностью существования: создание произведений, общение, чтение, изучение.

Внимательное отношение ко всему, что его окружало, бесконечная страсть к познанию, помощь молодым, желание поделиться информацией со всеми интересующимися. Новиков не хотел быть андеграундным художником: с самого начала он старался привлечь к себе и своему окружению как можно больше внимания. И всегда был вожаком (может быть, такова особенность имени Тимур?). В двадцать три года Тимур уже организовал художественную группу, которая вскоре же превратилась в целое движение ленинградской творческой молодежи, называвшееся «Новые художники».

Досье Тимур Новиков родился в 1958 году в Ленинграде. С 1977 года принимал участие в неофициальных выставках группы «Летопись».
Работал киномехаником и электриком в Русском музее. В 1982 году создал группу «Новые художники», которая подобно «Летописи», была ориентирована на эстетику примитивизма и экспрессионизма, а в 1986−м  — «Клуб друзей В. Маяковского», а также группу «Новые композиторы» и Свободный Университет в Центральном Лектории г. Ленинграда. Принимал участие в постановке нескольких спектаклей, балета, фильма С. Соловьева «Асса», концертов группы С. Курехина «Поп-механика» и В. Цоя «Кино». Снимался в фильмах «Рок», «Два капитана-2», «Горе от ума».
С середины 80−х годов занимался текстильными коллажами и изучал проблемы пространственных отношений в композиции, тогда же начал работать в технике фотоколлажа. В 1989 году стал основателем неоакадемического направления в искусстве Санкт-Петербурга и открыл Новую Академию изящных искусств (1993). Умер в 2002 году.

Вся эта художественная деятельность была не то чтобы нелегальна, но и поддержки у государственных культуртрегеров не имела.

«Новым художникам» повезло появиться в то время, когда власти вновь понадобился авангард, как то было в революцию.

 

А Тимур и его команда держали нос по ветру. Поэтому и стали первыми художниками, прогремевшими из подполья сразу на всю страну.


Начало

Тимур — коренной питерец, патриот своего города. Родился и прожил всю жизнь в одном и том же доме на Литейном проспекте. Учился рисовать, как большинство детей, сначала в доме пионеров. Ходил в школы юных искусствоведов в Русском музее, Эрмитаже. Работал в Русском музее электриком, чтобы быть поближе к великому искусству. Таким трюком пользовались многие из культурной интеллигенции — устраиваясь в музей разнорабочими, получали допуск в фонды, знакомились с интересными людьми.

Талантливый и начитанный юноша тут же очаровал пожилых художниц Марию Спендиарову, последовательницу Михаила Ларионова, и Марию Синякову-Уречину, подругу Велимира Хлебникова, которой тот передал титул «Председателя Земного шара». Они познакомили его с историей русского авангарда, ставшего очень важным для искусства Новикова и его друзей в 80−е годы. К тому моменту Новиков уже был членом ленинградской группы «Летопись», создававшей экспрессионистическую живопись и выставлявшейся в квартирах, в парках, даже на пляжах. Вскоре он познакомился с молодыми художниками, с которыми его связала многолетняя дружба — Иваном Сотниковым, Георгием Гурьяновым, Сергеем Бугаевым по прозвищу «Африка».

Молодые художники в начале 80−х увлеченно создавали яркие, экспрессионистические, сознательно инфантильные вещи. «Хулиганили». Например, в 1982 году Тимур Новиков и Иван Сотников засвидетельствовали свое присутствие на официально разрешенной выставке нонконформистов в ДК им. Кирова тем, что объявили о демонстрации «Ноль-объекта». Таковым являлось не что иное, как прорезанное в стене прямоугольное отверстие, тот самый ноль — ничто, пустота. Разразился скандал, а затем пошел и раскол уже внутри самого андеграунда — на младших и старших.

Умудренные опытом мэтры старшего поколения отказались признавать в «Ноль-объекте» произведение искусства, сочтя акцию очередной хулиганской выходкой.

Для них Новиков был хиппи и шпаной. Вскоре Тимур выходит из группы «Летопись» и объединяется с Котельниковым, Гурьяновым, Сотниковым в группу «Новые художники», а позднее к ним присоединятся такие известные ныне личности, как Сергей Бугаев (Африка), Виктор Цой и еще множество не менее известного в ленинградской молодежной художественной среде народа. Группа не имела постоянного состава. Тимур в автобиографии называл около двадцати имен, но, говорят, со временем их уже набралось чуть ли не сто. Кроме художников, в объединение входили еще и музыканты — группы «Кино» и «Поп-механика» Сергея Курехина.

 

Все новое 

На дворе стоял 1982 год. Скучное, мало чем примечательное время. И тут вдруг такой всплеск творческой активности!

Сама жизнь «Новых художников» стала художественным жестом, «стилем», перманентным хеппенингом, когда художники все время проводили вместе, общаясь и создавая произведения искусства.

«Новые художники» оформляли концерты группы «Кино» и шоу «Поп-механики». Их самих нередко можно было увидеть на сцене. Георгий Гурьянов и Андрей Крисанов играли в группе «Кино». Слово «новый» тогда казалось самым привлекательным для людей искусства: вслед за «Новыми художниками» появилась музыкальная авангардистская группа «Новые композиторы», затем Новый театр», самиздатовский журнал «Новость». Чуть позже придумали и «Новую критику».

В те годы Тимур Новиков активно воплощает в жизнь теорию «всёчества», придуманную авангардистами начала века художником Михаилом Ларионовым и поэтом, драматургом и искусствоведом Ильей Зданевичем. Суть всечества — полная свобода творчества, превращение в произведение искусства всего окружающего; жизнь как тотальный художественный процесс. Тогда же художники, считавшиеся нонконформистами, вышли на улицы: в 1986 году «Новые» украсили Петропавловскую крепость к празднику города, который превратился затем в карнавальные гуляния и показы альтернативной моды.

Картины Новикова того времени близки по стилистике неоэкспрессионизму. В те же годы появляются его произведения на тканях и текстильные коллажи. В основном это пейзажи, где среди ярких цветовых пятен проглядывают вырезанные из журналов аппликации — архитектурные красоты. Тогда же он активно экспериментирует с картинным пространством: создает так называемые пейзажи-планы, где виды Ленинграда изображались сверху, с пренебрежением законами перспективы («Дворцовая площадь», 1986).

К середине 80−х Новиков разрабатывает самую главную свою концепцию — теорию перекомпозиции.

«Перестройка — не отрицание всего старого, а использование любого опыта в новом контексте. Перекомпозиции можно подвергнуть все. Это захватывающее занятие. Появляется возможность тотальной верификации информации. Новые идут рядами к музеям — работать с искусством, залежавшимся искусством. Кто не с новыми — тот стар. Он — материал для перекомпозиции…»,

— пишет Тимур, призывая художников переосмыслять старое, сознавать новые идеалы. Его героями были Владимир Маяковский, Михаил Ларионов, Энди Уорхол. Тимур даже организовал «Клуб друзей Маяковского», который затем был преобразован в «Академию всяческих искусств».

И конечно, у «Новых художников» была выставочная площадка в мастерской Тимура на улице Воинова в Ленинграде, галерея «Асса». Там постоянно проходили выставки, показы «параллельного кино», концерты, вечеринки, показы моды, спектакли и репетиции. Галерея просуществовала с 1982 по 1987 год и была закрыта самим хозяином, так как идея квартирных выставок к этому моменту себя исчерпала. А в 1988−м выходит фильм Сергея Соловьева «Асса», в котором «Новые художники» с московским друзьями не просто играют, а «наполняют» фильм своими произведениями, перенеся подпольное доселе искусство на экраны целой страны. Тимур скромно играет там барабанщика в ресторанном ансамбле, тогда как на самом деле он выступал одним из консультантов режиссера по художественному оформлению фильма. А комната Бананана была почти без изменений перевезена на съемки в Ялту из мастерской Бугаева-Африки на улице Воинова.

В 1992−м Тимур, Африка и Курехин снимаются в фильме «Два капитана-2», снятом в стилистике документальной кинохроники. Киномистификация удалась, став апофеозом мифотворчества, так свойственного всей компании Новикова.

В 1987 году Новиков окончательно отходит от экспрессионистической яркости и необузданности и начинает создавать более сдержанные и лаконичные произведения — текстильные панно «Горизонты». Ткань становится основным материалом художника. Тимур сшивал два разных куска — шов и означал горизонт, державший на себе маленькие сюжеты: лес с бегущим оленем, подводная лодка, городская набережная, египетские пирамиды, озеро с лебедем, идущий по пустыне верблюд, восходящее солнце.

А вскоре интересы Тимура Новикова изменились еще радикальней.

Он никогда не держался за накопленные знания и опыт. Наоборот, как только все становилось более или менее ясно, он разворачивался и шел в другую сторону, иногда в противоположную.

Но обвинить его в непостоянстве или непоследовательности сложно: просто он всегда был там, где интересно. И он снова показал всем нос, демонстративно вернувшись к классике. И… вновь повел за собой многих из своих друзей. Так создалось движение неоакадемизма.


Возврат к красоте

«Меня всегда интересовало классическое искусство. В 1990−е я стал ощущать всю прелесть классики», — пишет Новиков в автобиографии. Ему надоело хулиганить, и он решил обратиться к восстановление утраченных традиций. Он разрабатывает стратегию возрождения классического искусства, столь непопулярного в ХХ веке, для современного искусства Петербурга. «Мы должны научиться писать прекрасные картины, мы должны научиться ваять прекрасные скульптуры, мы должны научиться возводить прекрасные дворцы, мы должны научиться слагать прекрасные стихи, мы должны научиться сочинять прекрасную музыку!», — гласит написанный им манифест неоакадемизма. Теперь на шелке появляется что-то вроде «медальонов»: с репродукциями картин прошлого, фотографиями классической скульптуры, античными камеями, портретами, вышивками. Любимыми героями Новикова теперь стали Оскар Уайльд, автор теории чистого искусства, и Людвиг Баварский, «король-лебедь». В 1993−м Новиков сотоварищи создал музей Новой Академии в знаменитом питерском художественном сквоте на Пушкинской, 10. Там проводились выставки, читались лекции.

В начале 90−х Тимур Новиков становится по-настоящему известным художником. Его выставки проходят за границей в галереях и музеях, он получает стипендии и живет в Нью-Йорке, Амстердаме, Берлине, Париже. Ведет активнейшую жизнь художника, куратора, лектора… А в 1997−м во время поездки в Нью-Йорк он неожиданно заболевает и вскоре слепнет. Что может быть страшнее для художника?

Новиков превратился в бородатого денди с тростью. Но потрясала сила его духа: он продолжал при помощи друзей создавать картины, курировать выставки, читать лекции, путешествовать. Его по-прежнему интересовало все. Хотя некоторый радикализм не обошел стороной и столь вдумчивого человека. Например, в 1998 году в Кронштадте он провел акцию «Сжигание сует», посвященную 500−летию казни Джироламо Савонаролы: произведения искусства, не отвечающие эстетике неоакадемизма, были сожжены на костре. Почти до самой смерти в 2002−м он вел активную жизнь, не желая сдаваться. Незадолго до смерти Новикова, в Москве были открыты две его выставки. Не отпускает мысль, что это не случайное совпадение. Он хотел уйти красиво.

Тимур был идеологом двух абсолютно разных систем, но каждый раз очень страстным, отдававшим целиком свою душу делу.

И никогда не стеснялся самых безумных идей, не боялся выглядеть нелепо. Самые, казалось бы, неосуществимые из них оказывались вполне реальными и вскоре воплощались в жизнь. Создание мифов было профессиональным делом этого человека.

В 2007 году исследователь Екатерина Андреева выпустила о нем книгу, состоящую из воспоминаний друзей, «Врать только правду». Создавать мифы, в которые все поверят, придумывать теории, которым следуют  — это редкий талант, особое искусство. Что-то было в этом человеке неуловимо необыкновенное…



Источник: "Культпоход" № 6, 2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
07.05.2020
Арт

Детский лепет

В пространстве тесного подвального помещения поместились несколько работ без названий и этикетажа, будто бы все экспонаты на выставке стали единой инсталляцией под названием «Аудиовизуальные извращения».

Стенгазета
04.03.2020
Арт

Когда ты становишься меньше, чем кролик

За счет того, что Пестовы гиперболизируют предметы и увеличивают их размеры в несколько раз, зритель при просмотре превращается в Гулливера в стране великанов. Искаженное понимание действительности дает зрителю возможность посмотреть на реальность совершенно под другим углом.