Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.10.2008 | Арт

Разодранная память

Бриколажи Михайлова, картины в новом музее Кабакова, как дети. Незащищенные и уязвимые.

Выставку «Бриколаж, или Вчерашний бутерброд», открывшуюся в ГЦСИ, почему-то соблазнительно видеть в ассоциативной связи с монументальным экспозиционным триптихом Ильи Кабакова, что не на шутку взбудоражил сентябрьскую Москву.

В обоих случаях радикально разрушается синтаксис художественного языка с целью последующего его переформатирования в иных, внеположенных искусству смысловых полях.

Сходства улавливаются даже на уровне метода. В артцентре «Гараж» Илья Кабаков симулировал творческие биографии трех живописцев, каждый из которых по-своему реагирует на наваждения соцреалистического и авангардного формотворчества. И очень впечатляют дыры и зияющие черные пустоты внутри плохо нарисованных полноцветных или гризайлевых многофигурных сцен на узнаваемые по передовицам газет сюжеты советских будней. Впечатляют прежде всего своей абсолютной неуместностью (в прямом смысле), связанной с сущностным непониманием гравитационного поля изображения как такового, экзистенциальной природы картины в целом. В этом плане три протеже Кабакова -- антиподы другого классика неофициального искусства, художника Булатова. У Эрика Владимировича с конструированием картинного пространства всегда все в порядке. У Розенталя--Кабакова--Спивака не в порядке ничего. Черные и белые дыры (якобы мучающие глаз рожденных Кабаковым художников атавизмы авангардного мировидения) вляпаны в вывешенные в «Гараже» холсты на редкость беспомощно. Радикально неумело. Нет ни динамики, ни ритма, ни объединяющей композиционной идеи. Серенькая тоска.

Столь же радикально случаен и неискусен фотоприем Бориса Михайлова, которого Кабаков назвал «тотальным фотографом», сблизив его метод со своей концепцией «тотальной инсталляции», где воссоздается бессобытийная среда жизни с пылью, забивающей все поры бытия в модальности быта.

Борис Михайлов случайно наложил старые пленки слайдов. Посмотрел на просвет. Оценил случайные сочетания и бесконечную их вариативность. Представил сперва в галерее ART4.RU, а теперь в ГЦСИ как «Вчерашний бутерброд» 1967--1981 годов.

На одной картинке в обнаженную девушку вторгается разноцветная толпа советских граждан, бредущих по бульвару. На другой -- веревка с бельем висит в панораме железнодорожных путей. На третьей -- мухи засиживают спальный микрорайон. Еще скульптура усадеб и советских ПКиО завешивается тряпьем и заслоняется бытовым хламом или чьими-то немытыми ногами.

В общем, похожее на кабаковское своим бескомпромиссным убожеством визуальное письмо. И так же мешают наглые, разрушающие пространственный образ вторжения -- комкающие картинку фактурные помехи, режущие ее геометрические объемы, заливающие кадр цветовые плоскости. И все опять-таки отчаянно не сделано.

Эта несделанность парадоксальным образом влияет на то, что отношение к обоим проектам мэтров неофициального искусства СССР становится пронзительно личным.

Бриколажи Михайлова, картины в новом музее Кабакова, как дети, ей-богу. Незащищенные и уязвимые.

Лепечущие скорее не о глобальных проблемах семиозиса культуры, а о глубоко травмированном сознании рожденных в пыльном коммунальном убожестве людей. И навязчивые пустоты кабаковских картин, и разодранная память михайловских фотоснимков -- наглядные свидетельства этих травм.



Источник: "Время новостей" № 184, 06.10.2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров