Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.03.2008 | Интервью / Концерт

Медведь это медведь

Естественная культура, везде пробивается как полынь

Основатель группы «НОМ» и член секты «Колдовские Художники» Андрей Кагадеев перед показом фильма «Фантомас снимает маску» в Place рассказал Егору Галенко о любимой музыке, картонном глазе размером с голову и бесхитростном искусстве.

- У вас ведь юбилей, а вы сами помните точную дату образования «НОМа»?

- Точно — нет. Празднуем весной обычно. Все началось с домашней записи куплетов «Ламца-дрица» на магнитофон «Астра». Мы их принесли на телевидение. Ливер сам тайно их отнес в программу «Первый телевизионно-концертный конкурс». Тогда, знаете, была горячка гласности, «давайте искать новые таланты». Мы прошли отборочный конкурс, «НОМ» показали в прямом эфире — отсюда, наверное, начинается история группы. Потому что до того у нас и названия-то не было. Когда Ливер принес пленки на телевидение, то вписал нас как «Неформальное Объединение Молодежи». Это был такой новый газетный эвфемизм, журналисты не знали, как называть всех этих панков и хиппи, невесть откуда взявшихся. Увидев свое название на афишах, сами удивились.

Похожая история была у американцев Residents: им рекорд-компания, отвечая на бандероль с первым альбомом, прислала письмо на адрес безликих Резидентов, потому что Residents никак себя не обозначили. Они в итоге взяли себе такое название, выпустили альбомов шестьдесят, но о них почти ничего не известно, никто их в лицо не знает.

- Да, они прячутся на концертах в полые глазные яблоки размером со скафандр. Вы у них эту деталь заимствовали.

- Это одновременно и цитата, и дань уважения. У Residents эти глаза из дырчатого пластика, реквизит к какому-то фильму. У нас — из папье-маше.

- Residents вообще-то не самая первая ассоциация с «НОМом».

- Я понимаю. Если уж об ориентирах, мы в основном поглядывали на «АВИА» Адасинского. Николай Гусев и Алексей Рахов оттуда потом играли и у нас. Из новых — приглянулись «Отомото». Год назад Туриста в образе Владимира Ильича пригласили в «Орландину» вести ночной рок-фестиваль, и там среди всякой мути внезапно обнаружились эти ребята, очень артистичные и веселые.

- Вы вроде близко дружите с французским дуэтом Vialka.

- Да, они даже взяли себе на обложку работу Коли Копейкина, где Потапыч получает SMS. Вообще удивительные люди, леваки, живут-выступают по сквотам. Такая естественная культура, везде пробивается как полынь. Концертов триста в год. Эрик и Марилиз родили ребенка, а через два месяца опять рванули выступать. Вечно их заносит невесть куда. В России, например, еще до всяких СКИФов и культурных центров «Дом», первый концерт дали в Волосово, в Ленобласти. Кому вообще они там нужны были.

- Ну с «НОМом», наверное, была та же история, когда группа впервые поехала в Европу в девяностом году.

- Нет, все по-другому было. Мы выступали на больших фестивалях. Нас ВЦСПС посадил на отдельный самолет, вместе с какими-то народными хорами и балетной труппой. Как бы срез культуры СССР. Традиционная и новая: потому что рок. Молодежно. Модно. Прогрессивно. В общем, мы представляли СССР в Испании, вообразите себе.

- В известной степени вполне репрезентативно. Лютые русские. А как вы относитесь к схожим арт-группировкам. «Просто Великие Художники» или «Синие носы»?

- С «ПВХ» мы дружим. Тамошний Виктор Пузо — вообще изначально член «Колдовских Художников». А «Синие носы» — не нравятся. Венецианские эти биеннале, где полиэтиленовый пакет продается за десятки тысяч долларов. Фуфло. У нас предметное искусство, без выкрутасов. Медведь это медведь, ночь это ночь, картина это картина.



Источник: "Коммерсант-Weekend" №38, 07.03.08,








Рекомендованные материалы



«Надо нарушать границы привычного и приличного, иначе смысла нет этим заниматься»

Светлана Филиппова: "Вот этот процесс обучения – это какая-то мистическая штука, потому что они впадают в состояния, в которых они никогда друг друга не увидят и не почувствуют в обычных ситуациях. А вот здесь они про себя так много узнают, между ними возникает какая-то другая связь человеческая, между нами всеми тоже."


«Нарисовать можно быстро, а вот придумывание — это долгий процесс»

Светлана Филиппова: "История была придумана большей частью еще на занятии у Норштейна. Он как-то пришел и сказал: «А нарисуйте-ка вы такую раскадровку: человек просыпается утром, и по деталям надо понять, что за человек, какой у него характер. Сказал, два часа нам дал и ушел. Как раз за окном пошел такой крупный снег, и я смотрела на этот снег, и думала: «Вот, идет снег, это красиво. А интересно, есть ли кто-то, кому это может не понравиться? Наверняка, это не понравится дворнику."