Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.12.2007 | Музыка

Сокровища нации

Концерт The National в клубе «Апельсин»

Среди альбомов, усердно обласканных криками в этом году, числится пластинка нью-йоркской группы The National под названием «Boxer». В многочисленных «топах» 2007 года, которые меломаны уже начали публиковать на просторах сети, она встречается в каждом десятом списке, если не чаще. Казалось бы, что особенного в музыке The National? Грустные баллады, спетые глубоким, теплым баритоном под гитары. Старая-добрая американа в духе Леонарда Коэна, помноженная на пост-панковскую перкуссию, звук плотный, но не плотнее воздуха в прокуренном пабе. 

Хотя, кажется, именно такую музыку и любят у нас в стране. Вспомнить, хотя бы группу Brazzaville, которая стабильно наезжает к нам каждый год, и даже выпускает у нас свои альбомы. Но если музыка Brazzaville как одна большая песня путешествия, саундтрек к бесконечному и сентиментальному роуд-муви, то музыка National – это определенно песни камерного пространства, душного кабака и благородного перегара.

Будто причастные тайным истинам, заключенным в вине, The National, к тому же, смотрятся солиднее и мудрее. «Мы выглядим моложе, чем чувствуем  себя», - поют они в одной из своих песен. 

Учитывая то, что концерты в «Апельсине» нередко начинаются только через час после официально объявленного срока, народ стал подтягиваться к сцене клуба довольно рано. И не зря – музыканты томили поклонников ожиданием всего лишь чуть больше получаса, после чего вышли на сцену и открыли концерт песней с последнего альбома «Start A War». Выглядели музыканты National, как и всегда, весьма характерно: худые, небритые, молодые люди в просторных клетчатых рубашках навыпуск, нарочито неяркие и обыденные. Кажется, их не отличить от обывателей, завсегдатаев провинциальных баров – просто клуб неанонимных алкоголиков. Впрочем, похожесть музыкантов между собой вовсе не случайна:  в группе, помимо фронтмена Мэтта Бернингера, состоят целых две пары братьев – Десснеры, которые, к тому же, еще и близнецы, играют на гитарах, Девендорфы, - на басу и барабанах. 

Уже через несколько песен зал был разгорячен – The National отлично продемонстрировали, во что могут превратиться их нежно-печальные баллады в концертном исполнении. Музыканты выстроили плотный и сильный звук, порой уходя в почти построковые инструментальные длинноты, лишенные, впрочем, лишней умудренности и затянутости. Мягко аранжированные баллады превратились в мощные боевики в самом лучшем смысле этого слова.

Учитывая тот факт, что московский концерт – последний в европейском туре группы, музыканты и вовсе держались великолепно: халтуры и усталости не чувствовалось, разве что из обычного сет-листа выпало две песни. 

Больше всех отличился, конечно же, скрипач. Участник экспериментальной инструментальной группы The Clogs, Падма Ньюсом, хоть и не является официальным участником The National, помогал записывать «Boxer», и отправился с группой в тур. На концерте именно Ньюсом отвечал за главное шоу - он и стоял за клавишами, и стучал в бубен, а главное, так истово и виртуозно пилил (а по-другому и не скажешь) на своей скрипке, что захватывало дух. Именно на его партии держался растянутый финальный проигрыш «Racing Like A Pro». А в какой-то момент тот же безумный Ньюсом, присев на сцене на корточки, зачесал на своем инструменте, как на балалайке. 

Не обошлось на концерте и без традиционной политической шпильки – судя по музыкантам, приезжающим к ним из Америки, никто из них не может обойтись без того, чтобы посвятить какой-нибудь свой язвительный опус президенту. «Fuck George Bush!» - кричал, помнится,  на концерте Игги Поп, солист National Бернингер был скромнее и ограничился одним упоминанием имени перед тем, как спеть «Fake Empire» c припевом «Все мы как лунатики в империи-фальшивке». Хотя, на самом деле, и «Fake Empire», и любимейший хит поклонников «Mr. November», спетый под конец концерта, можно понять по-разному – как критику государственного устройства или как бездумные любовные отношения, как аллюзию на президентские выборы или как усталость от записи альбома.

Песни The National не столько о любви или о политике, сколько о том, что все не так и все не то, но от этого не возникает желания лезть на баррикады, но только лишь пропустить очередной стакан.

От такой многозначности с ними, кажется, так легко сродниться, к тому же, на концерте их благородная хандра превращается в поток эмоций – причем без всякой экзальтации чувств, чисто музыкальными средствами. 

Публика, на две трети заполнившая зал «Апельсина» (очень неплохой показатель!) хором подпевала слова – оказалось, что поклонников у группы по-настоящему много. Ведь, обычно на концерты инди-групп народу приходит немного – кучка аккредитованных журналистов да меломанов. Здесь же было очевидно, что людей, пришедших по аккредитации из праздного любопытства было по минимуму, много народу приехало из Петербурга. В то же время, казалось, что это был концерт «для своих» - количество случайно встреченных на концерте людей близилось к десятку. Обычно у тех, кто пристально следит за музыкальным процессом все-таки расходятся взгляды, здесь же все проявили редкое единодушие – не было встречено еще ни одного человека, которому бы концерт не понравился. 

Складывается впечатление, что The National привезли в Москву ровно тогда, когда спрос на них был наибольшим – раньше, до того, как меломаны расслушали последний альбом «Boxer» (хотя и предшествовавший ему «Alligator» был отличный), National оказались бы одним из инди-коллективов, собирающих по четверти зала, позже – кто знает, что будет. А в этом году они и вправду стали для многих открытием. «Новая голубая кровь, великая белая надежда», как поют о себе The National, они едва ли вписываются в парадигму моды: забота о внешнем виде, оглядка на актуальные в данный момент авторитеты, - это не про них. Однако, кажется, что именно сейчас обстоятельства сложились таким образом, что на их концерт пришли все те, кто должен был прийти, и таких людей оказалось максимальное количество.











Рекомендованные материалы


16.05.2019
Музыка

Упрямая песня

На юбилейном фестивале «Дома» в течение 10 дней будут представлены все виды музыкального не-мэйнстрима - по выражению основателя «Дома» Николая Дмитриева, скоропостижно скончавшегося за месяц до 5-летнего юбилея «Дома». На панихиде по Дмитриеву и в последующие годы в «Доме» регулярно звучала Canto Ostinato для 4 фортепьяно – «Упрямая песня» нидерландца Симеона тен Холта, - любимое музыкальное произведение Дмитриева, которое вполне могло бы стать девизом и собственно «Дома» и всей той «альтернативной» культуры, которую он представляет.


Мы «бьем себя в грудь» от «патриотизма», но при этом не интересуемся своим наследием

Композитор, педагог, руководитель Центра современной музыки при Московской консерватории Владимир Тарнопольский – о музыке для гипермаркетов, слухе как одном из главных отличительных признаков настоящего композитора и Мессиане как наследнике русского модерна.