Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

09.10.2007 | Арт

Серпуховская лирическая

Пикториальная фотография в комплексе "RIGroup Plaza"

Событие настраивает на патетику. Сразу тянет на какое-нибудь пафосно-велеречивое название для репортажа, что-нибудь вроде "Из века в век перелетая...". Посудите сами.

Международная компания, основанная в Нью-Йорке, открывает семиэтажный (не путать с хрущевскими пятиэтажками!) бизнес-центр гигантских размеров в тихом провинциальном Серпухове. Здание торчит хай-тековским штырем, радикально изменяя перспективы и масштабы улицы Ворошилова. Воплощенная инновация. А целый этаж отдан под выставочное пространство, и обязательная общедоступная демонстрация произведений искусства заложена в бизнес-план.

Однако в результате устремленного в будущее слияния инвестиционно-девелоперского и артистического проектов возникает ретроспективная, даже патриархальная, историческая по теме и лирическая по интонации, тихая экспозиция.

Она так и называется - "Тихое сопротивление". Это Московский дом фотографии привез в Серпухов по поводу открытия бизнес-центра подлинные снимки наших пикториалистов 1900 - 1930-х годов, поскольку чуть ли не самый именитый из них, Николай Андреев (1882 - 1947), родился и умер в этом городе. На снимках, очень похожих на картины и соревнующихся с живописью ("pictorial" - это и значит "изобразительный", то есть "живописный") размытостью очертаний, игрой полутонов, элегической сумрачностью и полным уходом в себя от репортажной "обязаловки", - только портреты, пейзажи, ню, и все косит под старину или модерн. Этим фотографиям самое место в Серпухове.

И тут опять требуется еще одно "однако". По признанию директора МДФ Ольги Свибловой, выставка, которую в 2005 году уже показывали в Венеции (в том же виде) и в Москве (в чуть ином, ограничившись лишь авторами-москвичами), в бизнес-центре смотрится лучше, чем в традиционных музейных залах. Затемненное пространство, ударная точечная подсветка, гигантское пространство, толково перегороженное стендами, сразу вводят зрителя в требуемый материалом вневременной транс. Но достигается это суперсовременными технологиями и стремительными финансовыми потоками, которые доступны лишь преуспевающей фирме, по роду занятий далекой от искусства.

Вот и получается: "Из века - в век". Но в данном случае я бы уточнил: из века XIX, на который с умилением оборачивались пикториалисты, для которых мягкорисующие объективы и многодельная техника печати были всего лишь залогом пассеизма, - в век XXI с его бизнес-структурами и бизнес-небоскребами (здание в Серпухове зело высоко есть!).

Выходит, что сопротивление пикториалистов было хоть и тихим, но очень эффективным - они освободились от смертельной хватки целого века, да еще какого. Века-волкодава.

Правда, в названии "Тихое сопротивление" авторы проекта имели в виду эскапизм фотографов-эстетов в энтузиастическую эпоху 1920 - 30-х, для большинства плохо закончившийся (Александра Гринберга посадили за "распространение порнографии", Василия Улитина выселили из Москвы, многим вообще запретили работать в профессии). Но хронологию резистенции следовало бы расширить до относительно недавнего времени. Только новорусской эпохе пришлась по вкусу поэтика тех, кто ностальгировал по Руси уходящей и старому искусству, делая снимки "под живопись".

Наверное, если бы Николай Андреев фотографировал из скоростного лифта бизнес-центра, можно было бы не мучиться с "размыванием" картинки. Изображение "поехало" бы само.



Источник: "Культура" №38, 27.09.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
27.11.2019
Арт

Пришел на выставку — и вспотел

Участвовать предлагается в следующем: лепка пельменей; исполнение песен Аллы Пугачёвой акапелла; мытьё окон; стояние на горохе; разучивание асан и кадрилей; рисование на стенах и закрашивание рисунков на стенах; отправка писем в будущее; биробиджанская рулетка; прогулка в научный институт; нанесение татуировок по случайно созданным эскизам; прочее.

Стенгазета
14.11.2019
Арт

Экслибрис или мем?

В работах, сделанных непрофессиональными художниками находим прямые отсылки к современной культуре. Если к работам с котами добавить смешную фразу, экслибрисы превратятся в «кошачьи» мемы. А обилие женских образов говорят об интересе авторов к проблемам феминизма или восприятию женского тела.