Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

13.06.2007 | Арт

Безымянные звезды

Личная коллекция стала первым частным музеем

Игорь Маркин - когда-то радиоинженер, ныне преуспевающий бизнесмен, коллекционер современного искусства с пятилетним стажем, владелец собрания из 700 работ, а теперь и хозяин собственного частного музея - знаковая фигура для сегодняшней Москвы.

Бывшие технари, в постперестроечные годы нажившие бешеные состояния и обзаведшиеся квартирами, машинами, особняками, становятся ценителями искусства - да не какого-нибудь, а продвинутого, "актуального". Маркин же не просто с гордостью демонстрирует свою коллекцию на выставках, не просто публикует альбом с репродукциями вещей из своего собрания - он открыл публичный музей в самом центре города. То есть заявил о себе и своей коллекции всерьез и надолго. Адрес музея - Хлыновский тупик, 4 - звучит несколько в духе пьес Островского. Но Маркин - не сумасшедший купец, обожающий свою "Ласточку", а современный предприниматель с холодным расчетом. И музей у него очень современный.

Современный не только оттого, что здесь представлено "актуальное искусство" (в коллекции Маркина есть и мастера послевоенного андерграунда вроде Оскара Рабина, и почтенные шестидесятники, и концептуалисты 1970 - 1980-х годов). И не только оттого, что сам музей назван залихватски, совсем по-модному: Art4.ru (таков адрес интернет-сайта, 4 - номер дома, а все вместе произносится по-английски как "искусство для России").

Это вообще музей нового типа, для зрителей нового поколения, для людей с новой ментальностью и новым отношением к искусству. И одним из представителей этого new generation является сам владелец музея - он придумывал его под себя. Потому я и называю Маркина знаковой фигурой.

Тут даже есть своеобразная диалектика.

Игорь Маркин очень любит искусство (иначе зачем же бы он тратил на него гигантские деньги?). Он очень любит каждое конкретное произведение искусства, в которое он инвестировал. (Хоть, по собственному признанию, покупал иногда вещи, значимость которых он представлял, но по-человечески они его "не вставляли" - грубый сленг тут необычайно уместен). Он хочет и до посетителя своего Art4.ru донести это чувство удовольствия от созерцания работы. И потому принципиально отказался в экспозиции от этикеток с названиями, именами авторов, датировкой и указанием техники. Как и от всякой логики - кроме формальной, согласно размеру и цвету - в выстраивании этой экспозиции. Зритель должен просто смотреть на вещь, вырванную из контекста, из искусствоведческого нарратива, из исторической хронологии. Ding an Sich, так сказать. А всякие комментарии можно почерпнуть или в каталоге (2000 рублей), в котором короткие тексты написаны легко, без зауми, а то и с игривым матерком, или с дисплеев расставленных по залам компьютеров, перед которыми расставлены пуфики и выдается бесплатный кофе (вход в музей - 200 рублей). Это радикальный эксперимент, который традиционного музейщика приводит в ступор.

Маркин пытается обновить зрение посетителя музея, очистить его от вербального бельма. "Ну кто это? Почитаем... Конечно же, Пикассо. Я так и думал. Пойдем дальше". Эксперт, впрочем, и так отличит Файбисовича от Сокова, например (у того и другого в картинах из коллекции Маркина использовано "гиперреальное" перенесение на холст фотоизображения).

Но не для экспертов Маркин создавал свой музей. Для народа, но очень специфического народа. Это аудитория из тех, кто вырос, переключая каналы ТВ, не сходя с дивана.

На кого обрушился вал визуальной информации из того же телевизора, со страниц глянцевых журналов, из интернет-сайтов (чатов, блогов, live journal - черт их разберет!). Тут мгновение решает все. Визуальное впечатление сиюминутно, но и эффективно в этой сиюминутности. Торкнуло, вставило, заставило на минуту присмотреться - значит в самом деле достойно внимания. Маркин устроил музей по принципу оптического приключения в эпоху новых технологий (не случайно для тех, кому жалко заплатить 200 рублей за вход, в уличных витринах бесплатно демонстрируются видеофильмы и мерцают неоновые инсталляции). Он хочет воскресить любовь к чистому искусству тогда, когда "чистым" является лишь потухший монитор.

Но для того, чтобы решиться на этот отчаянный жест любви к искусству, его сначала надо очень сильно возненавидеть. Перешагнуть через традицию, через внутреннюю установку пиетета к автору, через эмоциональное состояние внутреннего всхлипывания во всякой музейной экспозиции. Нужно стать последним циником, чтобы достигнуть предельной сентиментальности. Грубо говоря, для того, чтобы прочесть книгу, ее нужно прежде сжечь.

Это парадокс. Но не парадокс ли, что бывший советский радиоинженер покупает Кабакова и Звездочетова? И устраивает не музей - авторский арт-проект, который и нужно осмыслять как "тотальную инсталляцию" (вспоминая терминологию того же Кабакова).

Маркин пошел тяжким путем художника, где рациональность соседствует с безрассудством.

Он интуитивно почувствовал дух времени - и логически выстроил свой музей в соответствии с ним. Он сам из этого времени - но оперирует им, играет с ним, возвращает консервативную горчинку в безвкусную приторность нынешней виртуальной эстетики. Он любит искусство, ненавидя его, прежнее. Но еще не зная, какое оно станет в будущем.

И свое незнание тоже обращает себе на пользу, устраивая эффектное шоу с практическим результатом. Посетитель музея должен на выходе проголосовать за понравившуюся работу - не за художника, а за работу под условным номером. Набравшие наименьшее количество баллов вещи владелец поменяет на другие - из запасников. "В будущее возьмут не всех" - как писал все тот же Кабаков. Так что это еще и интерактивный музей, который создается зрителем. Вместе с его владельцем, Игорем Маркиным.



Источник: "Культура", № 22, 2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров