Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.06.2007 | Арт

Примечательная вдова

«Одиссея таракана» Йоко Оно

Московская биеннале продолжается выставкой Йоко Оно «Одиссея таракана», открывшейся на 4-м этаже ЦУМа. И, пожалуй, именно в этой выставке наиболее четко проявляется заявленная тема биеннале «Примечания. Геополитика, рынок, амнезия» -- художественная деятельность Йоко Оно была примечанием к ее браку с Джоном Ленноном, а ее пацифистская борьба за мир растворилась бы в массе аналогичных жестов рядовых хиппи, если бы звездная пара не поняла, что искусство живет по законам рынка. Они и не скрывали того, что используют музыкальную славу Леннона для популяризации своего искусства. О нарциссистских постельных перформансах с Йоко Джон говорил:

«Генри Форд знал, как продавать автомобили через рекламу. Я продаю мир. Мы с Йоко всего лишь огромная рекламная кампания. Мы мистер и миссис Мир». С тех пор прошло почти полвека, но вдова упорно продолжает свою кампанию, причем теми же наивными способами, что и в 60-е.

Стены выставки обклеены фотообоями с серыми урбанистическими пейзажами и сценами насилия. Увеличенные предметы: огромный ботинок с лужей крови под каблуком, наручные часы в человеческий рост, семиметровая окровавленная бейсбольная бита и гигантская урна с вываливающимися из нее гипсовыми человеческими телами должны поставить зрителя на место мелкого насекомого, чья жизнь ничего не стоит и в любой момент может быть отнята тем, кто сильнее.

Но выставочный контекст дорогого универмага заставляет в первую очередь вспомнить об изобретательности оформителей витрин и креативности рекламных агентств.

Не чувствуешь себя тварью дрожащей, наоборот, право имеющей -- на крупные покупки дорогой обуви и часов на первых этажах того же здания, а чья там кровь на купюрах, неважно. Благие намерения художницы девальвируются банальностью и неточностью образов. Констатация факта насилия еще не является его критикой, и обобщенная метафора войны и смерти не может тронуть за живое. Все уже давно в курсе, что мир лучше войны, однако люди продолжают убивать и вряд ли их сможет остановить искусство, схожее с дежурной пропагандистской выставкой в каком-нибудь благотворительном миротворческом фонде. Миссия художника провалена, но не окончательно.

Одна часть этой гигантской инсталляции действительно работает. Раздвигая занавеску из голубых стеклянных бусин, как будто перемещаешься в те времена, когда казалось, что flower-power сможет изменить мир. Стены комнаты -- виды девственной природы, посередине столик для косметики с рамой, из которой вынуто зеркало. Вместо фальшивого лица, которое каждый рисует на истинном облике, прежде чем выйти в свет, через раму виден идеальный мир, на котором еще не отразилось губительное присутствие человека. Как в песне из мультфильма, ставшего коллективным воспоминанием советских детей: «Наш ковер -- цветочная поляна, наши стены -- сосны-великаны». Коридор, ведущий из комнаты, прямо-таки тактильно заставляет впасть в детство. Черное длинное пространство чем дальше, тем больше сужается и становится ниже настолько сильно, что чувствуешь себя Алисой в Зазеркалье. Такого эффекта художница достигла, умножив законы перспективы на реальное уменьшение размеров стен и потолка. В конце коридора тупик -- черная стена с маленькой сияющей фотографией радуги над лесом. Смотреть на фото можно бесконечно долго, но внутри оказаться невозможно. Приходится возвращаться по этому коридору, повзрослеть и, снова прошелестев стеклянной занавеской, оказаться лицом к лицу с миром жестокости и насилия. Если ребенок может не замечать темных сторон жизни только потому, что родители заботятся о нем, то взрослому это непозволительно.

Йоко Оно будто бы сама критикует свою стратегию пацифизма, который есть не более чем пассивность и мечтательность.

Когда-то жесты хиппи были действенными, но жизнь изменилась, и те, кто хочет воевать, обзавелись новым оружием, значит, и те, кто им противостоит, должны модернизировать свои образные средства. Детям цветов давно пора понять, что совать цветы в дула автоматов бесполезно -- растения там все равно не приживутся, и металл по-прежнему сильнее органики. Металл переплавился в другую форму, пистолеты суть монеты, и военные действия лишь средство приумножения капитала. Игнорировать причину и уделять внимание лишь следствиям очень недальновидно со стороны борца за мир, которым представляет себя Йоко Оно.



Источник: "Время нововстей" №94, 01.06.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
27.11.2019
Арт

Пришел на выставку — и вспотел

Участвовать предлагается в следующем: лепка пельменей; исполнение песен Аллы Пугачёвой акапелла; мытьё окон; стояние на горохе; разучивание асан и кадрилей; рисование на стенах и закрашивание рисунков на стенах; отправка писем в будущее; биробиджанская рулетка; прогулка в научный институт; нанесение татуировок по случайно созданным эскизам; прочее.

Стенгазета
14.11.2019
Арт

Экслибрис или мем?

В работах, сделанных непрофессиональными художниками находим прямые отсылки к современной культуре. Если к работам с котами добавить смешную фразу, экслибрисы превратятся в «кошачьи» мемы. А обилие женских образов говорят об интересе авторов к проблемам феминизма или восприятию женского тела.