Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.03.2007 | Город

Все это очень странно

Аэропорт, в который мало кто летит, но в который многие попадают

Международный аэропорт Нижнего Новгорода — из тех, о существовании которого люди узнают, лишь оказавшись в нем. Некоторые туда и не летят вовсе, но тем не менее там оказываются. Причина известна почти всем нижегородцам: аэропорт Стригино — запасной аэродром Московского авиаузла. Когда столицу накрывает сильнейший туман или снежная буря, самолеты отправляют в ближайший аэропорт с приличной взлетно-посадочной полосой, то есть в нижегородский. В городе приземляются сотни незапланированных гостей, и среди них часто можно обнаружить своих знакомых.

Недавно, ожидая рейс в Москву, я встретил в аэропорту Ивана, который летел из Стамбула в Москву, но вместо новенького Внуково оказался в нижегородском Стригино. С Иваном я не виделся лет пять. Его свитой были настоящие персонажи из 90-х — веселые тетки-челночницы, женщины с южнорусским акцентом в обнимку со своими детьми от турецких мужей, а также группа французов, бесконечно повторяющих: “Bizarre, bizarre”. Нижегородский аэропорт Ивану решительно не понравился.

— Bizarre, bizarre. Позор это, а не бизар! Ну что это за аэропорт? — сказал он мне вместо приветствия. — Тоже мне, третья столица!!! Тоже мне, международный! Еще бы название какое-нибудь пышное придумали — например, имени Кузьмы Минина.

— Ну хотя бы сейчас тут люди есть. А то обычно здесь мертвая тишина — как в фильмах ужасов, — почему-то начал я оправдываться.

Обычно аэропорт находится в состоянии дремы или летаргического сна. Особенно странно в зале ожидания на втором этаже: это абсолютно пустое пространство вечно погружено в полутьму. Мертвую тишину нарушает подвешенный под потолком телевизор, который что-то показывает пустым креслам. Жутко так, что впору брать входную плату за участие в триллере. Есть, однако, и точки активности — загончик игровых автоматов с весьма сомнительными обитателями и переговорный пункт со скучающей сотрудницей. На первом этаже повеселее — работающие кассы, магазины, справочное бюро, есть даже банкомат. Но от этого живее тут не становится. Те, кто прилетает в Нижний Новгород в первый раз, чувствуют себя не героями фильмов про гражданскую авиацию, а скорее солдатами, заброшенными на секретную военную базу, — ведь самолетов на огромном поле почти нет. Минимальное движение происходит тут утром и вечером, когда отправляются рейсы в Москву. На них по делам летят в основном серьезные мужчины (типа меня) и серьезные женщины.

Но в тот день все было не так — благодаря московскому туману нижегородский аэропорт превратился в стамбульский базар. Стригино погружалось в гул сотен голосов. «Люба, ты не видела моего Бирканчика?» (бойкий южный говор), «Василий Петрович, я оказался в городе Горьком» (уверенный сибирский бас), «Сережа, может, хватит пить, нам еще до дома как-то надо добраться!» (уставший женский голос). Сквозь них прорывалась песня — какая-то певичка перепевала «Надежду» Анны Герман. Иван пытался перекричать «Снова между нами города, взлетные огни аэродрома…».

— Чем здесь можно заняться-то? Вот в последнем номере Forbes Style опубликована статья — куда деться, если вылет задерживают на четыре или, например, шесть часов. Во Франкфурте, например, можно порезвиться в симуляторе «Боинга-737», а из аэропорта Женевы шесть минут до центра на скоростном поезде.

Я не хотел расстраивать Ивана, но пришлось.

— Ну за шесть часов ты до Москвы успеешь добраться, а часа за четыре… Не знаю, аэропорт близко от города, можешь съездить на Автозавод,посмотреть на идеальный Соцгород, на автомобили музейные, на ДК.

— Автозавод — это правильно, — мгновенно отреагировал Иван и вышел на улицу сквозь стеклянные двери аэровокзала.

Ничего хорошего от его поездки я не ждал. В нижегородском аэропорту пропадали не то что люди, а целые авиакомпании. Помните «Нижегородские авиалинии», «Волга-Авиа», «Аэрофлот — Нижний Новгород»? Где они все? Улетели навсегда. Конечно, Иван не вернулся к отлету самолета: на Автозаводе он ввязался в какую-ту драку.

— Стригино — это ведь от Стриги, это прозвище означает коротко остриженного человека. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Все-таки странно — лететь в одно место, а оказаться совсем в другом! — рассказывал мне потом Иван, почесывая шрам на руке.

Я же ничего удивительного в этом не видел: Нижний всегда был странным городом. Вот Кузьма Минин сидел себе, торговал на рынке, а потом раз — и оказался в Москве. Есть и более свежие примеры: работали люди в Москве, занимали хорошие должности, проблем не знали, а потом в один прекрасный день стали работать в Нижнем. А чего еще ждать от города, где центр находится на окраине, а регулярная планировка улиц скачет по безумному рельефу?

К тому же у Нижнего серьезная психотравма: больше полувека он был лишен своего имени, а для иностранцев его и вовсе не существовало. Но обо всем этом я Ивану не сказал: один факт приземления в четырех сотнях километров от Москвы поразил его так, что остальная информация была лишней.



Источник: "Большой Город. Нижний Новгород", 14 марта 2007,








Рекомендованные материалы



Скажи, Собянин, ведь не даром Москва затоплена была?

Но вот газета РБК публикует сенсационное расследование, из коего следует, что Москву затопило не даром, а за довольно крупные деньги. На улицах, где произошел потоп, был только-только проведен капитальный ремонт ливневой канализации.


Что читать, если вы ничего не понимаете в урбанистике

В ночь на 9 февраля в Москве начали массово сносить торговые павильоны у станций метро. Снос построек вызвал острую дискуссию о действиях властей, законности сооружений, ущемлении малого бизнеса и городском пространстве как таковом. Галина Юзефович составила список из 10 книг, которые стоит прочитать, если вы совершенно не разбираетесь в городском планировании.