Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

20.03.2007 | Арт

Убить дракона

«Высокая культура» нуждается в понимании, а не в уважении, основанном на скуке

Проект Екатерины Деготь: работы современных художников, включенные в экспозицию старой Третьяковки – что-то вроде “Детей Розенталя” в Большом театре. На выставке нет ничего нецензурного, сходство в другом. Как и Большой, Третьяковка – чрезмерно консервативное культурное заведение, и борется с нововведениями. Музей в своей нынешней тактике нелеп, как подслеповатый дракон, который охраняет пещеру от тех, кто принес пополнить клад, так же ревностно, как и от грабителей. Хотя работы современных художников, принятые как непосредственная часть экспозиции, и правда, лишат ее нынешнего статуса. Ведь высокая посещаемость галереи держится в основном на подсознательном желании зрителя приостановить течение времени. Стареешь, лысеешь, полнеешь, а тут висят те же картины, которые помнишь по учебникам – и как бы возвращаешься в школу. Что-то из разряда массовой культуры – как и любовь Энди Уорхола к хот-догам, которые не меняют вкус никогда.

Появление новых работ в этих стенах станет шоковой терапией для зрителя, но это честнее, чем заставлять зрителей испытывать к искусству уважение, основанное на скуке.

В конце концов, исторически Третьяковка была музеем современного искусства: начиналась галерея с того, что Третьяков прозорливо собирал работы друзей-передвижников, идеи которых тоже казались публике неприемлемыми для искусства. И Деготь предложила художникам вступить в диалог именно с русским реализмом 19 века. Группа «Коллективные действия» выставила фотографии со своих перфoрмансов, проходивших в полях Подмосковья. Люди напряженно всматриваются в лес на горизонте, ожидая появления художника, не менее торжественно, чем встречающие Мессию на картине Иванова. Скорбно присевший на тротуар пожилой человек на фотографии Михайлова, трагичен так же, как и вдова в картине Перова “Проводы покойника”. А силуэт трамвая и дома на фотографии напоминают гроб. Видео Ольги Чернышевой “Русский музей” – картины, в стеклах которых отражаются зрители. Лица потомков совмещаются с образами предков, создавая внезапные вневременные групповые портреты.

Налицо преемственность в искусстве, и даже большая честность в осмыслении реальности.“Коллективные действия” признают, что хоть мы до сих пор ждем, но пока никто не появился. Михайлов гроб превращает в метафору – это удел не одного, но всех. Чернышева дает почувствовать непрерывность истории – наши современники не менее достойны своего портрета на стенах музея, чем люди прошлых веков.

Увидев рядом шедевры прошлого и настоящего, публика сможет победить свое настороженное отношение к современному искусству. А вот работникам музея – это так и не удалось.

На то, чтобы повесить новые работы в залах рядом со старыми, они не пошли. Вместо этого несколько старинных произведений будут перемещены в зал, выделенный для выставки. В результате вместо ощущения равноценности произведений получилось гетто для новых художников, куда наносят визит шедевры прошлого.



Источник: "Афиша", 7.03.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
14.11.2019
Арт

Экслибрис или мем?

В работах, сделанных непрофессиональными художниками находим прямые отсылки к современной культуре. Если к работам с котами добавить смешную фразу, экслибрисы превратятся в «кошачьи» мемы. А обилие женских образов говорят об интересе авторов к проблемам феминизма или восприятию женского тела.

Стенгазета
05.11.2019
Арт

Семь способов не потеряться во Владивостоке

Во Владивосток на несколько недель приезжали художники со всех стран мира, которые исследовали город со всех доступных им ракурсов — одни работали на сопках, другие забирались в бомбоубежища или отправлялись к морю, попутно расплетая собственные личные истории.