Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.08.2005 | Арт

Под сенью лайнеров в цвету

Открылась очередная выставка Константина Батынкова, неожиданная и типичная

Пресс-релиз выставки Константина Батынкова «Марины» в галерее VP называет автора «признанным живописцем». Аттестация справедливая, хоть Батынков работает прежде всего как график, а также как фотограф и даже создатель объектов и инсталляций. Но в данном случае важнее не «признанность» художника (для бывшего члена самого народного движения митьки популярность – неотъемлемая часть имиджа), а его плодовитость. Батынков, не поступаясь качеством, участвует чуть ли не в каждом московском групповом артпроекте и открывает по нескольку персональных экспозиций в сезон. Вот и сейчас вернисаж «Марин» в VP случился сразу через неделю после закрытия батынковской выставки «О войне» в «Крокин галерее». Поистине ни дня без картины. Или в крайнем случае рисунка.

Но «Марины» (то есть морские пейзажи) – отнюдь не крайний случай. Перед нами именно картины, написанные акрилом на холсте. Новая, на одном дыхании сделанная серия, даже не поместившаяся целиком в выставочное пространство галереи. Новая не только по причине еще не подсохшей краски, но и из-за неожиданной эстетики. Батынков, всегда предпочитавший минорные и одновременно эстетско-стильные серые, бурые и черные тона (основной корпус работ – графика тушью на обойной грубой бумаге), перешел на цвет – яркий, сочный, насыщенный. Цвет, с которым, по собственному признанию, не работал уже лет десять.

Метаморфозу можно вроде бы объяснить курортно-летней тематикой серии. Но Батынков и до этого писал море, не изменяя любимому депрессивному колору. Правда, то море было местом ожесточенных сражений с участием флота и авиации, однако сюжеты новых картин тоже далеко не идеалистичны. Абсурдны – да, спокойны – нет.

Судите сами. Пираты захватывают современный туристический лайнер. Тот же лайнер движется благодаря тысяче весел – словно невольничья галера. Над кораблями и вертолетами, будто киты, выбрасывающимися на берег, возвышается туманный силуэт Годзиллы. Над кораблем с пробитым бортом склоняется Кинг-Конг («Он пришел его починить», – объясняет автор). Огромные грозные цеппелины. Гигантские пингвины. Летающий остров (свифтовский Лапуту?). Сотни морских десантников, идущих по воде аки посуху. Даже мирные серфингисты на картине Батынкова кажутся грозной милитаристской силой – больно их много.

Конечно же, это визионерство – не всерьез. И яркие цвета лишь подтверждают шуточность всех этих антиутопических коллизий. Батынков рисует не войну, а «войнушку», да еще с участием навязчивых литературных или массмедийных образов. «Я же современный художник, и от постмодернизма никуда не деться. Сегодня нужно шоу», – сказал он в недавнем интервью. Но сказал – это чувствуется даже на бумаге – с неподдельной грустью.

Искусство Батынкова – изящное, легкое, целиком подпадающее под архаичный термин «маэстрия» – на самом деле очень грустное. Это история про то, как художник очень любит рисовать, просто рисовать, а делать это ему не дают – мода, критики, кураторы, знание контекста, звание «современного художника» и прочие привходящие и сиюминутные персонажи и обстоятельства. Ему приходится выкручиваться, придумывать изощренную и пикантную сюжетную начинку для своих простых, как колобки, работ, появляющихся вследствие врожденного артистического инстинкта. Мрачный колорит даже у самых смешных батынковских вещей – пожалуй, знак капитуляции перед всемогущей средой-тусовкой, но капитуляции скрытой, элегантной и ироничной на вид.

В таком случае невесть откуда пробившийся на последней выставке дерзкий цвет – это не бунтарская эстетическая смелость, а окончательное примирение с действительностью. Внутренние муки закончились. Метания отброшены. Глянец перевесил неисполнимое желание сказать о чем-то важном именно для художника, а не для фланирующей от вернисажа к вернисажу богемной публики. И не случайно серия «Марины» – живописная, то есть более увесистая, состоятельная и «нажористая» (есть такое сленговое непереводимое слово у московских художников), нежели эфемерная, интимная и лиричная графика.

Неповторимая авторская техника хуже не стала. Сюжеты по-прежнему остроумны. Картины приятно рассматривать (что редкость для сегодняшних выставок). Плодовитый Батынков мастерство не пропил. Он остался прежним. Но и стал другим. И цветной оптимизм его новой выставки – лишь первое, а значит, обманчивое, впечатление. Художественная лодка Батынкова разбилась об актуальный артбыт. И никакой Кинг-Конг ее уже не починит.



Источник: "Время новостей", № 121, 8.07.2005,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров