Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

09.10.2006 | Арт

Мемуары в картинках

Исчезновение грузинского вина – еще один повод для ностальгии по непростым, но во многом добрым временам

В галерее «Е.К. АртБюро» висит большое рукописное объявление «Извините, грузинского вина нет». Странно, возможно ли такое на выставке, посвященной Грузии? Теперь, увы, да! Хотя еще совсем недавно не верилось и в то, что разрушены красивейшие курорты в Гаграх. Более десяти лет барахтаясь во внутренних конфликтах, Грузия теперь и с Россией в сложных отношениях. Исчезновение из наших магазинов грузинского вина – еще один повод для ностальгии по непростым, но и во многом добрым временам. Благие воспоминания успокаивают и лечат душу, зачастую примиряя человека с не всегда приятным настоящим.

И вино в глиняных кувшинах и ночная мгла, лежащая на холмах Грузии, также как ломящияся от яств кавказские столы и мелодичное пение – сегодня для нас лишь красивая сказка о прошлом.

А художник Никита Алексеев теперь часто вспоминает былое  - создает мемуары в текстах и картинках (например, выставка «Монтаж» в 2004 году состояла из длиннющего свитка склеенных рисунков-впечатлений о собственной жизни). Сегодняшняя выставка о райском уголке Земли и родине великого Нико Пиросмани, чей гений вдохновляли протяжные песни и гам духанов. Никита Алексеев посвятил свой проект 88-летию смерти художника.

Графическая серия работ пастелью на чёрной бумаге – о доброте, любви и бесконечном чувстве счастья, охватывающем художника просто от возможности виртуозно переместить родившийся в мыслях образ на  некую поверхность.

Пиросмани вместо денег за свои вывески для лавочек и кабачков просил краски и чёрную клеёнку, чтобы просто рисовать дальше. Состояние душевной гармонии было для него важнее многих мирских утех.

На выставке натюрморт, составленный из нескольких листов, - собирательный образ Грузии, хлебосольный стол с арбузом, виноградом и вином на фоне заснеженных горных вершин. Проводивший большую часть своего времени в духанах, Пиросмани нередко изображал застолья и завсегдатаев ремесленников-карачохели, грузинских рыцарей без страха и упрека, носивших  черные кафтаны, шаровары и сапоги. Поэтому «полотенца для карачохели» Никиты Алексеева, дополняющие масштабный натюрморт, - конечно, тоже черного цвета.

Интерес к подобным «предметам хозяйственного обихода» у художника возникает не впервые: два года назад у него уже был проект «Полотенца», когда разноцветные листы бумаги с изображениями различных предметов висели на веревке с прищепками.

Черные полотенца, чуть колышущиеся от сквозняка, Алексеев расписал своими любимыми мотивами – луна, собака, заяц, летящая птица. Никита, возможно, безотчетно ещё раз «подмигнул» Пиросмани, который часто говаривал: «Люблю писать зверей – это друзья моего сердца».

А еще в каждом работе обязательно присутствует маленький красный треугольник, словно магический автограф художника. Малевич считал  эту геометрическую фигуру символом высших сил, а Никита Алексеев на своих рисунках «подвесил» её в воздухе. Но что, как не божественное проведение наделяет человека даром рисовать? И, может быть, это душа милостью божьей художника Пиросмани витает над его цветущей родиной Грузией, нарисованной рукой прекрасного графика Никиты Алексеева?



Источник: «Атрхроника» №8, 2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
15.01.2021
Арт

Вирус памяти

Черкасская, конечно, не сравнивает пандемию с Холокостом, а фиксирует логику ее восприятия в Израиле: коронавирус - продолжение череды несчастий, преследующих евреев. Она воспроизводит цепную реакцию воспоминаний, запускаемую страхом, одинаковым во все времена.

Стенгазета
25.11.2020
Арт

Тело Лондона

Внимание художников Лондонской школы было приковано к человеческому телу. Для них было важно зафиксировать изменения тела, его уязвимость и недолговечность. Тела на картинах Фрэнсиса Бэкона абстрактны, аморфны. Они как будто находятся в состоянии постоянной текучести за счёт размазанных мазков краски.