Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

09.10.2006 | Нешкольная история

Брянские Праведники Народов Мира

Холокост на Брянщине. Работа одиннадцатиклассницы Елены Мамочкиной

АВТОР

Елена Мамочкина, на момент написания работы - ученица 11 класса школы №1 поселка Дубровка Брянской области.

Работа получила специальную премию на VII Всероссийском конкурсе Международного Мемориала "Человек в истории. Россия - XX век", предоставленную Международным иследовательским центром российского и восточноевропейского еврейства (третья премия).

Научный руководитель - Т.Г.Жукова.

Шоа, Холокост, Катастрофа… За этими словами стоит беспрецедентное событие – убийство 6 млн. евреев во время Второй мировой войны (1939-1945).

Целью немецких нацистов было полное уничтожение всех евреев мира и искоренение любого еврейского влияния на мировую культуру. Эта цель нацисткой Германии нашла выражение в государственной политике «окончательного решения еврейского вопроса». Сочетание расистской идеологии с современной технологией, четко налаженным бюрократическим механизмом и, очень часто, поддержкой местного населения на оккупированных территориях, сделало возможным воплощение этой политики в жизнь.

Василий Гроссман говорил: «Это не смерть на войне с оружием в руках, это смерть людей, где-то оставивших дом, семью, поле, песни, книги, традицию, историю. Это убийство древа жизни… Это убийство души и тела народа… Это уничтожение народа».

Знание уроков Холокоста необходимо прежде всего для того, чтобы подобный геноцид не повторился против какого-либо народа на Земле. Известный историк и философ И. Бауэр точно сформулировал задачу изучения Холокоста. Это необходимо, чтобы мы и наши дети никогда не стали жертвами; никогда не стали  палачами; никогда не стали равнодушными наблюдателями чужой трагедии. .

Начиная работать с этой темой, мы видели свою задачу прежде всего именно в этом. Тем более, что в современной России вновь поднимают голову сторонники ксенофобии, растут  националистические и антисемитские настроения.

Нашей целью было также восстановление и сохранение исторической памяти народа, изучение истории родного края, установление имен наших земляков, которые, рискуя собственной жизнью, спасали от гибели евреев на оккупированной территории Брянщины в августе 1941 - сентябре 1943 гг. Многие из них удостоены высокой награды – звания «Праведник Народов Мира». Другие пока не получили этой награды, но без всякого сомнения заслуживают ее. Надеемся, что нам удастся привлечь внимание соотечественников к подвигу этих людей и окать содействие в присвоении им звания «Праведник Народов Мира».


Особенности Холокоста на территории СССР. Холокост на Брянщине

На оккупированной территории СССР нацисты начали свой чудовищный эксперимент по физическому, экономическому, духовному геноциду миллионов людей. Жертвами «окончательного решения еврейского вопроса» стали шесть миллионов евреев Европы.

Первыми в этом скорбном ряду – и по численности (около половины всех жертв), и по хронологии уничтожения – стали советские граждане. К 22 июня 1941 года они являлись самой большой еврейской общиной Европы, насчитывая 5 миллионов человек.

Почти 3 миллиона из них оказались на оккупированной территории. Подавляющее большинство этих людей - около 2 825 000 евреев, проживавших на территории СССР в границах на 22 июня 1941 года – было уничтожено нацистами и их пособниками .

В отличие от европейских стран унижение и уничтожение евреев здесь проходило открыто, поощрялось участие местного населения в убийстве. Методы уничтожения евреев часто отличались крайним садизмом и многообразием способов (людей топили в колодцах, сбрасывали в стволы шахт, закапывали живыми, разрывали лошадьми, бросали младенцев на штыки, сжигали и т.п.).  Только на советской территории уничтожались все евреи-полукровки, включая их детей.

Еще одной особенностью Холокоста на советской территории являлось необычайно широкое моральное и физическое Сопротивление евреев нацизму и помощь им со стороны местного населения.

На оккупированной территории России (в ее современных границах) существовало 41 гетто в 40 населенных пунктах 12 регионов. Более 2/3 всех гетто было создано на территории трех областей России.

15 гетто, где оказалось свыше 11 тысяч узников, находились в Смоленской области; 9 гетто было создано в Псковской области (около 4 тысяч узников); 7 - в  Брянской (свыше 5 тысяч узников)

Гетто на Брянщине создавались в самых разнообразных местах: в тюрьме (Мглин), на фабрике (Унеча), в помещении машинно–тракторной станции (Злынка), а также под открытом небом (Карачев). В Дубровке из-за малого числа оставшихся в оккупации евреев гетто создано не было. Первоначально фашисты не трогали евреев, затем начали заставлять выполнять их тяжелую физическую работу. А 23 февраля 1942 года загнали в здание старой кузницы на спиртзаводе их заживо сожгли

Все сожжено: пороки с добродетелями

И дети с престарелыми родителями.

А я стою пред тихими свидетелями

И тихо повторяю:

сожжены….

Накануне войны на территории Брянщины  в ее современных границах проживало около 30 тысяч евреев.

Уничтожение их происходило в несколько этапов.

Так, например, в Клинцах, где накануне войны проживало около 5 тысяч евреев, первые расстрелы начались в сентябре 1941 года. Тогда же здесь было создано закрытое гетто в поселке Банный. Вторым гетто явилось общежитие фабрики имени Октябрьской революции, находившееся рядом с хлебозаводом. Жизнь в гетто была невыносимой. Многие погибали от болезней. Спали на полу, подстелив солому. Освещения в избах не было, пользовались лучиной. Лучшие вещи у людей отобрали, кормили их пищевыми отходами из солдатских столовых. Жителей гетто фашисты использовали на тяжелых и грязных работах. .

6 – 7 декабря 1941 года были расстреляны 3 тысячи узников, среди которых было много детей.

Городская комиссия по расследованию злодеяний фашистов в Клинцах потом запишет в акте: «Детей немцы не расстреливали, а выстраивали их в ряд на краю ямы и били по головам прикладами винтовок, а затем сталкивали и закапывали полуживыми. Грудных детей убивали ударами головой о сосну или били одного о другого и бросали в яму. Установлены факты, когда немецкие палачи подбрасывали над ямой грудных детей и на лету расстреливали» .

В марте – апреле 1942 года расстреляли еще не менее 100 евреев. Общее число жертв Холокоста в Клинцах – 3265 человек .

Среди других крупных мест расстрелов на территории области отметим Новозыбков и Стародуб (в каждом из этих городов погибло около 1100 евреев) . 

21 января 1942 года в новозыбковское село Святск (родина дважды Героя Советского Союза генерал-полковника бронетанковых войск Д.А. Драгунского) прибыл карательный отряд. Согнали всех евреев, проживавших в селе во двор управы. Собравшихся, в количестве 116 человек, раздели и долго держали на морозе. Затем все евреи были расстреляны. Всего за годы оккупации в Святске было уничтожено 149 евреев, в том числе все родственники Д.А. Драгунского .

Еврейское население Брянска перед войной составляло чуть более 5 тысяч человек. Город был оккупирован 6 октября 1941 года, и, вероятно, 4/5 местных евреев сумели его покинуть. Однако Брянск был крупным железнодорожным центром, где оказалось немало беженцев из Украины и Молдавии.

В ноябре 1941 года в районе аэродрома оккупанты уничтожили около 800 евреев. 7500 трупов стариков, женщин и детей, преимущественно евреев и цыган, были обнаружены после освобождения города в районе станции Брянск – 2. Вероятно, именно здесь находился большой лагерь беженцев. Убийство евреев проводилось и в других населенных пунктах (Злынка, Климово, Новозыбков, Мглин, Навля). В сильный мороз у заключенных в Мглинскую тюрьму евреев отобрали теплую одежду. Не менее 60 из них умерли. 2 марта 1942 года остальные 500 человек были расстреляны. В январе 1942 года в Трубчевске расстреляли 63 еврейских ребенка из детского дома. Последний зафиксированный в документах массовый расстрел евреев на Брянщине был проведен в августе 1942 года в Навле.

Всего на территории Брянской области было уничтожено не менее 17 тыс. советских евреев

.


Праведники Народов Мира

В Талмуде, рассматривая вопрос о ценности жизни, еврейские мудрецы подчеркивали то, что жизнь каждого человека – это целый мир. Убийца губит не только жизнь одного единственного человека, но и тех, кто уже не сможет стать его потомками. Там же, интерпретируя факт сотворения человека, говорится: «Адам был сотворен один, дабы научить тебя тому, что тот, кто лишает жизни человека …  губит целый мир, а тот, кто спасает жизнь человека … подобен тому, кто спас целый мир». Одна из основных заповедей, данных Всевышним Ною и его потомкам, это запрет кровопролития.

Само же понятие «Праведник» в приложении к народам мира (неевреям) упоминается впервые у Рамбама, и его глубокий смысл заключается в том, что для того, чтобы быть Праведником, нееврей обязан не только выполнять семь заповедей, но и понимать универсальную сторону Творения, ценность человеческой жизни, дарованной Всевышним.

Только тогда он заслуживает место в грядущем мире.  В дальнейшем это понятие и его различные аспекты неоднократно обсуждались еврейскими учеными, в частности Германом Коэном и Лео Беком .

На медали, получаемой теми, кому присуждается звание Праведника Народов Мира, выгравировано: «Тот, кто спасает жизнь, подобен тому, кто спас целый мир».

Тысячи наших бесстрашных сограждан пришли на помощь отверженным. Спасать евреев было равносильно самоубийству. Даже за разрешение просто войти в дом либо за недоносительство нацисты могли расстрелять всю семью.

Во всех оккупированных городах действовал приказ о расстреле всех лиц, укрывающих евреев. Эти угрозы не были голословными. Сотни  людей погибли или были репрессированы за оказание помощи евреям.

Особо жестоко нацисты наказывали тех, кто скрывал жертв геноцида на территории Смоленской и Орловской областей. Практически каждый арестованный, подозревавшийся в укрывательстве евреев, подвергался зверским пыткам и издевательствам. При вынесении приговора нацисты не принимали во внимание ни возраст, ни семейное положение обвиняемых. Но люди презирали опасность.

В годы Второй мировой войны было немало людей, находивших в себе силы и смелость противостоять адской машине уничтожения еврейской нации и спасать жизни приговоренных под страхом казни. Все эти люди, те, кто, не жалея собственной семьи, протягивал руку евреям, после войны решением кнессета Израиля названы Праведниками Народов Мира.

Существует специальная комиссия, которая выносит решение о признании человека Праведником. Тем, кто признается Праведником, торжественно вручается Почетная грамота и медаль. В случае если человека нет в живых, звание присуждается посмертно, а грамоту и медаль вручают родственникам покойного. Как правило, церемония награждения происходит в Израильском консульстве в стране проживания спасителя.

В музее Яд Вашем имена Праведников Народов Мира увековечены на Аллее Праведников. Они выгравированы на мемориальных досках на Стене Почета. Изначально Праведникам предоставлялось право посадить именное дерево в Аллее Праведников; было посажено свыше 2.000 деревьев. .

На 1 января 2002 года насчитывалось более 18 500 Праведников Народов Мира. Среди удостоенных этого звания было: украинцев – 1609; литовцев – 488; белорусов – 440; латышей – 93; русских – 63; молдаван – 45; армян – 6; эстонцев – 2.

С момента основания в Иерусалиме Института и Мемориального комплекса Яд Вашем в 1953 году одной из его центральных задач стал поиск тех, кто, рискуя своей жизнью, спасал евреев в эпоху Катастрофы, чтобы отдать им дань уважения и благодарности за то, что, несмотря на смертельный риск, несмотря на массовое равнодушие,  а зачастую и соучастие некоторых людей в злодеяниях фашистов, они спасали евреев..


Брянские Праведники Народов Мира

На Брянщине в годы оккупации было немало людей, которые жертвовали собой и своими близкими во имя спасения других людей, в том числе евреев. Всех их объединяло одно общее чувство – сострадание. Расскажем о некоторых героях-земляках, Праведниках Народов Мира подробнее.

***

Накануне вторжения Германии в Советский Союз Лейба  и Мария  Козины жили в городе Клинцы Орловской (ныне Брянской) области. Няней в их семье была молодая русская женщина Мария Стародубцева. Она жила в их доме и присматривала за дочерьми Козиных.

Старшая их дочь Раиса родилась в 1929 году, а младшая Дина – в 1938.

В первые же дни войны Лейбу Козина призвали на фронт. Жена и дети уехать из Клинцов не успели и остались в оккупации.

Все евреи города были взяты на особый учет (список «Б»). Им было приказано носить на правой руке или на спине желтый лоскут округлой формы. Жителям Клинцов запрещалось приветствовать евреев и общаться с ними.

Нацисты готовили крупномасштабные акции расправы над еврейским населением. На западной окраине тихого поселка Банный за железнодорожным переездом было создано крупное еврейское гетто. В декабре 1941 года в лесу, за воинской частью, которая находилась в Почитухе до оккупации, начались первые расстрелы евреев. Трупы убитых людей сваливали в траншеи от разрывов снарядов, слегка присыпали землей, которую тут же заносило снегом. Закапывать глубже палачи поленились, так как замерзшую землю было очень трудно долбить. Местные жители, проникшие в эту запретную зону, увидели страшную картину: из мерзлой земли торчали ноги, руки, головы их убитых земляков. . Среди тех клинчан, кого постигла страшная участь расстрелянных, были и Мария Козина, ее мать и старшая дочь Раиса.

Мария Стародубцева смогла спасти от смерти только 3-летнюю Дину, назвав ее своей дочерью.  Она жила в доме Стародубцевой, пока кто-то из соседей не сообщил немцам о том, что Мария укрывает еврейского ребенка. Няню вместе с девочкой арестовали.

Несмотря ни на какие пытки, Мария Стародубцева стояла на своем: «Дина – моя дочь. И она русская». В гестапо поверили и отпустили женщину. Один из полицаев предложил Стародубцевой стать его женой. Мария согласилась, понимая,  что это единственный выход. Муж обо всем догадывался, постоянно угрожал открыть тайну ребенку и выдать их фашистам. Так продолжалось до самого освобождения Клинцов 25 сентября 1943 года.  

Когда советские войска приближались к городу, муж Марии Стародубцевой бежал с отступающими фашистами. Мария Стародубцева продолжала жить в Клинцах после их освобождения.

После Победы с фронта возвратился Лейба Козин и узнал историю гибели его жены и старшей дочери и историю спасения младшей. Благодарный отец женился на няне своих детей Марии Стародубцевой,

которая, рискуя своей жизнью, спасла жизнь его маленькой дочери Дины. Мария Стародубцева удочерила Дину, став ей самой настоящей матерью. 29 сентября 1996 года Марии Стародубцевой за ее подвиг было присвоено звание Праведник Народов Мира.

В Клинцах было немало людей, повторивших подвиг Марии Стародубцевой. Учительница начальных классов Александра Ивановна Подвойская с мужем приютила у себя еврейскую девочку Таню, бежавшую из гетто. Семья Шпаковых спасла от расстрела Марка Фейгена, 10 – летнего мальчика, также бежавшего из гетто. Раиса Аршанская-Каплун  осталась жива только благодаря тому, что ее укрыл в своем доме сосед Сергей Горбунов, служивший у немцев полицаем. Девочке было всего восемь лет. Ее мать фашисты расстреляли 5 декабря 1941 года. .

***

Семья Ступак из деревни Княж Суражского района была среднего достатка: имели лошадь, корову, овец, птицу, разводили пчел, занимались садоводством. Отец был председателем колхоза, председателем сельсовета.

Мать была домохозяйкой. Старший сын Николай с 1939 года служил в армии в офицерском звании. С родителями оставались две дочери, Мария и Екатерина.

Когда район был оккупирован фашистами, жизнь семьи Ступак стала невыносимо трудной.

Главе семьи староста и полицаи часто напоминали о сыне-офицере, воевавшем на фронте, и о том, что он сам был колхозным активистом.

При разделе земли их участок оказался одним из самых маленьких, лошадь Ступакам не дали. Зато к ним нередко наведывались немцы и полицаи и забирали продукты, теплую одежду, домашний скот. Все жители деревни должны были исправно платить сельхозналог и выполнять работы, предлагаемые оккупантам (ремонт дорог, очистка территории, заготовка леса и др.).

В апреле 1942 года, в канун Пейсаха, фашисты решили уничтожить всех евреев, находившихся в гетто города Суража. Мужчин несколько дней выгоняли с лопатами для копания рва. Позже оказалось, что они копали себе могилу.

Однажды в гетто появилась группа абсолютно пьяных полицаев, человек 15-20, ни одного немца с ними не было. Всех узников гетто стали сгонять к вырытым рвам. Все поняли, куда и зачем их гонят. Стоял страшный крик женщин и плачь детей. Обреченных выстраивали рядами вдоль ям и расстреливали. Ряд за рядом. Сверху присыпали еще мерзлой землей, которая не прикрыла тела убитых полностью .

Шхина Исаакович Долгинов чудом сумел избежать участи своих товарищей. Когда замешкавшийся полицай отвернулся, он юркнул под крыльцо большого дома, мимо которого в тот момент шли узники. Это и спасло его.

Долгинову было уже 45 лет. Первую жену он похоронил незадолго до войны, детей у них не было. Второй брак принес долгожданное счастье: в 1939 году родилась дочь.

И вот в апреле 1942 года все рухнуло: ни жены, ни дочери больше не было. Три ночи провел Шхина Исаакович на могиле своих близких: жены, дочери, брата, сестры, племянницы, друзей, сослуживцев, соседей. В братской могиле было погребено 600 расстрелянных евреев. Все три дня и три ночи могила гудела и шевелилась: среди расстрелянных были еще живые люди. .

После того, как гул замер, голодный и замерзший Долгинов ушел из города. Некоторое время он прятался в лесу, но сильно простудился и заболел. В деревне Княж, куда он пришел, его не впустили в два дома. Потеряв всякую надежду, Шхина Исаакович постучал в дом Ступаков, упал на колени перед открывшей дверь хозяйкой и попросил разрешения погреться.

Ступаки не просто покормили и отогрели Долгинова, но и спрятали его у себя до конца оккупации.

Они лечили его, кормили, хотя у самих с продуктами было сложно. Сердобольные женщины даже приносили больному молоко, выпрашивая его у родственников, в доме которых было шестеро детей. Для соблюдения конспирации Ступаки практически перестали общаться с соседями, не жгли по вечерам лучину, не выпускали детей гулять со сверстниками.

Днем Шхина Долгингов прятался на чердаке, а ночью спускался в дом, чтобы погреться, просушить вещи, поесть, поговорить с хозяевами. Однажды, когда дети остались в доме одни, неожиданно нагрянула группа немцев: пришли в поисках продуктов питания. В последнее мгновение Мария Ступак успела предупредить Долгинова и спрятать его в укромном месте в подвале, куда фашисты по счастливой случайности не полезли.

Так продолжалось долгих полтора года. Полтора года страха. Полтора года мужества. 21 сентября 1943 года город Сураж и весь район были освобождены от немецко-фашистских захватчиков. Шхина Исаакович Долгинов долго лечился, а потом начал работать на одной из суражских фабрик. Позже он переехал в Москву, завел новую семью. До конца своих дней (а умер он в 1955 году) Долгинов был благодарен своим спасителям, часто приезжал в Сураж, присылал посылки, письма, приглашал Ступаков в столицу.

Решение о присвоении Марии Ступак-Теребиловой и ее родителям звания «Праведник Народов Мира» было принято в Иерусалиме в апреле 2003 года.

Через год, 19 апреля 2004 года в Москве, в Центральном Доме Кино, в торжественной обстановке в ходе вечера посвященного памяти евреев – жертв нацизма и героев Сопротивления Мария Ступак получила Почетную грамоту и медаль Праведника Народов Мира из рук посла государства Израиль Аркадия Миль-Мана.

Они достойны звания «Праведник Народов Мира»

К сожалению, многие люди, рисковавшие своей жизнью во имя спасения жизни евреев, своих соседей, сослуживцев и просто незнакомых людей, так никогда и не узнали, что их человеческий подвиг заслуживает присвоения им высокого звания Праведник Народов Мира. Расскажем о некоторых из них.

***

Имя Героя Советского Союза Анны Афанасьевны Морозовой, руководителя Сещинского интернационального советско-польского-чехословацкого подполья, широко известно в России и далеко за ее пределами благодаря фильму С. Колосова «Вызываем огонь на себя» по одноименной повести О. Горчакова и Я. Пшимановского. Все знают о героической гибели радистки разведгруппы «Джек» Анны Морозовой во время выполнения боевого задания на территории Польши в конце декабря 1944 года. Но мало кто знает о том, что  Анна Морозова и ее семья совершили еще один подвиг: они укрывали в своем доме двух еврейских девушек.

Во время оккупации семья Морозовых переехала из деревни Кохоново в Сещу и разместилась в бывшем помещении детского сада напротив дома, где базировалось гестапо.

В этом доме с общим коридором жили еще пять семей, в том числе и семья полицая. Несмотря на устрашающие объявления, развешанные фашистами на улицах оккупированных ими городов и сел: «За помощь и укрывательство евреев – расстрел!»,

Аня Морозова поселила у себя 18-летнюю студентку Смоленского медицинского института Анну Пшестеленц и ее подругу Аню Молочникову.

Обе девушки бежали из Смоленского гетто, которое было образованно гитлеровцами в северо-восточной части города – в Садках уже 5 августа 1941 года. К лету 1942 года здесь жило около двух тысяч человек. Все они были расстреляны немцами и карателями в Вязовеньках .

Девушки скрывали свои настоящие имена, выдавая себя за русских. Аня Пшестеленц стала казачкой Женей, а Аня Молочникова – Верой. Обе девушки жили в маленькой боковушке в доме Морозовых, рядом с комнатой Ани. Укрывая евреек, Анна Морозова подвергала смертельной опасности не только себя, но и всю свою семью: отца Афанасия Калистратовича, мать Евдокию Федотьевну и трех сестер – 14-летнюю Мотю, 12-летнюю Машу и совсем маленькую Тасю.

Анна Морозова помогла девушкам устроиться сначала прачками, а потом посудомойками на кухне столовой, в которой питались немецкие летчики, базировавшиеся на Сещинском аэродроме.

Помог ей в этом чех Венделин Робличка, работавший на немецком аэродроме. Женя и Вера сообщали Морозовой сведения, полученные от подвыпивших летчиков, которые даже не догадывались, что девушки владеют немецким языком. Аня Пшестеленц была человеком вспыльчивым, ей не доставало выдержки. Однажды, вступив в полемику с переводчиком начальника СД авиабазы Отто Геллером, она заговорила по-немецки. Геллер заподозрил, что она еврейка и немедленно сообщил об этом в СД. Спас Женю от гибели все тот же чех В. Робличка, член Сещинской подпольной организации. По словам командира I Клетнянской партизанской бригады Ф. С. Данченкова, однажды, вернувшись с работы, Робличка сказал Ане Морозовой: «Жене надо исчезнуть. Кое-кто догадывается, что она еврейка…» . 

Анна Морозова решила обратиться за помощью к своей соседке Варваре Афанасьевне Киршиной, у которой муж был капитаном Красной Армии и находился на фронте. Кроме того, Морозова знала, что

В. А. Киршина тоже скрывала у себя еврея Иосифа Арановича, представляя его своим дальним родственником Василием Сенютиным. Киршина переправила Аню Пшестеленц в деревню Сердечкино к своей подруге Марии Иванютиной, которая проживала там с двумя маленькими детьми и поддерживала связь с партизанами.

Через разведчика I Клетнянской партизанской бригады Сергея Корпусова Иванютина познакомилась с разведчицей разведгруппы в/ч 9903 (группа «Аркадий») Шурой Гарбузовой, которая и переправила Аню Пшестеленц в лес к партизанам. Какое-то время Аня работала в госпитале бригады Ф. С. Данченкова помощником партизанского врача  Семена Жамеричева. В августе 1942 года вместе с Аркадием Винницким, командиром спецгруппы в/ч 9903,  она перешла в партизанский отряд под командованием М. Рощина .

На дубровской земле подвиг Анны Морозовой,  ее семьи,  ее друзей Венделина Робличка, Варвары Киршиной, Марии Иванютиной, жертвовавших собой во имя спасения других людей, не будет забыт никогда. Они праведники.

К сожалению, все наши попытки найти Аню Пшестеленц или кого-то из семьи Морозовых не увенчались успехом. Бывший разведчик I Клетнянской партизанской бригады, ныне профессор Московского государственного университета леса А.А. Пижурин, автор книги воспоминаний «О героическом прошлом», отвечая на наше письмо, написал о том, что ни на одну из традиционных послевоенных встреч партизан бригады Анна Пшестеленц не приезжала. У совета ветеранов бригады нет никакой информации о том, как сложилась судьба этой женщины после войны. Это подтвердили и другие партизаны I Клетнянской бригады: А.И. Потапов, Н.В. Петренко, Е.Х. Бобкова из Дубровки, полковник Н.Ф. Иньков из Брянска, профессор А.И. Минакова из Москвы.

Бывший член Сещинской подпольной организации, ныне учитель-пенсионер И.П. Мареев из Сещи, сообщил нам о том, что родители Анны Морозовой давно умерли, а ее сестры, уехав в 70-е годы прошлого столетия из Дубровского района, утратили связь со всеми оставшимися в живых партизанами и подпольщиками. Эту информацию подтвердили и бывшие дубровские подпольщики А.Н. Еремина и Е.П. Конина.

Вместе с тем мы не прекращаем поиска и не теряем надежды найти кого-то из участников этой трагической и одновременно героической истории.

***

Жарким августовским днем 1941 года в небольшом рогнединском селе Тюнино, известном как родина поэта Николая Рыленкова, появилась еврейская беженка из  города Слуцка Ревекка Юрьевна Агальцова с двумя детьми, старшему из которых  было лет семь-восемь.

Женщина ждала еще одного ребенка. На вид ей было лет тридцать. Тюнинские женщины помогли кто чем мог: кто принес хлеб, кто молоко, кто овощи, кто что-то из одежды. Однако оставаться в Тюнино было опасно: по деревне колоннами двигались к Десне немцы.

Волостной староста Василий Петрович Халютин, занимавший эту должность по приказу командования партизанского отряда, поселил семью Агальцовых в деревне Щепет, в четырех километрах от Тюнина. Он же снабдил беженцев дровами на всю зиму.  Женщиной, предоставившей кров еврейке Агальцовой и ее детям, была Агриппина Комшина. Сейчас ее уже нет в живых. Но живы ее дети. Где-то в Башкирии живет  сын Василий с семьей. Его адрес мы пытаемся отыскать.

В октябре 1941 года у Раисы Юрьевны Тарасовой (так стала называть себя  Ревекка Агальцова) родился сын, которого назвали Петром. Зимой 1941 – 1942 гг. вся семья Агальцовых заболела тифом. И только сочувствие и человеческое участие тюнинских учителей Анны Яковны и Эльзы Григорьевны Гриндуль, а также Е.П. Афонской, М.С. Кузнецовой, Е. Д. Данилиной,  М.С. Трифоновой, присылавших в деревню Щепет одежду и продукты, отрывая от своих голодающих детей, помогли семье Агальцовых выжить. Из этих людей сегодня жива только Эльза Григорьевна Гриндуль, которая по-прежнему проживает в селе Тюнино. Она хорошо помнит эту историю, Ревекку Агальцову и ее детей. Однако считает, что ничего особенного ни она, ни ее мать, ни ее подруги не сделали. По ее мнению, так должен поступать каждый человек: в трудную минуту приходить на помощь тем, кто в этом нуждается, даже если это сопряжено с риском для жизни. . 

Жаль, что не все думают так.

В округе нашлись люди, которые донесли оккупантам, что в Щепете скрывается еврейка. Ревекку Агальцову с тремя детьми схватили гитлеровцы и повели на расстрел.

Спас женщину все тот же староста Халютин. Он убедил немецких конвоиров в том, что их обманули, вышла ошибка. Он хорошо знает эту семью и ручается за то, что эта женщина не еврейка. Каким надо было обладать мужеством и милосердием, чтобы пойти на такой поступок! После освобождения Брянщины от врага В.П. Халютин ушел на фронт, где сражался храбро и отважно. В одном из боев на территории Белоруссии он потерял ногу. Был демобилизован  по ранению, вернулся в родное село и до ухода на пенсию работал заведующим фермой. Василий Петрович Халютин, спасший Агальцову и ее детей от расстрела,  давно умер. В Краматорске живет его дочь с семьей. Ее точным адресом мы пока не располагаем, но продолжаем поиски.

После войны Ревекка Юрьевна Агальцова  несколько лет возглавляла Шаровичский детский дом для детей - сирот войны. Сполна платила благодарная Ревекка Юрьевна людям, спасшим ее в годы оккупации. Через пять лет Агальцову разыскал вернувшийся с фронта отец и увез в Барнаул, где и прожила она всю свою жизнь.

По случаю 20-летия детского дома Ревекка Юрьевна приезжала в Шаровичи  и, как рассказывают местные жители, заходила в дома тех людей, которые помогли ее выжить,  и  низко кланялась каждому отдельно.

Брянщина стала для Ревекки Юрьевны родной, о чем свидетельствуют письма  сюда, которые хранятся в архиве местного историка-краеведа, журналиста и писателя Валериана Григорьевича Коваленко. Он и поведал нам эту историю . Сейчас мы ищем детей Ревекки Юрьевны Агальцовой, чтобы инициировать процесс присвоения звания Праведника Народов Мира тем людям (пусть и посмертно в большинстве своем), которые жизни своей не щадили, спасая еврейскую семью.

***

До войны семя Бурштейнов жила  на Пушкинской улице в  поселке Жуковка на Брянщине. Лазарь Бурштейн учился в школе старательно и прилежно. Учительница Екатерина Васильевна Потугина всегда ставила его в пример другим ребятам. Одноклассница Анна Григорьевна Резникова, ныне учительница-пенсионерка, вспоминает, что Лазаря Бурштейна  первым из их класса приняли в пионеры как лучшего ученика. Друг Лазаря Бурштейна Василий  Иванович Чепиков, ныне пенсионер, ветеран Жуковского велозавода, рассказывает: «Хотя я на 3 года старше Лазаря, это не мешало нашей дружбе. Он мне всегда нравился своей уравновешенностью, не по возрасту развитой сообразительностью. В свободное время мы мастерили тачанки, а потом катали на них друг друга, бегали в лес по грибы и ягоды».

С приходом немцев счастливое детство оборвалось. На окраине поселка Жуковка фашисты создали лагерь. Людей хватали и бросали  за колючую проволоку. Евреев просто уничтожали.

Мать Лазаря Бурштейна была расстреляна фашистами  в упор на улице, у своего дома, прямо на глазах у испуганного сына. А через несколько дней расстреляли и отца Лазаря. Он сам едва успел убежать. Сохранить жизнь маленькому еврейскому мальчику помогла соседка, мать его друга Василия Ольга Егоровна Чепикова.

Она спрятала мальчика в коровнике. Положив его возле стены, замаскировала несколькими большими чурбанами дров, а сверху забросала навозом. В тот момент, когда Ольга Егоровна еще стояла в коровнике с вилами в руках, туда ворвались гитлеровцы. Оттолкнув женщину, фашисты стали проводить обыск. Они перевернули сено, солому, излазили весь чердак, но в навозе искать не догадались. Решив, что Лазарь Бурштейн убежал в лес, нацисты ушли.

Глубокой ночью Ольга Егоровна откопала мальчика, вымыла его, накормила и отправила к своему свекру Андрею Нефедьевичу Чепикову в соседнюю деревню Сидоровку. Два дня скрывался Лазарь Бурштейн в Сидоровке, но потом и там стало опасно. Старик Чепиков переправил его в лес к партизанам Жуковского отряда под командованием Г.В. Мальцева. Командир зачислил Лазаря Бурштейна в разведвзвод отряда. Командир разведчиков Андрей Сергеевич Демин стал для мальчика не только командиром, но и отцом. Все взрослые бойцы отряда называли Лазаря партизанским сыном.

Стремясь спасти жизнь партизанского сына Лазаря Бурштейна, командование Жуковского отряда принимает решение в январе 1943 года, когда начались очередные карательные экспедиции против партизан, отправить его на Большую землю.

Мальчика направили на обучение в Калининское суворовское училище. В 1948 году Лазарь Бурштейн  продолжил обучение в Ленинградском пехотном училище имени С.М. Кирова. Вся жизнь Лазаря Бурштейна была связана с армией. В звании полковника он вышел в отставку. В настоящее время полковник Л. Бурштейн с женой, сыновьями и внуками живет далеко от родных пенатов.

Впервые о подвиге юного героя-партизана рассказал директор Жуковского историко-краеведческого музея Виктор Филиппович Золотенков. С его помощью мы пытаемся наладить  переписку с Лазарем Бурштейном.

***

Выдающийся российский философ и общественный деятель, первый президент российского Центра «Холокост» Михаил Гефтер говорил: «Никогда не бывает геноцида против одного народа. Геноцид всегда против всех» . Понять это помогает изучение истории Холокоста. По словам Гефтера, «..Холокост - память, Холокост - урок, Холокост - зарубка на века» .

Судьба и жизнь Праведников Народов Мира, их человеческий подвиг - яркий пример того, как должны жить люди в нашем непростом, противоречивом мире. Жить с любовью в сердце, с готовностью к самопожертвованию.

Мы, неевреи, тоже склоняем головы перед мужеством и гуманизмом Праведников. Мы поставили перед собой конкретную задачу и поэтапно выполняем ее. Это выявление и увековечение подвига наших земляков, спасавших евреев от нацистов, содействие в присвоении им звания «Праведник Народов Мира», сохранение документальных свидетельств о подвиге Праведников.

Но Холокост не только был. Он не только прошлое, но и наше возможное будущее.

Разве нет сегодня оскверненных еврейских могил? Разве не убивают скинхеды иностранных студентов в городах России? Разве не слышим мы фразы, подобные этой: «Я этих «черных» видеть не могу!»? Разве не преследуют в странах Балтии русских только за то, что они русские? Разве не увеличивает масштабы международный терроризм?

В современном мире, в современной России люди опять начинают заболевать страшной социальной болезнью - человекофобией. Сегодня это особенно опасно. Однако кто знает о болезни, тот имеет шанс излечиться...











Рекомендованные материалы


Стенгазета

Окруженцы. Часть 2

Ближе к зиме большой проблемой стала стирка белья. Начался тиф. Нужно было бороться с вшивостью, а без мыла ничего не выходило. Пробовали стирать глиной, терли кирпичом, но после такой стирки белье становилось страшным. Я вспомнила, что моя мама стирала золой. Приступили к делу. Собрали золу, залили водой и дали настояться. На следующий день отстирали белье в замочке и положили в новый зольный раствор. Кипятили часа три. Потом полоскали много раз. Белье вышло желтоватым, но чистым и приятным в носке.

Стенгазета

Окруженцы. Часть 1

Ворошиловцы создали в брянских лесах партизанскую танковую группу, в которой вместе с броневиками и легкими танками были и легендарные «тридцатьчетверки»: «В июне 1942 года наша танковая группа пополнилась еще двумя танками Т-34. Одну машину мы вытащили из реки Навля с помощью чухрайских колхозников при помощи ворота. Танк вытащен был из-под носа полицаев и быстро приведен в боевую готовность».