Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.06.2006 | Концерт

Любовник Октябрины

Симпатичный человек в кожаных штанах и очках-бабочках не желает стареть

Хроники Билли Айдола — это история неопасного бунтарства. К началу панк-революции певец опоздал: его группа Generation X появилась как раз в тот момент, когда панк-группы стало модно распускать. В 1976 году The Sex Pistols вымучивали из себя последние концерты, MC5 распались, а Игги Поп превратился в лучшего друга Дэвида Боуи. На этом фоне Generation X с небрежными речовками «Never wanna be an adult/Always wanna be in revolt» выглядели как группа старомодных комиков, поэтому их приглашали в соответствующие шоу — вроде знаменитой телепередачи с говорящим названием «Top of the Pops».

Из того негероического времени певец оставил себе только псевдоним «Idol», выбеленные волосы и татуировку на левом предплечье – полуобнаженную Октябрину.

Здесь следует сделать небольшое отступление. Образ Октябрины, персонажа советских подпольных комиксов, о котором в СССР знали единицы, - это отдельная глава в жизни английской левацки настроенной богемы. Он стал известен в Лондоне после публикации красочной книжки с картинками «Octobriana and the Russian underground» в 1971-м году. Сквозным персонажем в этой книге – Октябрина, бесстыжая и бесстрашная фурия с копной светлых волос и красной звездой во лбу. Она, как было написано в книге, олицетворяла истинный коммунизм, призывала к свободной любви и борьбе против тех, кто предал заветы Ленина. Октябрина пришлась в Англии ко двору: Дэвид Боуи порывался снять фильм о ней, а Билли Айдол наколол ее себе на руку, хотя, по собственному признанию, никогда татуировок не любил. Вскоре стали выясняться подробности о книге про русский андеграунд. Во-первых, издателю позвонили из Киева и рассказали, что Октябрину придумал не тот человек, который указан автором. И зовут ее не Октябрина, а Амазона. Во-вторых, стало понятно, что «Прогрессивную политическую порнографию» (киевскую подпольную группу, претендовавшую на авторство) занимали больше не судьбы России, а свободная любовь и групповой секс. В-третьих, плагиатор Петр Садецкий (указанный автором комиксов) куда-то пропал, что неудивительно после «во-первых» и «во-вторых». Дэвид Боуи больше о фильме не заикался. И Билли Айдол остался один в поле – с татуировкой. Опять не вписанный в революцию.

Следующий псевдобунтарский проект Билли Айдола назывался «Rebel Yell» и стал его самым коммерчески успешным альбомом. Совсем не обязательно слушать заглавную песню в версии Scooter, чтобы понять, что речь там идет не о революции.

Только танцы и секс. Благодаря двум другим видеоклипам с этого альбома «Eyes without a face» и «Flesh for fantasy» прочертился медиаобраз Билли Айдола. Статный, уверенный в себе блондин с порывистыми движениями и острым взглядом. Идеальный любовник для Октябрины – остриженный Конан-варвар с ухоженной кожей лица. Этот образ был очень удачен, в той или иной мере его черты можно встретить у самых разных музыкантов. У того же Ганса-Питера Бакстера (крикун с подчёркнуто нордической внешностью из группы «Scooter»), или у Константина Кинчева. С этим образом связана совсем другая биография Билли Айдола: не безалаберного революционера, а покорителя всевозможных хит-парадов и эффектного киноактера. Все восьмидесятые музыка Билли Айдола бродила между пост-панком и нью-вейвом, он стал звездой – не той, поддельной, во лбу Октябрины, а самой настоящей, с райдером и рейтингом.

Позже, в середине девяностых, заигрывание с образом бунтаря аукнулось Айдолу: сначала он чуть не разбился на мотоцикле, а через три года еле выжил после передозировки героина.

С 1992-го года он не записывал новых альбомов, и вот недавно – выпустил диск «Devil’s playground». На этом диске пятидесятилетний Билли Айдол хорохорится как никогда и рычит поверх четких рубленых гитарных пассажей свои мятежные тексты. И если подобные пассажи не сделали повстанцев из группы Generation X, то нынешнему Айдолу они очень идут: симпатичный человек в кожаных штанах и очках-бабочках не желает стареть, и эта айдоловская непокорность возрасту внушает уважение.



Источник: "Афиша. Санкт-Петербург", 16.06.2006,








Рекомендованные материалы



«Фак. Ужас»

Майкл Джира: "Я не буду строить из себя простого паренька, но в конце концов: я пишу музыку, играю ее, чтобы люди собирались вместе, получали какой-то экзистенциальный опыт, но — от музыки. На сцене есть музыка. Меня — нет".

07.11.2011
Концерт

Вместе с прогрессом

Такой плотности новоджазовых событий столица за всю свою историю уж точно еще не знала! Не говоря уже о том, что новый джаз успел засветиться за пределами своего, чего уж там скрывать, весьма узкого круга ценителей.