Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.02.2006 | Книги

Над небом голубым…

«Империя ангелов» Бернара Вербера: энциклопедия идеосферы

Бернару Верберу – одному из наиболее публикуемомых во всем мире французских писателей – принадлежит честь открытия неведомого прежде племени танатонавтов, авантюристов-исследователей и безбашенных путешественников, разведчиков смерти. Вербер выдумал это слово на основе двух греческих корней, "танатос" - бог смерти, и "наутис" – исследователь. Чтобы описать путешествие за край земной жизни (роман «Танатонавты»), Вербер изучал религии, мифологии, примитивные обряды австралийских и американских племен, тибетскую и египетскую Книги мертвых, пытался найти общие точки соприкосновения между сакральными текстами. «Империя ангелов» - естественное продолжение сюжета «Танатонавтов», продолжение путешествия с теми же героями-танатонавтами.

Главная идея «Империи ангелов», как пишет Вербер в своей автобиографии - показать механизм людских судеб с бесконечной высоты, посмотреть на мир глазами ангелов, обитающими в Раю.

Забавные переплетения встреч, смертей и рождений на Земле образуют одну прихотливую сюжетную линию. Другая – не менее напряженная линия повествования – связана с попытками ангелов-авантюристов завоевать этот Рай. И третья составляющая – это увлекательная космогония, придуманная демиургом-Вербером.

Верберовский рай очень сложно структурирован и совсем не похож на райский сад из мифа об Адаме и Еве. За ним – выше неба – еще столько всякого, оказывается, спрятано, что не дано увидеть не только простому смертному, но и ангелу…

Выдумщик и фантазер, Вербер так глубоко ввинчивается в заоблачную высь, что захватывает дух. Впрочем, его парадоксальные построения иерархического надмирного мира вполне ироничны, а его философия – такая типичная среднестатистическая французская эссеистика, где всего понемногу: и традиционного французского антиклерикализма, и традиционных же интеллектуальных спекуляций.

Отдаешь должное удивительной фантазии автора. Его остроумию. Его мощи. Но к концу книги не перестаешь задаваться вопросом: и вот все это великолепие смыслов, вся эта сложная архитектоника и богатейшие находки в жанре фэнтези – все это для того, чтобы еще раз проговорить нехитрую истину: жизнь самоценна, а смысл жизни заключается в самой жизни?

Впрочем, банальный и разочаровывающий конец можно и стерпеть ради предыдущих страниц - они могли бы быть просто великолепны, если бы не старания некоего А. Агафонова, переводчика, к которому издательство не потрудилось, видимо, приставить редактора. Когда все время спотыкаешься о перлы типа «девушка полна целлюлита» - трудновато оценить общий замысел и блестящее его воплощение.



Источник: InOut.ру, 12.02.2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
10.09.2019
Книги

Роман о том, какой разной может быть семья

Решилась Пэтчетт, когда тяжелая болезнь отца вошла в терминальную стадию. Уже после выхода романа она напишет: «В каком-то смысле его смерть стала причиной моего писательского роста». При этом историю о душераздирающей семейной драме писательница рассказывает без пафоса и чрезмерной сентиментальности

Стенгазета
04.09.2019
Книги

Урал-trip

Но только в реальности Сальникова сочинять и даже читать стихи в этом мире оказывается вовсе не легальным делом – это серьезный наркотик, от которого и умереть можно.