Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

25.04.2014 | Книги

Формула идеального учебника

Немножко инструкция «делать жизнь с кого», немножко квест, немножко жития знаменитых евреев прошлого

Хороший, настоящий писатель, что бы он ни сочинял — хоть учебник ботаники, — всегда ощущает себя подлинным Демиургом и создает свой собственный, по своему образу и подобию, мир. Это непреложный закон природы. Соответственно, книжка Любомирской о замечательных евреях древности не только набита разного рода интереснейшими сведениями, историческими фактами и живыми портретами ее героев, но и полна фантастических персонажей в фантастических обстоятельствах. Ну, собственно, это ее фирменный стиль — придавать реальности дополнительную глубину и неожиданный объем в неожиданных местах, расширяя читательское сознание, так что удивляться не приходится. Удивительно лишь, что выдумки, по здравом рассуждении, на весь текст процентов семь, не больше, все остальное — абсолютный реализм, настоящая история, случившаяся с каждым героем книги, и шире — история всего еврейского народа в рассеянии.

Охранителям чистоты всего на свете и защитникам «правильной» исторической науки просьба не беспокоиться — фальсификации истории в данном тексте не обнаружено. Автору просто удалось приблизить невообразимо далекое и сделать его из туманного и загадочного внятным, понятным, пригодным для восхищения и любви, ведь речь идет о людях — врачах, поэтах, философах, — продвинувших человечество по пути к свету и пониманию природы вещей.
Перед Леей Любомирской стояла очень трудная задача — написать не то учебник, не то инструкцию типа «делать жизнь с кого», не то жития знаменитых евреев прошлого, с учетом историко-географических реалий и соответствующего геополитического момента, то есть еще и требовалось погрузить читателя в исторический контекст по уши. Небольшого совсем читателя, еще не имеющего опыта чтения вообще и исторических книг в частности: по предложению неутомимой по части придумыванию разных просветительских проектов Линор Горалик, мануал должен быть адресован детям не очень старшего школьного возраста.

Небольшой опрос среди заинтересованных в хорошем детском чтении и историко-филологически ориентированных мам определил самые важные, самые необходимые составляющие детского научпопа: юмор, истории с развивающимися сюжетами, непременное пристальное внимание к описываемой личности, к деталям быта, в поступках персонажей должна прослеживаться логика, психологическая достоверность. Еще респонденты отмечали необходимость «фолиантного духа» при доступном стиле изложения, то есть ощущение причастности к Настоящей Большой науке, про которую рассказано не занудно и не наукообразно, при этом без сюсюкания и излишней фамильярности. Про живой язык, стиль, а также хорошее оформление тоже не забыли. Для чистоты эксперимента никто из опрашиваемых книжки Любомирской в глаза не видел, но удивительным образом все как миленькие рассказали о ней самое главное. Формулировался же вопрос так: как вы себе представляете идеальную научно-популярную книгу для детей?
Каждая глава «Бродяги, Мага и Королевы пряностей», посвященная тому или иному персонажу, начинается со «сцены, которой никогда не было», а заканчивается, как и положено учебнику, «закреплением пройденного». В этих сценах совершенно упоительные диалоги ученых мужей, семейные разговоры и беседы королей, обсуждение жизненно важных проблем или просто легкий треп на бытовые темы. Разные эпохи, разные страны, разные проблемы и задачи — но везде одинаково изящная и достоверная реконструкция, везде живое слово и легкое дыхание.

Надо сказать, при чтении этих воображаемых диалогов даже у взрослого искушенного читателя ни разу не возникает сомнения в том, что они и впрямь состоялись страшно подумать сколько лет назад. Пройдя вслед за героем весь его жизненный путь и непременно с ним попрощавшись (раздел так и называется — «мы прощаемся с...»), читатель берет паузу перед знакомством со следующим героем и следующей драматической судьбой, разгадывая загадки и решая «фишки-задачки». (Почему для изготовления Голема нужна была именно глина? Хотите узнать — загляните в главу про мага бен Бецалеля).

Структура, разработанная Леей Любомирской в «Бродяге...», пригодилась бы каждому автору, который собирается просветить детей на предмет чего-то сложного и запутанного: все вмиг распутается! Думаю, если учебник по любому предмету, построенный по аналогии с этой книжкой, подсунуть среднестатистическому утомленному и пресыщенному школьнику, он бы немедленно проснулся и выучил бы означенный предмет, вернее, он бы сам у него в голове отлично бы уложился.

При условии, конечно, что этот учебник сама бы Лея и написала. В соответствии с представлениями о миссии педагога и ученической доблести, прописанными еще в XIV веке и вполне ею разделяемыми: лишь только тот, кто передает и получает знания, обеспечивает бессмертие своей душе. Об этом особом статусе того, кто учит, и того, кто учится, сообщает своему брату авиньонский философ рабби Леви бен Гершон в воображаемом диалоге, придуманном Любомирской. Хотя что значит придуманном? Писатель всегда немножко медиум, а формула бессмертия столь проста и хороша, что просто не может не быть правдой, той самой истиной, про которую все вроде догадываются, но лишь писатель умеет предъявить ее миру.

Лея Любомирская. Бродяга, Маг и Королева пряностей. М., Книжники/Текст, 2013

Источник: Booknik, 8 апреля 2014 года,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
01.11.2019
Книги

Флешбеки с двойными стандартами

Образ двойного агента довольно популярен в литературе и кинематографе: Джеймс Бонд, Штирлиц, Фандорин, Лисбет Саландер — на любой вкус и цвет. Но «Сочувствующий» сильно отличается от затертых поп-культурой произведений: в первую очередь потому, что в центре романа стоит не сам герой, а эмпатия и последствия, к которым может привести даже самое искреннее и хорошее чувство.

Стенгазета
14.10.2019
Книги

О двух друзьях и горе

Сюжет романа почти автобиографичен. Влюбленный в горы Коньетти сам ведет уединенный образ жизни и очень походит на главного героя своей книги — Пьетро. «Восемь гор» — это его посвящение другу.