Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.02.2006 | Колонка

Без стыда и совести

Министр обороны рявкнул на депутатов и на страну

Все недели, пока длилась история с рядовым Сычевым, покалеченным сослуживцами, у некоторой части общества теплилась надежда, что этот дикий случай разбудит совесть руководителей военного ведомства, заставит их признать, что армия разлагается, что необходимы кардинальные перемены. Вчерашнее выступление министра обороны Сергея Иванова в Думе показало, что этой надежде сбыться не суждено. Российские милитаристы – люди непробиваемые.

И неслучайно Иванов начал не с извинений перед теми, кого искалечили во вверенных его заботам Вооруженных силах, а с окрика. Мало того, что он заклеймил тех, кто «искусственно раздувает скандал» (ну ампутировали парню ноги и половые органы – понятно, что такой скандал можно только искусственно раздуть).

Министра решительно не устраивает тон газетных публикаций: так, по его мнению, можно говорить только о вражеской армии. И, наконец, его особенно возмущает то, что «в некоторых газетах уже появились открытые призывы к акциям неповиновения и бойкоту весенней призывной кампании».

Глава военного ведомства тут же перешел к угрозам: «Думаю, что такие факты могли бы стать объектом пристального внимания конституционно-правовых органов на предмет соответствия их российскому законодательству в области обороны и безопасности».

Что же до покалеченного солдата, то на него просто пролился золотой дождь. И квартиру его семье предоставят, и 224 тысячи рублей страховки выплатят, и лечить еще вдобавок будут. Куда же больше, особенно если учесть, что тысячи таких же покалеченных мальчишек проводят по документам как «заболевших» и просто комиссуют без всяких страховок и лечения.

Так что ни о каком кризисе в Вооруженных силах и речи быть не может. Количество преступлений неуклонно снижается, армия является самой законопослушной частью общества. Ну а если дедовщина и случается, так в том виновато общество в целом, в котором девальвировались «традиционные ценности и идеалы национальной культуры». Взять хоть телевидение, которое учит жестокости. Год назад Сергей Борисович, помнится, уже объяснял, что солдаты сбежали из части, прочитав скверную книжку. Да и контингент в армию призывается еще тот: наркоманы, преступники, психопаты. Некоторые «первый раз в жизни видят зубную щетку и унитаз».

Министр просто завален благодарственными письмами от матерей, чьих детей научили в Вооруженных силах пользоваться унитазом (некоторым, замечу, под руководством «дедов» приходилось неоднократно драить этот самый унитаз этой самой зубной щеткой). После всего этого как-то странно предъявлять претензии главе военного ведомства. А за то, что он решил все же кое-что улучшить в этой и без того прекрасной армии, ему следует немедленно вручить орден.

Итак, перво-наперво военное ведомство разродилось новой Инструкцией по организации учета сведений о преступлениях и происшествиях в Вооруженных силах. И, понятное дело, она настолько лучше сотни предыдущих (только на моей памяти их было не меньше 15, и все они «совершенствовали» эту самую систему учета), что отныне командирам будет совершенно невыгодно укрывать преступления. Они с радостью будут докладывать о них и с не меньшей радостью ждать военных прокуроров и комиссий из штаба округа. Того же сорта предложения о расформировании дисбатов и введении дисциплинарных судов, которые будут подчиняться командирам воинских частей. Тем самым командирам, в среде которых «нередки… случаи полного равнодушия к своим подчиненным» (это тоже из доклада). Не говоря о том, что суд, подчиняющийся командиру части, — новое и яркое слово в юриспруденции.

Тем не менее, настала пора кардинально улучшить состояние офицерского корпуса. Делать это предлагается, улучшая материальное положение офицеров (именно так офицеры Челябинского училища посоветовали бороться с дедовщиной в разговоре с представителями Общественной палаты). Прочие меры из той же оперы – дать возможность командирам рот расти до майорского звания, начать выпуск офицеров-воспитателей. И ни слова о необходимости сущностных перемен в самой системе офицерской службы – открытом назначении на вышестоящие должности по конкурсу, прекращении произвола вышестоящих по отношению к нижестоящим. В общем, Иванов делает вид, что не понимает: равнодушие к подчиненным рождается из всей системы взаимоотношений в российской армии.

Пожалуй, самая разумная из всех ивановских инициатив — идея о переводе на контракт всех сержантов в российской армии. О необходимости этого шага уж много лет говорили эксперты. Создание корпуса профессиональных сержантов, на которых и должно быть возложено поддержание дисциплины в части, действительно могло бы усмирить казарменных хулиганов. Однако из слов министра непонятно, откуда возьмутся эти зрелые образованные военные. Чтобы сделать к 2008 году всех сержантов контрактниками, уже сейчас необходимо создавать специальные учебные заведения. Но об этом ничего неизвестно. Пока же сержантов в российской армии готовят очень просто: после шести месяцев в обычной «учебке» солдата заставляют подписать контракт. При этом он ни знаниями, ни опытом, ни даже возрастом не отличается от тех, кем должен командовать. Понятно, что проку от таких сержантов – ноль.

Существуй в России парламент, именно об этом должны были бы спрашивать Иванова депутаты. Но наши думцы, видимо, решили не уподобляться безответственным клеветникам на армию и радостно согласились со всем, что говорил Иванов. Любовь Слиска под конец даже пожелала ему «творческого вдохновения» в работе.

Думаю, результаты этого творческого вдохновения появятся в самое ближайшее время, когда в Думу поступят подготовленные военным ведомством поправки в законы. Они позволят загнать в армию еще больше мальчишек.



Источник: "Ежедневный Журнал", 16.02.2006,








Рекомендованные материалы



Приключе­ния значений

Многие важные слова, точнее их значения, подвергаются со временем значительным мутациям. Следить за этим процессом всегда интересно и поучительно, хотя иногда и тревожно. Необычайные приключения таких, например, слов, как «фашизм», а также «фашист, фашисты», так до конца и не осознанных, впечатляют особенно.


Системный сбой

У меня довольно много немецких друзей и знакомых. В основном это филологи-русисты. И в основном это примерно мои сверстники. Некоторых из них я спрашивал, почему они выбрали именно эту профессию. Почему именно русский язык и русская литература? И большинство из них отвечали почти одинаково: их отцы побывали на Восточном фронте.