ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 21 НОЯБРЯ 2017 года

Анимация / Интервью

Бесстрашный бельчонок

Анимационный режиссер Олеся Щукина об анимационных школах, путешествиях по миру и о детских мультфильмах

Текст: Дина Годер

Олеся Щукина – одна из самых новых звезд отечественной анимации. Она закончила Петербургский университет кино и телевидения, училась у легендарного Константина Бронзита, потом поехала учиться во Францию, в знаменитую киношколу La Poudriere, после школы сняла свой дебютный фильм «Слон и велосипед» на одной из лучших в мире студий авторской анимации Folimage. Получилась обаятельная и печальная история про слона, который размечтался о велосипеде, увиденном в рекламе, стал отказывать себе во всем и копить, как Башмачкин, а потом оказалось, что детский велосипед ему не подходит и слон впал в депрессию. Фильм этот сейчас очень активно ездит по фестивалям и берет призы, а Олеся тоже ездит по всему свету, участвует в самых разных резиденциях, а вместе с тем продолжает снимать мультфильмы и рисовать иллюстрации для разных изданий, а еще для марки детской одежды ko-ko-ko, которую она придумала вместе с питерской подругой. На последнем суздальском фестивале российской анимации «Бельчонок и санки» - сюжет Олеси Щукиной для «Веселой карусели» студии Союзмультфильм – взял приз жюри за лучший фильм для детей. Нарядное и радостное кино, легкое и чистое, как детская песенка, сейчас тоже поехало по фестивалям и можно предрекать ему успех во всех киноконкурсах для детей. А Олеся начала снимать свой собственный проект. Мы поговорили с ней о том, как учат анимации в России и Франции, каково быть гражданином мира и, конечно, о кино.

 

-       Я родилась в Петербурге снятый на студии «Союзмультфильм», но  когда мне было 13 лет мы переехали в Москву.  Никому не хочется уезжать, когда у тебя есть школа, друзья и привычная жизнь. Родители говорили, что это ненадолго, на чуть-чуть, но чуть-чуть обычно затягивается. Мне не хотелось жить в Москве и в 17 лет я поехала учиться обратно в Петербург.

-       Почему вам было так плохо в Москве?

-       Потому что когда мы переезжали я была подростком и в таком возрасте сложнее адаптироваться к новому. У маленьких детей это получается гораздо лучше. На самом деле сейчас у меня нормальные отношения с Москвой. Там живёт много друзей, только они не школьные, а в основном более поздние. Родители до сих пор в Москве и брат, но ему там нравится. Благодаря брату я начала делать короткие мультфильмы еще когда  училась в школе. Когда мне было лет 15, а ему 13, он тоже хотел снимать мультфильмы и научил меня работать во флеше. Потом я увидела сайт Маши Якушиной, где она выкладывала короткие анимации про ежика и мне это страшно понравилось, я в какой-то момент осмелела и даже отправила ей свой мультфильм. Он был ужасный. Маша мне мягко объяснила, почему это плохо и сказала: если ты еще что-то сделаешь, то присылай. В 11 классе на уроке физкультуры я неудачно скатилась на лыжах с горки и сломала ногу. Пока сидела дома в гипсе, сделала новый мультфильм и прислала его Маше. Она выложила его к себе на сайт, что меня страшно приободрило. А в Петербург я ехала поступать в архитектурный, мне казалось, что анимации нигде не учат и я думала, что это останется таким хобби – делать мультфильмы для себя. У меня была толстая книжка про вузы Петербурга, я там случайно наткнулась на Университет кино и телевидения и увидела, что там есть специальность «анимация и компьютерная графика». Я туда съездила и оказалось, что там есть еще и режиссура анимации. Набирали Бронзит и Высоцкий.

-       Ого, как вам повезло, они же очень недолго преподавали?

-       Законченных по-моему у них было два курса. А это был первый набор. Про Высоцкого я тогда ничего не знала, а фильмы Бронзита видела, поскольку брала пилотовские кассеты «Лифт» в видеопрокате. Ну а режиссура анимации это же еще класснее, чем просто анимация, так что я собрала все свои фильмы на диск и все это подала с документами. Экзамены я сдала плохо (параллельно еще сдавала экзамены а архитектурный), а собеседование, как ни странно, прошла очень хорошо. На собеседовании меня Бронзит и Высоцкий даже спрашивали: почему такие хорошие мультфильмы и такие ужасные раскадровки на экзаменах? Когда стало понятно, что меня берут в университет, я забрала документы из архитектурного. Конечно, мне очень повезло, что я попала к Бронзиту и Высоцкому потому, что мне кажется, что образование в Университете кино и телевидения не очень. Что было классно – это история кино и актерское мастерство, остальное – много теоретических предметов и все по верхам. Кроме того, не было места где можно было бы работать над своими проектами. Все задания мы делали дома на своих компьютерах. Первые три года все наши занятия проходили на кафедре. Чтобы посмотреть что мы сделали дома, мы шли в кабинет завкафедрой, сидели на приступках шкафов в узком коридорчике и все на одном компьютере смотрели кто что сделал. Мне кажется, занятия по режиссуре должны происходить как-то иначе!

-       А чему по-вашему вы научились у Бронзита и Высоцкого? Что они вам дали?

-       Научили очень радоваться критике. Когда кто-то, чьему мнению доверяешь, говорит критические вещи, это очень дорогого стоит. Научили быть очень внимательным к деталям. В Пудриере потом, когда смотрели раскадровку никто не придирался к каждому кадру. Высоцкий и Бронзит придираются к каждому: почему так, почему здесь такая склейка, такой план. Очень дотошно и скрупулезно. Моим дипломным фильмом должен был быть «Слон и велосипед», но к моменту защиты у меня был только аниматик и Бронзит не разрешил им защищаться. В итоге дипломом стала работа 4- го курса – это была «Манная каша», фильм, снятый под музыку в технике пиксиляции с рисованной анимацией. Я так увидела эту историю: живая девочка,  а каша ватная.

/Манная каша https://www.youtube.com/watch?v=R9xao_UTkEM/

Фильм, как я теперь вижу, очень плохой, но зато он попал на фестиваль «Крок». Это был первый фестиваль, на котором  я увидела мультфильмы со всего мира, что, конечно, раскрыло глаза и на то что я сама делаю. Сравнение было не в мою пользу. Был 2008 год, приз взял фильм «Хвост мышки» Бенжамана Реннера, он из школы Пудриер как раз. Тогда я и узнала про Пудриер, наслушалась о том, как устроена учёба, и это меня очень воодушевило. Я тогда еще училась в университете, поэтому мысли о школе отложила. А потом закончила университет, поработала пару лет на разных работах - аниматором, иллюстратором. Стало ясно, что мне не хватает образования. Снова зашла на сайт Пудриер и поняла, что я очень хочу там учиться.

Я сделала портфолио, как себе представляла, но, конечно, совсем не так, как надо было – такую картонную книжку с окошками, туда вклеила картинки, диск с фильмами, раскадровки. На собеседовании мне сказали, что «Манная каша» им понравилась, видимо, она какую-то роль сыграла.

-       А вы из наших были первой? Я до вас не слышала, чтобы из России кто-то в Пудриере учился.

-       Кажется да. После того, как я закончила, поступила Наташа Чернышева, сейчас двое ребят учатся из России – Максим Литвинов из Нижнего Новгорода и Юля Войтова из Екатеринбурга. В этом году вроде никого не будет, знаю, что на экзамены из России никого не позвали.

-       А чем так хороша школа Пудриер? У нее слава места, где хорошо учат именно режиссуре.

-       На самом деле мне кажется там учат не режиссуре, а скорее много работать. Ты делаешь проекты и в процессе многому учишься у мастеров, которые приезжают и дают советы —  кто-то на день, кто-то на неделю. Ещё учишься и у своих одноклассников. А поскольку ты всем этим занимаешься чуть ли не круглые сутки, то всё вместе и дает результат. В голове выстраивается принцип работы над фильмом. Всё по-взрослому, но в формате школы: мы готовили заявки, раскадровки, план работы. У учебных фильмов первого курса и дипломов был небольшой бюджет, который каждый мог потратить на своё усмотрение — позвать на несколько дней аниматора, фоновщика или, например, оператора, чтобы хорошо поставить, если мультфильм кукольный. Кроме того, это позволяло всем поработать со звукорежиссёром и композитором — к звуку и музыке в Пудриер очень серьёзное отношение.

-       Чье влияние из мастеров было для вас важным? Кто повлиял, произвел впечатление?

-       Так сильно, как Бронзит и Высоцкий на меня никто не повлиял. Все влияли, но каких-то откровений не было. Учителя приезжали и комментировали проекты, а каждый из нас сам решал, что использовать, а что нет. В первый год мы делали одноминутный фильм и много коротких проектов, например с Петром Думала мы делали фильмы про гурманство – у нас было 5 дней чтобы в команде снять фильм в технике стопмоушн. Моя команда сняла три фильма потому что мы все решили попробовать разные техники. Я сделала 40-секундный фильм с плоским пластилиновым рельефом. У меня был всего день на анимацию, чтобы мои одноклассницы тоже успели снять свои фильмы, так что фильм получился очень сырым.

-       А его можно увидеть или вы его спрятали, как другие ранние фильмы?

-       Спрятала.

-       Постепенно уничтожаете прошлое, продвигаясь в будущее?

-       Зачем оно нужно, такое прошлое?

-       А какой фильм у вас был итоговым на первом курсе?

/«Красные каблуки» \https://vimeo.com/68922521\

-       Да, помню его, он прелестный. А во второй год вы делаете только диплом?

-       Диплом и все равно делаем какие-то короткие упражнения. Еще обязательно во второй год за месяц делается минутный фильм для детского телеканала на заданную тему – это проба работы по заказу. Я делала в перекладке мультфильм «Мой хомячок» про девочку, с которой никто не хочет дружить, и даже хомячок сбегает.

-       Трагическая история.

-       И в то же время смешная. Но там много диалогов на французском.

\ «Мой хомячок», упражнение по заданию от детского тв-канала Canal J:

https://vimeo.com/42067852\

- А вы в детстве учились в какой-нибудь художественной школе?

- Нет, просто я любила рисовать, но по-настоящему меня никто никогда не учил. В университете кино и телевидения такого курса тоже не было. Когда я приехала во Францию все у нас в классе были с каким-то своим художественным багажом – кто-то учился изящным искусствам, кто-то дизайну, кто-то анимации в школе Gobelins. У меня ничего похожего не было. До Пудриер я даже никогда не рисовала обнаженную модель — очень здорово, что в школе такие занятия у нас были. После школы я переехала в Париж и старалась регулярно ходить на короткие наброски обнажённой модели. Много рисовала людей в метро и на фестивалях. В Пудриере все постоянно были с блокнотами и все время рисовали, даже вечеринки не обходились без того, чтобы кто-то не сидел в углу и рисовал танцующих друзей. Это невероятно заражает.

-       - А какой фильм у вас был дипломным?

-       Mal de terre, «Земная болезнь». Я думала его тоже делать в перекладке, но после «Хомячка» решила попробовать что-то новое  и сделала рисованную компьютерную анимацию. Мне кажется. фильм получился слишком сентиментальный. Ещё и начался про одно, а закончился про другое. Там много косяков. Думаю, он мог бы получиться ещё хуже — что-то я там всё-таки смогла вытянуть. Тем не менее, показывать мне его никому не хочется.

-       Я знаю, что вы его не очень любите,  вас смущает сама история про любовь моряка? Мне там особенно нравится движение,  то как у него качается земля под ногами – очень здорово.

-       Спасибо! Это ощущение я запомнила со времён фестиваля Крок. Когда была остановке в Ярославле, я вышла на берег и земля под ногами закачалась. Когда в тот вечер я вернулась на корабль, то даже сходила в медицинскую каюту.

\ https://vimeo.com/111401450\

-       А были на вашем курсе какие-то ребята, которые как-то на вас повлияли и сейчас делают интересные проекты?

-       Моя хорошая подруга Люкрес Андреаэ – сейчас она закончила фильм «Дедушка морж», который выбрали в Канны в программу короткометражек – единственный анимационный и единственный французский. Люкрес воодушевила меня попробовать перекладку, я до Пудриера никогда ее не делала, а увидела как она вырезает бумажки и тоже загорелась. Она потом работала у меня на «Слоне и велосипеде» аниматором и фоны тоже вырезала.

Когда я закончила Пудриер, то поняла, что если не сделаю «Слона и велосипед» сейчас, то не сделаю уже никогда. Поэтому я собрала досье, отнесла его на студию Фолимаж и в  CNC – это центр национальной кинематографии, который дает гранты на разные проекты. По совету директрисы школы Пудриер я просила грант на написание сценария, который можно получить на самом начальном этапе работы над проектом, ещё когда нет продюсера. Мне его дали. И Фолимаж тоже довольно быстро ответил — они как раз искали детские проекты. После школы прошло 8 месяцев и в апреле я начала работать на студии. Между школой и фильмом я успела пожить в Париже— делала фриланс, переделывала сценарий и раскадровку «Слона» и учила японский.

-       Японский? А вы по-французски говорили, когда поступали в Пудриер?

-       Можно сказать, что не говорила, хотя я его давно учила, года за три до Пудриер. Я вообще люблю языки. Еще говорю по-немецки и по-английски, а японский случайно начала учить после Пудриер — проходила мимо центра культуры японского языка, увидела, что будет открытый урок и решила пойти. В результате мне так понравилось, что на оплату курса я потратила все последние деньги. Учила японский 2 триместра, а потом переехала в Валанс делать «Слона и велосипед» и времени заниматься больше не было. Недавно я снова случайно прошла мимо этого центра, а там как раз начинался третий триместр. Так что я вскочила в ту же лодку и теперь продолжаю учиться.

-       Расскажите как делался «Слон и велосипед». Пока это ваш самый успешный фильм и мне он очень нравится – там такая рукотворная похожая на детскую перекладка, будто бумажки неровно лежат.

-       Я решила, что если делать перекладку, то не надо ее прятать. Мне хотелось, чтобы было видно, что это бумажки, чтобы зритель сразу видел условность, а потом уже не замечал ее и смотрел историю. К тому же с плотными бумажками приятнее работать чем с тонкими. Когда делаешь перекладку под камерой, а не на компьютере, то уже ничего не можешь спрятать. Материал диктует свои правила, пластика становится другой.

-       А откуда взялась история для детей про депрессию, довольно грустная, несмотря на вроде бы счастливый финал?

-       Я не думала что это фильм для детей -  так сказала студия Фолимаж. Просто это кино, которое я хотела снять. О том, что это история про депрессию тоже  не думала -  для меня фильм скорее про мечты, которые и правда не всегда осуществляются.

/Тизер "Слона": https://vimeo.com/94838847/

После «Слона» я поработала на полнометражном кукольном фильме «Жизнь Кабачка» и на сериале на Фолимаже.

-       «Жизнь Кабачка» у нас как раз скоро выходит в прокат. По-моему, совершенно чудесное кино. Я уже слышала, что в этом фильме вы рисовали от имени главного героя, мальчика Кабачка. 

-       Да, и за других детей тоже я рисовала. Каждому придумала свой стиль, любимые материалы и даже темы. Но это была не основная моя работа. Большую часть времени я была в команде декораторов — расписывала пол, стены, окна. Обычно говорю, что работала маляром, но в мини-формате.

-       А не захотелось после этого попробовать с куклами работать?

-       Мне кажется я плохо мыслю в объеме, мне плоское проще. Я еще не готова.

-       А что за сериал?

-       Он называется «Миру Миру» про выдру и ее друзей. Японский режиссер Харуна Киши – тоже моя подруга из Пудриера, она позвала меня. Я была там просто руками. Это ее стиль, ее дизайн и мы старались  как можно больше попасть  в то, как она рисует.

/ тизер Miru Miru: https://www.youtube.com/watch?v=Hq5k3SzDBZc

один из эпизодов, на котором я работала (вместе с Зоей Трофимовой и Анной Хмелевской): https://www.youtube.com/watch?v=v80JPaAfVGE/

-       Значит вы еще почти три года после учебы были во Франции?

-       Да. А потом я стала делать «Бельчонка и санки». И поскольку мне было неважно где работать, я решила повидать семью, друзей, зиму и снег,  а то до того были только короткие наезды домой на неделю-две.

/Тизер бельчонка: https://vimeo.com/183250732/

-       Расскажите про «Бельчонка».

-       Однажды я нарисовала и напечатала на ризографе открытки на Новый год, чтобы отправить всем друзьям. На одной был бельчонок на санках наверху горки. Через год выложила ее в фейсбук, а Миша Алдашин, который был в то время худруком Союзмультфильма, написал: сделай такое кино.  Я пообещала подумать. Спустя неделю он снова написал: срочно напиши сценарий про бельчонка для новогоднего выпуска «Веселой карусели». И я написала. Если посмотреть все страны в которых я над ним работала, то получается много. Саму историю я  придумала на фестивале «Анима» в Брюсселе. Я в то время работала на «Миру Миру» художником, это отнимало очень много времени, да и жила я не в Валансе, а в Лионе, ездила на электричке каждый день, и времени совсем не оставалось. Я поехала на фестиваль в Брюссель, это была передышка на 3-4 дня. Села в кафе с утра, пока еще не было никаких показов,  и придумала историю, тут же отправила ее Мише и так все началось. Потом работала над фильмом во Франции и в России, ездила на Союзмультфильм и в Америке уже заканчивала.

-       А что вы в Америке делали?

-       Я в прошлом году на 5 месяцев поехала в резиденцию для художников в Нью-Йорк. На самом деле мне очень хотелось пожить в Нью-Йорке, но не праздным туристом, а иметь какой-то проект. И решила поехать туда придумывать новый фильм. Правда, вместо этого доделывала «Бельчонка» и всякую другую работу, которую обещала сделать, в том числе серию для сериала «Летающие звери» про Японию.

-       А что это за резиденция?

-       Туда берут очень разных людей:  есть и поэты, и музыканты, и театральные режиссеры, и кураторы, и те кто делают традиционную живопись и совсем странные инсталляции. Меня тоже взяли. Резиденция возникла еще в 90-е годы. Сначала это была группа друзей, которые приехали в Нью-Йорк, сняли огромный заброшенный завод в Вильямсбурге и стали там устраивать мероприятия и вечеринки. Сначала все было ради веселья. Теперь все серьезнее -  художники приезжают со всего мира. А решают, кто будет участвовать, - те, кто находятся в резиденции в данный момент. Все участники резиденции собираются раз в неделю и на равных голосуют по всем вопросам: какие выставки устраивать на следующий год, что поменять в манифесте, как лучше починить протекающую крышу.

-       А было ли требование к концу резиденции показать какой-то результат в том, над чем вы работали?

-       Требований никаких не было, главное - участвовать в общей жизни, там проходило очень много выставок и других мероприятий. Резиденция предоставляет рабочую студию, можно использовать галерею, мастерские, материалы и инструменты, которые там есть. Например там была шелкографская мастерская, в которой я успела напечатать несколько работ. Ещё научилась пользоваться циркулярной пилой и нарисовала пару настенных фресок в общественных огородах. Это был интересный опыт.

-       Прямо как коммуна.

-       В каком-то смысле наверное да.

-       Вы ехали как режиссер из России или из Франции?

-       Как режиссёр из России, который живёт во Франции. Но по-моему, кто где живет теперь уже становится не так важно. Пока я была в Нью-Йорке, подала заявку на резиденцию в Японию, как раз был дедлайн. И они меня выбрали.

-       Это была та же резиденция, в какую ездила Аня Буданова в прошлом году?

-       Нет, та больше не существует, она слилась с новой. Japic была только для аниматоров, а эта более открытая – туда берут видеохудожников, медиахудожников, аниматоров, комиксистов. Я была с двумя ребятами и оба делали современное искусство с участием роботов. На их фоне я выглядела очень традиционно.

-       Но вы там делали разработку нового кино, как Аня?

-       Да, я работала над новым фильмом, рисовала раскадровку и аниматик. Я там была почти два месяца, можно было сконцентрироваться на своем проекте. Ну и вообще в Японии очень интересно

-       А что это за проект?

-       Это мой личный проект, рисованная анимация. Возможно он будет более взрослым, чем все предыдущие фильмы, пока похоже на то. Но на самом деле не знаю – мне и про «Слона» казалось, что это взрослое кино.

-       А вы стремитесь к тому, чтобы у вас кино было взрослое?

-       Честно говоря, нет. Делаю для всех. Но мне всегда удивительно, что мои фильмы записывают в детские.

-       А не хочется делать кино про себя?

-       Да оно все про меня на самом деле. Конечно как-то трансформировано, но про меня. Даже «Бельчонок». Я тоже очень много чего боюсь, как и он.

-       Он как раз смелый, все преодолевает.

-       Скорее безрассудно смелый, наперекор всему хочет попробовать. Новое пугает, но в какой-то момент надо решаться и бросаться сломя голову вперёд.

-       А чего вы боитесь? Это относится к важным решениям или к взаимоотношениям с людьми? Вы легко идете на контакт?

-       Нет, очень плохо, как мне кажется. Часто приходится выходить из зоны комфорта, а у меня она крошечная.

-       Но по вашей жизни такое ощущение не создается. Значит вам все время приходится себя преодолевать – новые страны, новые резиденции, новые люди. Это же должно быть для вас очень травматично?

-       Страшно, но интересно.

-       Да, похоже, что вы бельчонок и сделали лирическое кино о себе.  Слон это тоже вы?

-       Да, в каком-то смысле. Все эти маленькие домики, маленькие квартирки, где ты сидишь, все тесно.

-       И был велосипед, с которым не получилось? Что-то, чего  очень хотелось, а кончилось разочарованием?

-       Да, такое тоже было.

-       И вы впадали в настоящую депрессию, как слон?

-       Ну, бывают грустные моменты в жизни у всех. Нет, наверное, так сильно не было. Во всяком случае, мусором я не обрастала.

-       По вашим рассказам есть ощущение что вы гражданин мира, вы легко перемещаетесь по свету, живете в разных местах и кажется, что не привязаны к какой-то стране. А вы сами как считаете?

-       Гражданином мира я себя не считаю, но никакой привязки ни к чему тоже не чувствую. Надеюсь, что сейчас посижу в Париже и привяжусь хоть к чему-нибудь.

-       А вы почему поехали в Париж сейчас? Ведь нужды в этом по работе не было? Помню, что вы мне в Суздале перед отъездом говорили, что хочется, чтобы был красивый вид из окна.

-       Не знаю, мне так захотелось. Но вид и правда хороший.

-       Вы любите Париж?

-       Наверное.

-       Больше чем Питер?

-       Не думаю. Но сейчас я решила , что хочется побыть в Париже. Приехала на год. В Петербурге я провела две последние зимы и немножко устала. Там становится очень хорошо, когда свет появляется. С весны и по начало осени много света.

-       А у вас ощущения дома в Париже сильнее чем в Питере или в Москве?

-       По-моему, ощущение дома создается красками, карандашами и компьютером. Рисунками друзей на стенке. Это в любом месте может быть.

-       А самими друзьями, которых можно обнять, встретиться, выпить с ними кофе или что-нибудь еще?

-       В Париже у меня тоже есть близкие друзья. Близкие друзья у меня много где живут и мы не всегда с ними оказываемся в одном городе, чаще всего не оказываемся, это такая данность. Я много общаюсь через интернет и письма.

-       Вам кажется, что вы будете таким же плавающим образом и дальше существовать или вы думаете, что в какой-то момент захотите остановиться где-нибудь?

-       На самом деле я немного устала от такого плавающего существования, так что надеюсь, что в какой-то момент оно прекратится.

-       Вы производите впечатление невероятно организованного человека, который сам себе продумывает схему жизни и в нее отлично укладывается. Многие же работают только когда рядом кто-то стоит с кнутом: нужно срочно сдать!

-       Может это так со стороны выглядит. На самом деле тоже все происходит в последний момент, когда дедлайн уже наступает. Но я стараюсь с этим бороться. Я рисую себе календари, чтобы понять, когда что нужно сделать чтобы успеть к сроку, поскольку параллельно идет несколько работ и иногда непросто все организовать. В Пудриер  дедлайны были очень важны. Если ты к определенному часу не закончишь проект, и не покажешь его преподавателям, то второго шанса не будет. Профессор уедет. В дипломный год еще осенью называют дату и время финального показа, хотя впереди ещё целый учебный год. Все дипломные фильмы показывают в местном кинотеатре, это бесплатно и прийти может любой желающий. Обычно зал забит битком. Время сеанса не сдвинуть, поэтому фильм придётся показать в любом состоянии – даже недоделанный. Работает принцип «сейчас или никогда».  В России такого нет, мне кажется. Тебе объявляют дедлайн, а потом выясняется, что на самом деле он через месяц.

-       А из чего строится ваша жизнь в Париже?

-       Я снимаю квартиру и стол в ателье с друзьями-аниматорами (среди них даже Бенжаман Реннер). Каждый работает над своими проектами. С утра еду на велосипеде на работу, стараюсь там быть до 5-6 вечера, но иногда получается допоздна. После работы или иду на японский, или в парк читать книжки, или повидаться с друзьями.

-       А если бы вы жили в Питере или Москве, это было бы иначе?

-       Нет, примерно так же, но в каждом городе одинаковые действия всё равно очень по-разному ощущаются.

-       А сейчас план какой? Вот вы недавно приехали в Париж и решили сами себе, что приехали на год. И за это время вы доделаете свой проект и текущие работы. А потом что?

-       Стараюсь так далеко не загадывать, ведь все равно не получается так как задумываешь.

-       Получается лучше или хуже?

-       Получается сложно и интересно.

 

Сайт: www.spitsbergenisland.com

Блог: spitsbergen.tumblr.com

Детская марка ko-ko-ko http://www.ko-ko-ko.ru/

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Бельчонок и санки"

"Бельчонок и санки"


Олеся Щукина






А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Дина Годер через RSS

Читать Анимация через RSS

Читать Интервью через RSS

Источник: culttrigger. 31 мая 2017,
опубликовано у нас 12 Сентября 2017 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — Lobov.pro
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Рейтинг@Mail.ru