Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.06.2013 | Арт

Дидактика поглощения

Мир его химер изменился, но незначительно

По сути, московский зритель здесь впервые узнает, что Шванкмайер — это не только кино и мультики. В "Кунсткамере" будет и небольшая программа короткометражек, и объекты из шванкмайеровских фильмов (например, полено, что пожирало своих домочадцев в одноименной картине). Но помимо этого — рисунки и коллажи, керамика и "тактильная поэзия" — придуманная художником форма, в которой слова соединяются на одной доске с вещами, которые необходимо потрогать, чтобы прочесть. И конечно, бесчисленные шванкмайеровские монстры, гибриды всего со всем, тщательно отобранные представители неведомого жуткого царства.

В случае Шванкмайера слово "кунсткамера" — не просто синоним странности. На протяжении уже пятидесяти лет он собирает, создает, систематизирует странные вещи, находящиеся на границе между живым и мертвым, будто бы желая дать исчерпывающую информацию о странной жизни другого, неизвестного мира.

Шванкмайер — сюрреалист-просветитель, дидактик. Любимые объекты для его коллажей — энциклопедии, биологические и географические атласы.

И они же — модель его собственной работы по исследованию жизни неведомого. Особенность этого неведомого — оно не призрачно, а вещественно. Почти в каждом интервью Шванкмайер говорит о том, что у вещей — своя история, память о миллионах прикосновений, и что его, как художника, цель — эти истории рассказывать. Можно сказать, дать вещам голос.

Выставка довольно известной молодой (1978 года рождения) шведской художницы Натали Юрберг открылась в "Гараже" одновременно с масштабной ретроспективой Яна Шванкмайера, и ее можно считать если не дополнением, то по крайней мере репликой к работе чешского классика.

Его наиболее интересный период — конец 1960-х — начало 1970-х (часть вещей этого времени можно будет увидеть на выставке). Шванкмайер — уже вполне сложившийся сюрреалист, член тайной пражской сюрреалистической группы, но еще имеет возможность работать на студии, немного верит, что его странные истории могут кого-то заинтересовать. В этот ранний период Шванкмайер выступает своего рода защитником или даже обвинителем со стороны вещей перед человеком.

Камни, старые игрушки, чучела, поломанная мебель — все, не совсем нужное,— живет в его фильмах своей удивительной жизнью и, кажется, привлекает Шванкмайера своей чистотой, отношениями вне поглощения.

Человек здесь может быть лишь изгнан, унижен — или же может отказаться от человеческого статуса, сам превратиться в вещь.

Несмотря на мрачность тона, у раннего Шванкмайера есть что-то вроде тихой утопии — тайной независимости ненужных вещей (а заодно, видимо, и независимости их исследователя). Должно быть, это связано с условиями существования авангардного искусства в Чехословакии незадолго до и сразу после Пражской весны. Утопия эта, разумеется, провалилась. В начале 1970-х Шванкмайеру практически запретили снимать. Он занимался искусством, как-то почти тайком делал иногда фильмы, которых почти никто не видел. Но это был уже немного другой режиссер.

В мир Шванкмайера вошло то, что тщательно вытеснялось в его ранних фильмах — человеческая плоть.

Начиная от "Возможностей диалога" 1982 года (одного из самых популярных его фильмов) и кончая все тем же "Поленом", поглощение — сексуальное, социальное, гастрономическое — стало главным его сюжетом. Основными отношениями предметов между собой вместо танца ранних фильмов стали еда и секс как ее близнец-заменитель, вместе с ними пришли настоящий, неигрушечный страх, грязь, низость. Именно к такому Шванкмайеру, мизантропу, социальному критику, певцу человеческой мерзости, пришла наконец популярность к концу 1980-х.

Но, несмотря на этот физиологический пессимизм, Шванкмайер не забросил свой энциклопедический проект. Мир его химер изменился, но незначительно. Кажется, дело в том, что этим костлявым монстрам, в отличие от созданий из плоти, не грозит смерть. Она и так всегда при них, дана им при рождении. Из-за этого в шванкмайеровской кунсткамере есть страшный, но и спасительный от человеческой жути уют.

ЦСК "Гараж", с 21 июня по 25 августа



Источник: Журнал "Коммерсантъ Weekend", №22 (316), 14.06.2013,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
25.11.2020
Арт

Тело Лондона

Внимание художников Лондонской школы было приковано к человеческому телу. Для них было важно зафиксировать изменения тела, его уязвимость и недолговечность. Тела на картинах Фрэнсиса Бэкона абстрактны, аморфны. Они как будто находятся в состоянии постоянной текучести за счёт размазанных мазков краски.

Стенгазета
28.10.2020
Арт

Арт-супермаркет

На Cosmoscow чувствовалась тенденция ориентироваться на небогатого коллекционера и на то, что собирать искусство может каждый. Галереи, но далеко не все, стремились предложить хорошее искусство, пусть даже тиражное, по доступной цене. Можно было приобрести принты и великого Эрика Булатова, и молодых современных художников — Оли Кройтор или Павла Отдельнова.