Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.04.2013 | Кино

Валить отседова

В фильме "Обливион" земляне покидают родную планету, ставшую непригодной после войны с инопланетянами

О чем это

Второй после «Гостьи» весенний триллер про нашествие инопланетян. В ходе тяжелых боев с ними с вынужденным применением ядерного оружия Земля погибла. Первой вообще-то пострадала Луна — инопланетяне, которых земляне именуют падальщиками, раскромсали ее на полуразвалившийся шар и отдельные куски, висящие теперь в небе. Взрыв Луны, естественно, вызвал на Земле природные катаклизмы, из-за которых погибло большинство населения. Тут-то на обескровленную Землю и ринулись падальщики.

Нет-нет, мы, естественно, победили. Но вот какую заплатили цену: редким, кто выжил, пришлось перебраться на спутник Сатурна Титан. Землянам-колонистам требуются, однако, полезные ресурсы. Их с грохотом выкачивают из недр их бывшей родины гигантские автоматические конструкции, размещенные на морских платформах. Судя по всему, недр осталось мало.

Год, кстати, 2077-й. Но не скажешь, какое тысячелетие на дворе, поскольку дворов больше нет. Зато есть холмистая пустыня, из которой торчат останки Бруклинского моста, Эмпайр стейт билдинга и вашингтонской стеллы (поскольку фильм делали американцы, они не озаботились тем, чтобы торчали также хребты, скажем, Эйфелевой башни или лужковской высотки на «Аэропорте»). Охранять платформы на Земле оставлены всего двое — он и она (Том Круз и — нет, не Куриленко, а менее известная Андреа Райзборо), чья пятилетняя миссия заканчивается через всего ничего. Они обитают в хайтековской станции, расположенной над облаками. Охраняют и ремонтируют не сами платформы, а дроны — боевые беспилотники, которые и обороняют платформы от диверсантов-падальщиков.

Механик-капитан Джек Харпер, он же Круз, ежедневно совершает облеты платформ на своем суперсамолете и чинит поврежденные дроны, а его ассистентка контролирует его из их общего дома с помощью суперсовершенных приборов наблюдения и поддерживает связь с центром на Титане.

Мысль, неустанно буравящая мозг капитана: почему, если мы победили, на Земле все еще сохраняются очаги сопротивления инопланетян?

Что в этом хорошего

Фильм невероятно красив. Еще бы: часть полетов над покинутой планетой снимали в Исландии! Что не сняли, то дорисовали.

Безусловным плюсом, пусть не фильма, но пиара, сочту и его пресс-релиз, превосходящий по объему среднего размера повесть. Публика не имеет доступа к этим рекламным сочинениям. Но тем представителям СМИ, которые вынуждены анонсировать фильмы загодя, не имея возможности их посмотреть (а в их числе оказываются почти сто процентов тружеников глянца), приходится ориентироваться прежде всего на пресс-релизы. Так вот, многое в описании «Обливиона» в официальном пресс-релизе — умышленное вранье, разводка. Шаг — смелый для большого Голливуда. Прежде на подобное в Америке решались только создатели самодеятельных лент типа «Ведьмы из Блэр». Так авторы «Обливиона» попытались утаить правду о сюжете и от прессы, и от зрителей. Тем более утаивать есть что.

Странности

С первых эпизодов задаешься вопросами. Почему людей-охранников на Земле оставлено всего двое? (Пресс-релиз и тут лукавит, заверяя, будто подобных охранительных миссий — тысячи. Но из фильма этого не следует). А вдруг кто-то из них заболеет? А вдруг кого-то убьют? Если Землю пришлось покинуть из-за загрязнения, то почему капитан Джек Харпер, даже выходя из самолета на почву, обходится без скафандра? Зачем было оставлять якобы зараженную Землю, если тот же Харпер сумел обустроить себе, тайком от своей ассистентши, полноценный оазис в непросматриваемой зоне (дом, пруд, рыбки, деревья, старомодный стереопроигрыватель, виниловые пластинки, одежда начала 2000-х)? Зачем обоим оставленным на Земле перед их миссией стерли память? Почему вообще центр на Титане-Титанике так много темнит?

Это не сценарные ошибки, а подсказки. Я, естественно, не выдам сюжет. Не стану даже прояснять для пущей загадочности, откуда берется героиня Ольги Куриленко. Ведь в фильме действительно есть сюжетный поворот.

Куда непонятнее другое: почему персонаж Круза обходится без защитного шлема даже в боевых ситуациях, попадая под перекрестный огонь? Как доставляются в космос миллионы баррелей выкачанных земных ресурсов? Это уже не подсказки — ляпы. Но бог с ними. Гораздо хуже — голливудская самопохвальба. Почитаешь любой тамошний пресс-релиз — так ничего подобного в Голливуде прежде не снимали. Реклама «Обливиона» (а отчего, кстати, наши прокатчики не перевели название? Наверное, слово «Забвение» показалось скучным), ставит рекорд самоупоения. Дизайнеры, мол, долго ломали голову над одним только сочетанием цветов и пятьюдесятью оттенками серого в костюмах персонажей, оформлении их жилищ, летательных аппаратов etc.

Но в итоге-то все равно получился мультик: в Голливуде теперь при новых компьютерных технологиях всё — мультики, независимо от того, снимались ли живые актеры.

И главная претензия: оптимистический финал фильма (самый-самый, где на одной стороне озерка Куриленко, а на другой вдруг появляется не скажу кто). Это прямо-таки образец оптимистического идиотизма. Мужей, оказывается, может быть тысяча. И все они — тот самый единственный, родной, неповторимый.

Наш вариант ударного слогана (смысл поймете после просмотра)

Землянин, будь человеком!



Источник: Московские новости, № 504 (504), 11 апреля 2013,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
30.04.2021
Кино

Не плачь, палач

Советовать кому-то «Язвы Бреслау» — это как рекомендовать молот для укладки рельс. То есть вещь, конечно, внушительная и крайне действенная, но только вам её, наверное, не надо. Потому что даже те, кто равнодушно смотрит хорроры вроде «Техасской резни бензопилой» и «Хостела», на десятой минуте этого фильма заёрзают, а к концу, вполне вероятно, убегут от экрана, зажав рот ладошкой.

Стенгазета
21.04.2021
Кино

Я зол!

«Белый, белый день» Хлинюра Палмасона снят на 35-ти миллиметровую пленку, и потому кадры получились зернистыми и насыщенными, у них есть некая «материальность», текстура, какую трудно передать через «цифру». Благодаря этой текстуре и художественной композиции кадра холодные пейзажи и интерьеры оживают в ярком естественном свете.