Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.03.2013 | Книги

Приключения девочек и мальчиков

Сёстры Пендервики преодолевают все проблемы и трудности сообща, а Пётр Панек – типичный герой-одиночка

   

Семейство Пендервиков – это мистер Пендервик, профессор ботаники, и его дочери. Розалинде двенадцать лет, она самая красивая и ответственная. Скай одиннадцать, она самая умная. Джей десять, она обязательно станет писательницей. Бетти четыре, она самая  трогательная. И ещё один равноправный член семьи – большой, черный, смешной Пёс Пендервик или просто Пёс. Ему приписываются мысли и чувства людей. А мамы у девочек нет, она умерла, родив Бетти. Сестры и отец очень дружны и нежно, непрестанно заботятся друг о друге.

На лето мистер Пендервик снимает дом в Беркширских горах, на территории огромного поместья Арундел. Здесь сестры знакомятся с мальчиком по имени Джеффри – сыном миссис Тифтон, хозяйки. Дети живут очень весело, у них много приключений, не всегда приятных: то на Бетти ринется разъяренный, как ей кажется, бык, то кролики сбегут. Короче, происходит много самого разного. Роль злодейки отведена миссис Тифтон – она собирается отправить сына в военную школу, хотя он мечтает стать музыкантом, и кроме того, ее изрядно достают детские шалости – но злодейка она не слишком уж страшная, сына все-таки любит. Конечно, после многих перипетий всё кончается хорошо, хотя девочкам приходится расстаться со своим другом, но они обязательно ещё встретятся.

Когда «Москва» на Воздвиженке вдруг объявила вышедшую в 2011-м году книгу «Пендервики» детской книгой января, проницательный читатель тут же догадался, что грядет продолжение. И, разумеется, оказался прав – оно не замедлило появиться в книжных магазинах, где стали стремительно раскупать обе книги.

Вторая книга рассказывает о жизни Пендервиков в их родном городе на улице Гардем. И здесь сестры опять отнюдь не скучают. Не будем вдаваться в детали и подробности, скажем только, что дело доходит до того, что чуть подросшим девочкам приходится разработать план «папоспасения».

Продолжение ничуть не хуже первой книги. Язык и там, и там замечателен, изобилует неожиданными смешными сравнениями, перевод очень хорош, рисунки чудесные (хотя обложки могли бы быть повыразительнее). Книги теплые, очаровательные, добрые, занимательные, написаны с юмором, прекрасно переданы переживания героев, и так далее, и так далее. И при этом никакой слащавости и слезливой сентиментальности. Сравнения с Энид Блайтон и Астрид Линдгрен в пользу последних не корректны: каждая из трех писательниц работает в своем стиле и жанре и хороша по-своему.

Писать Джин Бёрдселл начала в сорок один год. И сразу прославилась. Она лауреат престижной премии Национального книжного фонда – ассоциации издателей, писателей и критиков США. «Пендервики. Летняя история…» стала долгоиграющим бестселлером, ее перевели на восемнадцать языков. Живет писательница в Западном Массачусетсе, среди ее зверушек-питомцев, как утверждает Википедия, есть даже улитка.

«Три банана, или Пётр на сказочной планете» предельно контрастна «Пендервикам». Трудно припомнить какое другое произведение для детей, где на одну страницу приходилось бы столько приключений, перевоплощений, невероятных персонажей, удивительных сказочных планет, улиц, домов, островов и, в конце концов, драйва. Повествование очень яркое и причудливое, и в переносном смысле и в прямом – всё и вся у Слабого раскрашено во всевозможные цвета, имеет самую невообразимую форму, смешит и поражает неожиданными образами: «…Пётр увидел высокий белый дом с многочисленными гранями, углами, пирамидальными башенками и балконами. Окна в доме б были самой разнообразной формы: одно круглое, другое квадратное, третье треугольное. Лишь дверей он нигде не увидел. Зато с самого высокого балкона была спущена веревочная лестница». Или: «Это кафе с обезьяньим оркестром. Горилла с дирижерской палочкой стоит во фраке перед музыкантами, шимпанзе играет на саксофоне, павиан бьёт в барабан, орангутанг бренчит на контрабасе. Они играют обезьянье ча-ча-ча». И так на каждом шагу. Всех персонажей – то смешных, то нелепых, то гротескных – не перечесть. В общем, фантасмагорическая абракадабра. Главный герой – Пётр Панек, простой чешский октябренок. Он чувствует себя в сказке как рыба в воде, и от него требуются – тут уж как всегда – смелость, доброта, смекалка и прочие черты хороших детей. Он выполняет свое задание, добывает три банана из-под носа Черной дамы, но, зачем нужны были эти самые бананы, оставим пока в тайне.

Ребенок, думаю, вполне способен проглотить столь затейливый текст за один присест, а что касается взрослых, то не знаю. Хорошо, конечно, но слишком уж динамично. Мне то и дело приходилось возвращаться к прочитанному – память тормозила и отказывалась запоминать бесконечные повороты сюжета и имена с первого раза.

Издательство «Самокат» включила книгу в серию «Книга нашего детства». Я, увы, такой книги не помню, то есть, определенно помню, что в детстве ее не читала. Жаль. Зато теперь – отсроченное удовольствие.

Автору, Зденеку Карелу Слабому, принадлежит также идея и первая глава интеллектуального детского бестселлера «Тайна рыжего кота», который создавали буквально всем миром – в проекте участвовали писатели из десяти стран, а у нас она впервые вышла в 1992-м году под именем переводчика Сергея Таска. Такая вот не слишком понятная, почти детективная история.

Джинн Бёрдселл. «Пендервики. Летняя история про четырёх сестер, двух кроликов и одного мальчика, с которым было не скучно». М.: Розовый жираф, 2011

Джинн Бёрдселл. «Пендервики на улице Гардем». М.: Розовый жираф, 2013

Зденек Карел Слабый. «Три банана, или Пётр на сказочной планете». М.: Самокат, 2013











Рекомендованные материалы


Стенгазета
14.10.2019
Книги

О двух друзьях и горе

Сюжет романа почти автобиографичен. Влюбленный в горы Коньетти сам ведет уединенный образ жизни и очень походит на главного героя своей книги — Пьетро. «Восемь гор» — это его посвящение другу.

Стенгазета
26.09.2019
Книги

Смерть превращается в память, память превращается…

Книга Смит сохраняет стиль и развивает тематику первой книги – это роман-коллаж. Если «Осень» была собрана из разрозненных кусков повествования, то в основе «Зимы» лежит одна линия — семейная. И читатель сразу замечает эту поэтичность, когда открывает первую страницу книги.