Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

20.12.2005 | Кино

НаDOOMали

"Экранизировать компьютерные игры – все равно что конкретные футбольные матчи с известным результатом" (из форума)

Спасаясь от финансового кризиса (в Америке 2005-го, впервые с конца 80-х, не рост, а падение кассовых сборов) Голливуд все чаще ставит на проверенное – давно знакомое публике: ремейки, сиквелы, экранизации комиксов и компьютерных игр. Только что, вслед за Штатами, у нас вышел Doom, в две первые части которого некогда резался даже ваш покорный слуга, вообще-то к таким играм равнодушный. На московскую премьеру приезжал режиссер фильма Анджей Бартковяк - хороший оператор («Честь семьи Прицци»), но постановщик до очевидности не великий.

Расчет Голливуда на сиквелы, ремейки и комиксы понятен: он себя оправдывает хотя бы коммерчески. Но дались им эти игры! Что за резон – пытаться заставить зрителя смотреть за окаменевшим действом, которому он прежде – при помощи клавиатуры или джойстика – был натуральным соавтором?

Наверное, играй я в Doom-3, фильм, снятый на его основе, показался бы мне гораздо более увлекательным. Но поскольку играл я только в 1 и 2, где действовали совсем иные чудища, виды оружия и измерения, то кино-Doom показался мне по завлекательности «В прошлом году в Мариенбаде» Алена Рене, помноженным на сокуровский «Камень». Только со склизкими монстрами, отбрасывающими для поражения и последующего злодейского использования человеческого организма мерзкий длинный язык, напоминающий греховную помесь змеи с устрицей.

Вдобавок сам сюжет кажется собранным из найденных осколков разбитого зеркала, в котором – прямо перед катастрофой - успели запечатлеться «Чужие» и «Обитель зла». А действие, в основном, происходит в темноте, которая таит в себе повышенную опасность, когда играешь в Doom как игру, но вызывает в душе раздраженное «что же, черт возьми, там происходит», когда внимаешь Doom как фильму.

Если суммировать, то так. В 2025-м в пустыне Невада (ну все, блин, важное обнаруживается и происходит только в их Америке – нашей Сибири с ее – между прочим! – Тунгусским метеоритом и не подступиться!) был найден телепорт, вышвыривающий желающих и нежелающих в развалины погибшей высокоразвитой цивилизации на Марсе. Телепортировавшись в этот до тех пор не обнаруженный город (какой там дурак финансирует сейчас бессмысленные космоэкспедиции, находящие на Марсе разве что лед?), земляне двадцать лет пытаются разгадать загадку: отчего погибла марсианская цивилизация и зачем какие-то ее представители создали сей порт, перед возможностями коего порт, например, Амстердама – просто забегаловка для пьяной, охочей до «красных фонарей» матросни?

Ответ прост: дураки были эти восокоцивилизованные (порт создали, спасаясь бегством от собой же содеянного). Как справедливо вопрошает один из персонажей фильма, очередной спецназовец: «Почему при таком умище они все такие мертвые?»

Знаете, что звучит в ответ? Сообщение в ухе этого самого пехотинца от другого спецназовца (средства связи за пятьдесят грядущих лет режиссер Бартковяк, однако, никак не усовершенствовал – все такие же воки-токи): «У нас впереди какое-то движение». Конечно: нет более эффективного приема в мировом кинематографе для увеличения концентрации зрительского внимания. Помню, в культовом для особо извращенных киноманов первом из японских фильмов «Гамера» - про Годзиллу, но представляющую собой помесь черепахи и истребителя «Су-37» - тоже был роскошный момент. Разговор на морском судне: «У нас, капитан, все спокойно!». Тут же на мониторе локатора: «Бип-бип-бип!». Публика западных фестивалей в этот момент, правда, хохотала, оценивая таким образом штамп штампов.

С самого начала фильм разочаровывает именно штампами. Ну, понятно, во всем и всегда виноваты сами люди – кто бы спорил. Ну, понятно, пойдет сейчас спецназ разбираться с нечто, а нечто окажется монстрами, а монстры – превратившимися в них в результате мутации (в ходе необдуманного научного эксперимента) людьми. Ну, понятно: никогда не надо ни экспериментировать, ни тем более раскапывать прошлое – это нам объяснил еше сериал «Секретные материалы». Ну, понятно, кто из персонажей последними останется в живых (я элементарно угадал 3 из 3). Ну, понятно, сражаться предстоит еще и с зомби – тут совсем уже глупость, поскольку Doom в киноварианте начинает выглядеть плагиатом Resident Evil – «Обители зла», хотя культурно-историческое значение игры Doom гораздо более весомо. Поколенческая все же игра, что ни говори. Знаменитый американский киномаргинал Грегг Араки снял даже фильм Doom Generation, название которого с подачи автора этих строк (не хвастаюсь, это именно так) у нас постепенно стали переводить именно как «Поколение игры Doom» (и даже на недавнем московском фестивале американского независимого кино), а не «Роковое поколение», как переводили прежде.

Хочется, однако, назвать рецензию на фильм не Doom Generation, а Doom Degeneration – что хорошо стилистически работает в английском варианте, а у нас сработает не слишком.

Еще: сразу разочаровывает тупое отсутствие интерактивности. Знал, да! А что поделать! Но не глупо ли наблюдать на экране знаменитую компьютерную игру, в которой: а) нет привычно торчащего перед тобой на экране ствола, на курок которого сам же и нажимаешь (в фильме есть мимолетный эпизод с таким стволом – но только режиссер-идиот его бы не ввел), б) нет поисков и разных по мощности видов многочисленного оружия, в) вообще нет поиска знаменито думских (аналогии не проводить!) секретов.

Народ в зале, правда, реагирует аплодисментами на появление такого вида оружия  как суперлазер BFG. Но единственный раз за весь фильм! А ведь согласитесь, что в случае с Doom публика, по идее, должна разряжаться восторгом узнавания каждые секунд шестьдесят. Нифига!

Единственное, что в фильме очаровывает: у них – что уже подтвердждается не в первый раз – тоже, под влиянием неких идеологий, больше всего ненавидят корпорации. Именно корпорации - вечные виновники во всех футуристических боевиках, проводящие ради чистогана смертельно опасные эксперименты, которые приводят к гибели человечества. Мочи, короче, богатых, что-то делающих втайне, вне угоды правительству.

Ну чистый ЮКОС, не так ли?

Финальная схватка олицетворяющих Добро и Зло хорошего спецназовца с плохим – в духе каратэ-до – совсем уже нечто для этой игры и стилистики запредельное.

Ну, Бартковяк!..

«Ну» - говорим не только мы. По итогам позапрошлого уикенда (фильм стартовал в Америке всего на неделю раньше, чем в России), Doom занял первое место, но разочаровал продюсеров-создателей результатом, для первого места мизерным: $ 15,5 млн. Хотя расчеты были – если верить Reuters и CNN – минимум на $ 25 млн.

И вот что более всего печалит: а ведь Doom, при всех заданностях игры, можно было-таки экранизировать изобретательно. Любой страстный поклонник игры мог бы придумать небанальный сценарий.

Придумывали, видать, не поклонники.



Источник: «Русский Newsweek», № 41, 31.10-6.11,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
25.11.2019
Кино

* Говорит по-французски

Но даже тело Йоава против нового места обитания. Он сексуален, раскрепощен, для него важна телесность, а жители Парижа – холодные и отстраненные. Для горячего Йоава подавление своей сути, своей физиологии становится большим испытанием, чем даже голод.

Стенгазета

«Титаны»: простые великие

Цикл состоит из четырех фильмов, объединённых под общим названием «Титаны». Но каждый из четырех фильмов отличен. В том числе и названием. Фильм с Олегом Табаковым называется «Отражение», с Галиной Волчек «Коллекция», с Марком Захаровым «Путешествие», с Сергеем Сокуровым «Искушение».