Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.02.2012 | Театр

Не попрошайка, а партнер

Театр.doc отмечает юбилей новыми проектами

Сегодня исполняется десять лет самому удивительному театральному учреждению в Москве и скорее всего в России — Театру.doc. Необычен этот театр в первую очередь способом организации: родившись как частное компанейское дело молодых драматургов во главе с авторами постарше — Михаилом Угаровым, Еленой Греминой и Ольгой Михайловой, — Театр.doc назвал себя АНО (автономная некоммерческая организация), где есть только одна официальная должность — директора (эту заботу взяла на себя Гремина). Все остальное растет само.

За десять лет сформировалась большая команда — драматурги, менеджеры, режиссеры, актеры и целые группы, играющие свои спектакли в подвале Дока. Некоторые из постановок самим доковским ядром инициированы, другие приносят авторы со стороны, третьим тут помогли создать собственную команду и встать на ноги (как группе SaunDrama и театру Бойса), а четвертые — это проекты, которые театр придумывает и ведет от начала до конца, прежде всего социальные. Из-за такой хаотической, дробной структуры, жалуются сторонние менеджеры, организаторы гастролей или фестивалей, с Доком трудно сотрудничать, у него как будто нет головы и непонятно, с кем договариваться. А с другой стороны, по той же причине его невозможно победить — слишком много самостоятельных единиц.

Елена Гремина, услышав о таком отношении, смеется: «Да, у нас анархический менеджмент. Мы не похожи на обычный театр с его вертикалью, у нас нет богов, это просто группа единомышленников. Наверное, с нами нелегко, но я ничуть не жалею. Ведь обычно люди сначала соединяются вместе для того, чтобы что-то делать, и бухгалтерия их обслуживает, а в какой-то момент проект перерождается и уже существует для того, чтобы обслуживать свою бюрократию, свое начальство и бухгалтерию. У нас этого нет».

В Доке не только непривычная структура, родившаяся «снизу» и развивающаяся, как растущий кристалл в насыщенном растворе. Сегодня Театр.doc, безусловно, наиболее влиятельный в стране, если сопоставить его крошечный размер с размахом «опыления» России идеями, способами работы, авторами и постановщиками. Семена Дока с помощью драматургических и режиссерских лабораторий разлетаются от Прибалтики до Дальнего Востока, так что сегодня, я думаю, в России нет театров, где бы не слышали о подвале в Трехпрудном переулке.

Театр.doc, как известно, имеет активную и очень внятную политическую позицию, явно оппозиционную, что во всем мире считается естественным для независимого театра, не находящегося на содержании государства. Один из главных предметов заботы Дока — отечественная коррумпированная судебная система, и за спектакль «Час восемнадцать» о смерти Магнитского режиссер Михаил Угаров получил премию Московской Хельсинкской группы по правам человека. Кроме того, Театр.doc работает как группа быстрого реагирования, к примеру, сразу после протестных митингов в декабре тут были устроены представления «свидетельского театра» — выпущенные из-под ареста оппозиционеры рассказывали зрителям о своем тюремном опыте. Разумеется, эта позиция и раньше, и сейчас доставляет проблемы: буквально в эти дни две типографии по решению своих дирекций отказались печатать плакат к спектаклю «БерлусПутин», премьера которого приурочена к юбилею театра. Но, разумеется, команде Театра.doc это только поднимает боевой дух.

Соединение оппозиционности с влиятельностью так взрывоопасно, что в последнее время государство ищет возможность присвоить доковскую энергию. Но на этот счет тут выработана внятная позиция. Как бы ни были нужны деньги на оплату подвала и новые проекты, Театр.doc не желает идти на содержание государства, которое чревато потерей независимости (неважно, в чем будет состоять давление: запретят использовать на сцене матерную лексику или ставить политические спектакли). Но зато тут придумали новый способ вести равноправный, партнерский диалог с государством. И это в самое ближайшее время даст старт двум уникальным для нашей страны проектам.


В колонии и деревни

Первый из них родился в результате весенней встречи президента Медведева с «культурными инноваторами».

Рассказывает Елена Гремина: «Когда до меня дошла очередь и меня спросили, чего бы я хотела, я сказала, что у нас все прекрасно, наоборот, я хочу предложить программу поддержки независимого театра в России. В результате родилась программа «Театр и общество» — семь негосударственных театров со всей России (среди них «КнАМ» из Комсомольска-на-Амуре, «Диалог Данс» из Костромы, Центр танца и перфоманса «Цех», Ликвид-театр из Москвы) получают от государства деньги (по 800 тыс. руб.), половину из которых они могут потратить на свои проекты, а вторая половина идет на социальную работу, которую выбирает сам театр. Ктото поедет в далекие поселки заниматься театром с детьми, которые вообще лишены доступа к культуре, кто-то работает с глухими, кто-то с заключенными в колонии, а в движенческом проекте «Цеха» люди на колясках участвуют наравне с профессиональными артистами. Эта программа сделана по французскому образцу, где государство поддерживает независимые театры, как и во многих других европейских странах. Важно то, что деньги, полученные на проект, теперь разрешено тратить на оплату коммунальных услуг. Ведь по закону раньше это было невозможно, что делало независимый театр изначально неконкурентоспособным по отношению к гостеатрам. У театра «КнАМ» коммунальные платежи 40 тыс., заплатить нереально.

Независимый театр — это огромный резерв, он у нас сегодня в плачевном состоянии. Льготы по аренде, которые он получает, недостаточны, театру приходится соперничать с парикмахерской и билльярдной. Я говорю: можете нам не давать денег, но хотя бы уравняйте нас в правах с государственными театрами. Если бы государство это услышало и перестало брать у независимых театров деньги за аренду и коммунальные расходы по коммерческой цене, было бы очень здорово. И очень помогло бы тем, кто послезавтра захочет создать театр, который может стать новой «Ложей» (кемеровский театр, в котором начинал Гришковец) или новым «Пространством игры» (иркутский театр Ивана Вырыпаева).

Смысл социальной части проекта в том, что это не шефский концерт: люди приехали, сыграли, получили деньги и уехали. Это вовлечение в культуру людей, для которых культура не доходит. Соприкосновение с людьми, которым трудно, дает много и артистам. А с другой стороны, в этом есть достоинство. Мы не просим: дайте нам, пожалуйста, денег, потому что мы хотим делать авангард. Да, мы хотим делать авангард, и, если нам дадут эту возможность, мы взамен поможем государству: пойдем на узкое место и сделаем то, что можем только мы. Театр — это мощное средство реабилитации, у Театра.doc был опыт работы с женщинами в колонии строгого режима, в результате которого и у нас было поставлено два спектакля, и некоторые из женщины, которые занимались в этой программе, получили условно-досрочное освобождение».


С книгой в школу

Второй проект придуман уже в масштабе города, а не страны. Новый руководитель департамента культуры Москвы Сергей Капков пришел в Док на спектакль «Зажги мой огонь» и, вдохновленный увиденным, предложил свою помощь. Как и в разговоре с президентом, это предложение превратилось в новый проект, который начнет осуществляться уже весной.

Елена Гремина рассказывает: «Идеологически мне кажется правильным, что надо не просить: вотмы такие бедные, голодуем-холодуем, поддержите нас. Мы сами можем кое-что предложить государству. А у меня давно уже мания ликбеза, меня волнует, что дети прекратили читать книжки. Так придумали проект «Классика на сцене». Он будет состоять из двух частей: первая — 12 интерактивных спектаклей для школьников, которые делает Театр.doc. Вторая часть — 4–6 пьес для театра. Несколько авторов напишут современные инсценировки классических произведений по своему выбору, как когда-то Угаров переписывал «Обломова». Я говорила с Наташей Ворожбит, с Ниной Садур, Макс Курочкин хочет «Простодушного» Вольтера переписать. Это будет уже в сотрудничестве с Центром драматургии и режиссуры, для режиссерской мастерской, связанной с актуализацией классики.

Проект для школьников — новая работа для Дока, поскольку мы впервые будем работать с классикой. Но работать будем так, чтобы из этого получался театр, который нам интересен, где главное — то, что происходит между аудиторией и артистами. Это ни в коем случае не будет упрощение, это будет современный взгляд, и наши артисты станут Вергилиями, которые поведут зрителя за руку и откроют ему прежде всего сокровища мировой культуры (русских произведений пока решили не брать, с ними что ни делай, все назовут надругательством). Задуманы спектакли по «Божественной комедии», по «Исландским сагам», намечены «Страдания юного Вертера». В основном это для подростков, которые как раньше, так и сейчас каждую минуту решают для себя проблемы, связанные с любовью, дружбой, долгом, с тем, как быть собой. И еще задумано несколько биографических спектаклей — передвижники и Третьяков, про сюрреалистов (Дали, Магритт и др.), где пойдет речь о самовыражении, цене за него, — проблемах, которые решает юность. Зритель должен засмеяться или заплакать, а потом побежать и взять книжку. Эти спектакли можно будет увидеть и в Доке (я думаю, будем делать что-то типа марафонов на целый день), но прежде всего их будут играть в школах и библиотеках. Мы выходим из театрального мира в просто мир». 



Источник: "Московские новости",15 февраля 2012,








Рекомендованные материалы


11.12.2019
Театр

Наша вина

Но может быть это сделано для того, чтобы сильнее втянуть зрителей, чтобы сразу дать им понять, что они тут старшие и все, что происходит – на их ответственности? И то, как тебя, привыкшего быть отдельным в любом иммерсивном шоу, заставляют включиться и действовать или не действовать, уговаривая себя, что это спектакль, но чувствуя ужасный стыд за это, – самое сильное в «Игрушках» СИГНЫ.

Стенгазета
16.10.2019
Театр

Знак тишины

Самый русский герой, Иван-дурак, отправляется за правдой в путешествие-испытание. Его нескончаемая дорога – узкая длинная игровая площадка, на обочинах которой расположились зрители. Череда эпизодов-встреч с героями русских мифов превращается в хоровод человеческих характеров. Вместо давно заштампованных сказочных образов автор показывает живых людей.