Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

16.02.2012 | Музыка

Наш новый джаз под знаком Льва

Фестиваль Leo Records стал событием посленовогоднего сезона

Казалось, прошлогодний октябрь, чуть ли не перенасыщенный новым  джазом, задаст тон всему концертному сезону. Но в дальнейшем  уже  вошедших во вкус ценителей ждало разочарование: все   значительные события («Немецкий джаз в октябре», «Фестиваль культуры Польши», «Длинные руки-8») так фактически и остались в том же октябре, то есть ровно три месяца назад. Наступивший февраль, однако,  оправдывает ожидания тех, кто интересуется современной музыкальной импровизацией,  надежды. В самом начале месяца в Петербурге, Москве и Архангельске прошли пять концертов «Leo Records Festival in Russia» – фестиваля отечественных артистов, диски которых выпускает независимая   британская компания Leo Records. Еще два концерта наших хороших знакомых, но с новыми проектами –  7 февраля завораживающий всем своим историческим онтогенезом дуэт Уильям Паркер (бас)-Хамид Дрейк(ударные), еще раз подтвердивший свое реноме лучшей в афроамериканском  джаз-авангарде ритм-секции.  22 числа  с новым  международным проектом – «Трио ADA» -  приезжает в Москву основоположник «свободного джаза» в Старом Свете, близкий  кругу «Fluxus» художник и саксофонист Петер Брётцманн.

К астрологии название фирмы Leo Records и – соответственно -   «Лео-Фестиваля» не имеет  никакого отношения, а с того, что основал  ее в 1979 году в Великобритании эмигрант из Советского Союза Леонид   «Лео»  Фейгин,  работавший на Би-Би-Си под псевдонимом Алексей Леонидов.   В своей «Автобиографии в анекдотах», вышедшей у нас по случаю тридцатилетия его фирмы, Фейгин  подробно рассказывает ее историю, как   издавалась первая запись из СССР –  вильнюсского трио «Ганелин-Тарасов-Чекасин» (впоследствии просто «ГТЧ»).  Если трио ГТЧ со скрипом издавалось   советским аудиомонополистом  -  фирмой « Мелодия» («В этом мы должны быть впереди планеты всей?», - риторически вопрошал  тогдашний ее генеральный директор), то, в частности,  Сергей Курехин без участия Лео вряд ли бы стал тем, каким мы его запомнили – не столько шоуменом, сколько выдающимся музыкантом. Сам Лео при каждом удобном случае  признается , что «тогда и не думал, что работает на  историю» (а иначе сохранил бы многое из того, что со временем было утрачено). Но именно с этой пластинки, собственно, наш новый джаз  заявил о себе «в мировом масштабе» как равноправное и самобытное явление  - наряду с афроамериканскими музыкантами, сделавшими  в  «революционные» 1960-е  из  джаза как поп-музыки «фри-джаз» -  искусство авангардной  свободной импровизации. (Многие из этих классиков -  от Сесила Тэйлора до Энтони Брэкстона - впоследствии также отметились на Leo Records).

По случае презентации книги Лео на фестивале «Длинные руки-6»  Лео было представлен  30-летний саксофонист Алексей Круглов и меньше, чем через полгода на leo Records вышел его первый диск «Отпечаток времени»-  сейчас их уже пять. И именно Круглову принадлежит идея «Лео-Фестиваля»: показать вроде бы уже распавшуюся связь  времен – первого советского авангарда и поколения ХХI века. В  Петербурге, кроме ветеранов Leo Records,вместе с Кругловым и по отдельности  выступили и демоническая  аккордеонистка Эвелина Петрова и    блестящий виртуоз и одновременно интеллектуал (нечасто, но  сочетаются и такие крайности) пианист  Алексей Лапин. В Архангельске, где прошла вся жизнь   «гения места» – саксофониста Владимира Резицкого, Круглов устроил мультимедиа-шоу с музыкантами основанной Резицким  «Джаз-группы Архангельск».

Два концерта в Москве были совершенно разными: в переполненный центр «Дом» попросились   сверх объявленной  программы все и вся, кто имел и имеет отношение к фирме Leo Records.  Хорошо еще Крпуглов запланировал на конец вечера  джем-сешн, а то концерт и так заканчивался позже 11 часов вечера, что, оказывается, не поощряется властями.  В результате заявила о себе и старая гвардия в лице  Александра «Фагота»  Александрова и молодежь – флейтист Антон Котиков из нового состава  «Круглого бенда». Но «зажигал» .все-таки, артистичный Аркадий Кириченко, который теперь , став артистом Школы  дарматического искусства на Сретенке, больше поет, чем играет (на тубе). Внеплановое «Трио московских композиторов” одним своим названием  намекало на «Оркестр московских композиторов» -  новоджазовую сборную, основанную трубачом и критиком Андреем Соловьевым, но показало то ли амбиентную, то ли прог-роковую программу памяти  (и в духе) гитариста Игоря Григорьева. Вместе с которым Соловьев и басист Дмитрий Шумилов попали в антологию Leo «Документ. Новая музыка из России -  1980-е»,  «Роль» Григорьева исполнял еще недавно его последователь Александр Костиков, но сейчас больше склоняющийся в нью-эйджу и больше уделяющий внимание  терапевтическому саунду  экзотических «поющих чаш», а не гитаре.

Открыло вечер «одноразовое» трио: двое мэтров  - валторнист Аркадий Шилклопер и барабанщик «Джаз-группы Архангельск» Олега Юданова, постоянный участник проектов Круглова. Но и с  Шилклопером у саксофониста оказалось  немало общего- в первую очередь, основательное академическое «прошлое»: начали с академичной  «Интрады» из репертуара международной группы «Pago Libre», а закончили… лежа на полу, как бы  напоминая о концепции  перового диска Круглова на Leo  «Отпечаток времени».  Существующее с конца прошлого века, но всего пару лет назад  нашедшее дорогу на Leo трио «Второе приближение»  делает все, чего не дозволено в консерваторских стенах: в главном  эстрадном хите ансамбля – «Джаз давай!» -  пародия на «джаз», каким его представляют до сих пор в академической среде. Пианист и композитор  Андрей  Разин на клавиатуре, «изображая чувства», треплет струны внутри рояля,  чуть ли не единственная наша  новоджазовая вокалистка    Татьяна Комова академически поставленным голосом  изображает и  трубный рык Луи  Армстронга  и псевдонародную  цыганщину. И это «попурри» из штампов особенно выделяется на фоне настоящего  джазового ритма – свинга - контрабасиста Игоря Иванушкина.

И в заключение, остроумно пародируя Л.И. Брежнева ( во времена котором Леол Фейгин эмигрировал) , Андрей Разин что-то ему-  Фейгину – вручает. Хедлайнер Лео-фестиваля упомянутый уже Вячеслав Ганелин (ровно 25 лет живущий в Израиле) если играет соло, то  с точностью до наоборот: это классика как бы услышанная джазменом (на этот раз, похоже, это была «Ночь на Лысой горе» Мусоргского с классической музыкальной монограммой BACH). Только форма у него всегда выстроена так четко, что  слушателю может показаться, будто он и сам знает, что будет дальше.

А что касается второго московского вечера  - во «Дворце на Яузе»,  то для многих  это было очередное воссоздание трио ГТЧ.  С той разницей, что  Круглов в отличие от гротескового постмодерниста Чекасина, все-таки, последовательный авангардист, а Олег Юданов  - более «силовой» барабанщик, чем изощренный мастер на все руки Владимир Тарасов.

Все «сценарии» Ганелина для импровизаторов  –  это  как бы саундтрэки  (с наплывами, флэшбеками, рапидами) - к воображаемому  фильму жанра fantasy или science fiction,но  класса «Космической Одиссеи» Кубрика  (пианист, и правда,  в свое время много работал в нашем  кино – с  Вадимом  Абдрашитовым, Константином Худяковым). Даже Круглов -  несмотря на молодость уже повидавший виды профессионал,  - и то признается, что  музицирование с Ганелиным – это «нечто необъяснимое, даже мистическое». Не случайно, еще со времен ГТЧ  ансамбли Ганелина заканчивают выступления обязательным бисом – спокойными  вариациями на узнаваемые «общие места» (Лео в свое время даже выпустил диск   Encores – «Бисы ГТЧ») И эти бисы   -  не  обычные послесловия,  а как бы обращение после проповеди  - Ite, missa est – «Идите, месса окончена». Публика согласна: конечно, не астрология, но точно почти мистика.



Источник: «Московские новости», 7 февраля 2012 года (в сокр. виде),








Рекомендованные материалы


Стенгазета
14.04.2021
Музыка

Буги, кантри, хонки-тонк

Джон Адамс определён аналитическим музыкознанием в компанию композиторов-минималистов, и продолжает конструировать внутри неё свой обособленный джонадамсовский мир. Делает это легко и играючи – достаточно посмотреть на названия его пьес. Здесь и «Фанфары для поездки по вековому лесу на быстрой машине», и «Книга несуществующих танцев Джона». «Must the Devil Have All the Good Tunes?» («Должен ли дьявол иметь все хорошие мелодии?») – его новый концерт для фортепиано с оркестром.

Стенгазета
12.04.2021
Музыка

Удар по обеим щекам

Дуэт Ic3peak (Анастасия Креслина и Николай Костылев) стал настоящим открытием. Взяв за основу витч-хаус, они сочинили про себя сказку, а своими текстами попали в политическую повестку. Они наносят на лица толстый слой белого грима, красят губы в черный цвет, криповато улыбаются, но при этом выглядят безэмоционально. Так же холодно и отстраненно, в каком-то запредельно высоком регистре звучит и голос Насти.