Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

13.12.2011 | Общество

Декабрь как итог

Декабрь как начало?

По моим ощущениям и оценке — и личным, соучастническим, возрастным, поколенческим, и профессиональным, наблюдающим, социологическим, аналитическим —  сегодня  днем на Болотной площади в Москве (не готов пока говорить о десятках городов страны, где прямо сейчас в разном масштабе возникают похожие обнадеживающие явления)  происходило и произошло одно из самых важных событий коллективной жизни в России последнего двадцатилетия. Тот,  кто этого не почувствовал или не понял, будь то отдельный человек, пусть даже достойный,  любая институция, пусть даже важная, медиа, будь они центральными или локальными, государственными или частными, любого уровня и характера власть и т.д. и т.п., — рано или поздно это почувствуют и поймут. Не захотят — жизнь заставит.

Впервые после августа 1991-го я видел такое количество людей (число уже существенно, но прошу обратить внимание на все последующие характеристики — порознь и вместе!)  самых разных, одинаково заинтересованных в общей жизни и готовых действовать с расчетом на будущее, необыкновенно доброжелательных и при этом чувствующих себя счастливыми от того, что они сейчас рядом друг с другом. Во всем названном — о  внешнем виде, человеческом типаже, языковом обиходе уж не говорю! — ничего похожего на прежнего стандартного  Homo Soveticus.

Наиболее важное сегодня (ни в малой мере не хочу никого из присутствовавших задеть) происходило даже не на трибуне с, увы, как всегда у нас, скверной трансляцией, а в аудитории — между мало и совсем не знакомыми людьми, заговаривавшими вдруг и говорившими друг с другом без микрофона.

И ключевой нотой нашего общения было даже не столько против НИХ, хотя именно это нас сегодня собрало («достали», «осточертели», «хватит», «пошли вон»), а за НАС. И таков, мне кажется, главный итог нынешнего дня. Это новая общность, которая — прочно ли? надолго ли? с какими последствиями? — родилась здесь и сейчас.

Для меня и моих сверстников, переживших мировой и советский 1968-й, бывших на улицах и площадях 1989-го, 1990-го, 1991-го, 1993-го, 2001-го, поразительным сегодня были не такие уж частые встречи своих (назову их осколками бывших — в том числе, бывшей интеллигенции) и, напротив, огромное число воодушевленных других, молодых, завтрашних — вот они-то, в отличие от нас, были как раз (подчеркну!) самыми разными.  

Эта разность может стать источником разлада, а может — началом разнообразия и единства в различии.

В этом новизна и перспектива  того, что случилось сегодня. Собравшиеся на Болотной площади не только воплотили новое настоящее — они, как мне показалось,  принесли с собой ответственность, готовность ответить за новое, другое будущее. Это не было политикой, но для такого духа гражданства, гражданского сознания нынешняя политика, читай — кремлевское политиканство, будь то в сложившемся  социально-политическом порядке (какой это порядок?), будь то в изуродованных итогах декабрьских выборов (какие это выборы?), абсолютно не приемлемы.



Источник: "Ежедневный журнал", 11.12.11,








Рекомендованные материалы



Норма и геноцид

Нормальным обществом я называю то, где многочисленные и неизбежные проблемы, глупости, подлости, ложь называются проблемами, глупостями, подлостями и ложью, а не становятся объектами национальной гордости и признаками самобытности.


Свобода мелкими глотками

Урок фестиваля 57-го года — это очередной урок того, что свобода не абсолютное понятие. Что свобода осязаема лишь в контексте несвободы. Что она, вроде как и материя, дается нам лишь в наших ощущениях. Что свобода — это всего лишь ощущение свободы и не более того. А оно, это ощущение, было тогда. Нам не дали свободу, нам лишь показали ее сквозь дырку в занавеске.