Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.03.2014 | Колонка / Общество

Многое зависит от «национал-предателей»

По данным Левада-центра, 26 процентов россиян выступают против введения российских войск в Крым. Это более четверти взрослого населения, что обнадеживает.

Рейтинг Владимира Путина - одобрение того, как он справляется со своими обязанностями, - начал подниматься еще в связи с Олимпиадой. Его «решительные действия» в Крыму, как называют их большинство россиян, ускорили этот рост.
Но речь, тем не менее, вовсе не идет о всенародной поддержке.
По данным Левада-центра, 26 процентов россиян выступают против введения российских войск в Крым. Это более четверти взрослого населения, что обнадеживает.

Почему только они? И сознательны ли остальные - или насмотрелись телевизора?
Есть несколько факторов, которые заставили большинство людей одобрять политику Путина в Крыму.

Во-первых, почти все средства массовой информации монополизированы государством.

Во-вторых, ощущение социально-экономической неопределенности, из-за которого до крымского кризиса и Олимпиады рейтинг Путина уменьшался, не может длиться вечно, особенно при таких средствах массовой информации.
В-третьих, у россиян было болезненное осознание так называемого национального, имперско-державного «мы», своеобразный массовый комплекс неполноценности. Большинству граждан не хватало уважения со стороны мира, они чувствовали себя недооцененными как народ. В действиях президента в Крыму они нашли избавление от этих комплексов. Тем более что операцию в Крыму преподносили публике под лозунгом «мы спасаем наших братьев».

Другое дело, что и «братьев» нигде не спасли, и судьбу Крыма надолго загубили, и свою международную репутацию. Но - смотрите пункт первый про СМИ…

Избавление от комплексов тоже нельзя назвать успешным, оно временное. Эффект от «решительных действий» президента в Крыму не будет длиться годами. Скорее можно говорить о нескольких месяцах, пока не наступят экономические последствия и люди не начнут скупать мыло и спички. Политические последствия проявляются уже сейчас.

Что касается "национал-предателей", не думаю, что большинству наших сограждан близок этот термин, как и рассуждения о "пятой колонне" и "врагах народа". Не все их даже понимают. Слишком сильно это напоминает агрессивную картину 1930-40-х годов, которая вовсе не является идеалом политического и социального устройства для значительного количества россиян.

Но монополизированные масс-медиа все же уменьшают количество таких людей и увеличивают долю тех, кто поддерживает пропаганду.
Многое зависит от действий людей, на которых навешивают ярлык "национал-предателей": от их спокойствия, выдержанности, здравой позиции, способности найти средства для диалога не с властью - это, на мой взгляд, сейчас невозможно и бессмысленно - а с теми представителями общества, которые находятся не в Москве, не имеют высшего образования, высоких квалификации и дохода. Такие люди, как правило, и становятся жертвами телевидения, и спокойная разъяснительная работа с ними может быть очень полезна.

Изоляция, в которой оказывается наша страна из-за событий, одобряемых большинством ее населения, в краткосрочной перспективе будет по-прежнему восприниматься с некоторой эйфорией - опять же, за счет работы государственных медиа. Комментаторы обещают поднять российскую промышленность и обходиться без всего западного - к примеру, без медицинского оборудования. В долгосрочной перспективе политика изоляции не вызовет ни эйфории, ни даже равнодушия. Люди воспримут ее негативно, после того как им, например, придется получить отказ в каком-нибудь анализе в поликлинике из-за нехватки оборудования, или отказ в возможности учиться за рубежом, или придется оформить загранпаспорт для традиционной поездки на Украину...

Островное существование России в долгосрочной перспективе также невозможно из-за того, что есть те самые 26%, не поддерживающих политику в Крыму, и есть здравый смысл, и здравые действия из-за рубежа.

При этом в долгосрочной перспективе мы неизбежно будем лечиться от нынешних болезней. А сильных докторов все же пока нет. Тем временем мы уже сейчас платим цену за те шаги, которые были сделаны за последние три-четыре недели. Все дело в том, что люди, принимающие в России решения и поставившие ее на гибельный путь, не мыслят, в отличие от нас, в долгосрочной перспективе.

Источник: "Грани.ру", 21.03.2014,








Рекомендованные материалы



Норма и геноцид

Нормальным обществом я называю то, где многочисленные и неизбежные проблемы, глупости, подлости, ложь называются проблемами, глупостями, подлостями и ложью, а не становятся объектами национальной гордости и признаками самобытности.


Свобода мелкими глотками

Урок фестиваля 57-го года — это очередной урок того, что свобода не абсолютное понятие. Что свобода осязаема лишь в контексте несвободы. Что она, вроде как и материя, дается нам лишь в наших ощущениях. Что свобода — это всего лишь ощущение свободы и не более того. А оно, это ощущение, было тогда. Нам не дали свободу, нам лишь показали ее сквозь дырку в занавеске.