Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.03.2014 | Колонка / Общество

Многое зависит от «национал-предателей»

По данным Левада-центра, 26 процентов россиян выступают против введения российских войск в Крым. Это более четверти взрослого населения, что обнадеживает.

Рейтинг Владимира Путина - одобрение того, как он справляется со своими обязанностями, - начал подниматься еще в связи с Олимпиадой. Его «решительные действия» в Крыму, как называют их большинство россиян, ускорили этот рост.
Но речь, тем не менее, вовсе не идет о всенародной поддержке.
По данным Левада-центра, 26 процентов россиян выступают против введения российских войск в Крым. Это более четверти взрослого населения, что обнадеживает.

Почему только они? И сознательны ли остальные - или насмотрелись телевизора?
Есть несколько факторов, которые заставили большинство людей одобрять политику Путина в Крыму.

Во-первых, почти все средства массовой информации монополизированы государством.

Во-вторых, ощущение социально-экономической неопределенности, из-за которого до крымского кризиса и Олимпиады рейтинг Путина уменьшался, не может длиться вечно, особенно при таких средствах массовой информации.
В-третьих, у россиян было болезненное осознание так называемого национального, имперско-державного «мы», своеобразный массовый комплекс неполноценности. Большинству граждан не хватало уважения со стороны мира, они чувствовали себя недооцененными как народ. В действиях президента в Крыму они нашли избавление от этих комплексов. Тем более что операцию в Крыму преподносили публике под лозунгом «мы спасаем наших братьев».

Другое дело, что и «братьев» нигде не спасли, и судьбу Крыма надолго загубили, и свою международную репутацию. Но - смотрите пункт первый про СМИ…

Избавление от комплексов тоже нельзя назвать успешным, оно временное. Эффект от «решительных действий» президента в Крыму не будет длиться годами. Скорее можно говорить о нескольких месяцах, пока не наступят экономические последствия и люди не начнут скупать мыло и спички. Политические последствия проявляются уже сейчас.

Что касается "национал-предателей", не думаю, что большинству наших сограждан близок этот термин, как и рассуждения о "пятой колонне" и "врагах народа". Не все их даже понимают. Слишком сильно это напоминает агрессивную картину 1930-40-х годов, которая вовсе не является идеалом политического и социального устройства для значительного количества россиян.

Но монополизированные масс-медиа все же уменьшают количество таких людей и увеличивают долю тех, кто поддерживает пропаганду.
Многое зависит от действий людей, на которых навешивают ярлык "национал-предателей": от их спокойствия, выдержанности, здравой позиции, способности найти средства для диалога не с властью - это, на мой взгляд, сейчас невозможно и бессмысленно - а с теми представителями общества, которые находятся не в Москве, не имеют высшего образования, высоких квалификации и дохода. Такие люди, как правило, и становятся жертвами телевидения, и спокойная разъяснительная работа с ними может быть очень полезна.

Изоляция, в которой оказывается наша страна из-за событий, одобряемых большинством ее населения, в краткосрочной перспективе будет по-прежнему восприниматься с некоторой эйфорией - опять же, за счет работы государственных медиа. Комментаторы обещают поднять российскую промышленность и обходиться без всего западного - к примеру, без медицинского оборудования. В долгосрочной перспективе политика изоляции не вызовет ни эйфории, ни даже равнодушия. Люди воспримут ее негативно, после того как им, например, придется получить отказ в каком-нибудь анализе в поликлинике из-за нехватки оборудования, или отказ в возможности учиться за рубежом, или придется оформить загранпаспорт для традиционной поездки на Украину...

Островное существование России в долгосрочной перспективе также невозможно из-за того, что есть те самые 26%, не поддерживающих политику в Крыму, и есть здравый смысл, и здравые действия из-за рубежа.

При этом в долгосрочной перспективе мы неизбежно будем лечиться от нынешних болезней. А сильных докторов все же пока нет. Тем временем мы уже сейчас платим цену за те шаги, которые были сделаны за последние три-четыре недели. Все дело в том, что люди, принимающие в России решения и поставившие ее на гибельный путь, не мыслят, в отличие от нас, в долгосрочной перспективе.

Источник: "Грани.ру", 21.03.2014,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.