Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.12.2011 | Арт

Контакт с рисовальщиком

Режиссер Питер Гринуэй прочитал лекцию на церемонии награждения премией Кандинского

Самым выразительным аккордом на прошедшей в среду в культурном центре "Гараж" церемонии награждения лауреатов первой независимой и статусной премии в области современного искусства — премии Кандинского — было выступление знаменитого британского режиссера Питера Гринуэя. Лекция Гринуэя стала главным событием премии, в частности, потому, что итоги самого конкурса за 2011 год радикально оппозиционны идеям, озвученным Гринуэем во время небольшой лекции, прочитанной со сцены.

Гринуэй на лекции полемически заострил одну важную проблему: культура на современном этапе отвыкает видеть мир глазами художника, предпочитает описывать его в бесчисленных комментариях.

Вербализировать, одним словом. Режиссер посетовал, что традиционный кинематограф давно стал ему неинтересен, потому как визуально он очень слаб, а то, что мы имеем, — симуляция зрелищ с помощью компьютерных технологий. Видеть мир глазами художника для Гринуэя тема принципиальная. Вспомним, что сам режиссер — профессиональный «артист», что его рисунки использовались в фильме «Контракт рисовальщика», например; что каждая его работа в кино — изысканно сервированное визуальное пиршество. Мастер также акцентировал внимание на необходимости обращаться к мультимедийным жанрам, преодолевать статичную наррацию традиционного кинематографического «рассказа» (его опыт в этом жанре — многочастный эпос «Чемоданы Тульса Люпера»). Наконец, завершил мэтр свою речь упоминанием о лейтмотивах искусства. Об эросе и танатосе, интерпретация которых художниками требует немалого мужества.

Гринуэй хочет возвращения мощной визуальной культуры. Жюри сделало выбор прямо противоположный.

Во всех номинациях («Молодой художник», «Медиа-арт», «Проект года») победили те, кто увлечен скорее комментариями на злободневные темы и совсем не видит «материальные тела» художественного творчества. Кстати, о материальных телах и их игнорировании написано в анонсе проекта победителя в номинации «Медиа-арт» Анастасии Рябовой. Она собрала документацию архива работ из частных коллекций художников с целью достижения автономии их существования от рынка, традиционных институций, кураторов и прочих посредников. Автономия сможет реализовывать себя через социальную сеть неформальных связей. Сюжет, наверное, важен и интересен. Однако вопрос: где территория собственной артжестикуляции Анастасии Рябовой? Почему ее можно назвать не программистом сайта, а художником?

В номинации «Молодой художник» выиграла Полина Канис с видеоработой «Яйца». Очень незатейливая вещица: девушка бегает по балкону и ловит в подол платья падающие откуда-то сверху куриные яйца.

О феминизме это все, наверное. Я бы назвал это заявкой на проект. Так что премия в данном случае, по моему мнению, — аванс на будущее.

В главной номинации «Проект года» победил мэтр отечественного концептуализма Юрий Альберт. Это очень достойный выбор жюри (хотя конкуренты тоже были сильные: один из лучших представителей поколения нулевых Ирина Корина и патриарх российского искусства Иван Чуйков). Юрий Альберт представил инсталляцию на актуальную ныне тему выборов. В избирательные урны со словами «да», «нет» необходимо бросить бумажку, каждый раз отвечая таким образом на напечатанные вопросы о смыслах художественного творчества. Действительно, тонкая и умная работа: ведь ситуация выбора, в которую всегда поставлен зритель (читатель), стимулирует собственные творческие ресурсы, призывает к сложной рефлексии. На церемонии награждения Юрий Альберт сравнил эту ситуацию с той, что случилась на наших политических выборах, которых на деле практически не было. И отметил, что с

овременное искусство в управляемых демократиях развиваться достойно не может. И призвал всех идти на очередной митинг оппозиции.

Все вышло благородно и правильно. Однако парадокс в том, что и работа Альберта не нова (2009 год), и к той территории искусства, за которую ратовал вручавший премию художнику Питер Гринуэй, ну совсем никак не причастна. Полная противоположность стратегическим планам режиссера. На церемонии художник сказал еще одну занятную фразу о том, что, мол, мы последнее поколение, которое понимает, что такое классическая пластическая культура. А потом искусство станет совсем другим. Другим, конечно, может быть. Но чтоб никто ничего больше не понял в пластике и визуальной силе образа — это уж дудки. По собственным наблюдениям, как раз у концептуализма с идеями и репрезентацией сегодня большие трудности. Ресурсов уже по сравнению с 70—80-ми очень немного. А вот как раз неопластицизм, новый формализм — тренды, которые смогут прорваться в будущее. И Венецианская биеннале, и Московская в этом году это обозначили.



Источник: "Московские новости", 15 декабря 2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
12.06.2020
Арт

После смерти

Весь мир становится как будто большой мастерской, где каждый художник творит, вдохновляясь тем, что появляется сейчас или уже было создано. В работе Егора Федорычева «Дичь» на старом рекламном баннере в верхней части нанесены краской образы картин эпохи Возрождения, которые медленно стекают вниз по нижней части работы.

Стенгазета
10.06.2020
Арт / Кино

Кейт в слезах и в губной помаде

Ядерное оружие эпизода – Кейт Бланшетт. Благодаря угловатым микродвижениям, характерному задыхающемуся смеху и акценту Бланшетт добивается ошеломительного сходства с Абрамович. Она показывает больше десятка перформансов-аллюзий, в которых угадываются в том числе работы Ива Кляйна, Йозефа Бойса и, кажется, даже Олега Кулика