Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.12.2011 | Арт

Контакт с рисовальщиком

Режиссер Питер Гринуэй прочитал лекцию на церемонии награждения премией Кандинского

Самым выразительным аккордом на прошедшей в среду в культурном центре "Гараж" церемонии награждения лауреатов первой независимой и статусной премии в области современного искусства — премии Кандинского — было выступление знаменитого британского режиссера Питера Гринуэя. Лекция Гринуэя стала главным событием премии, в частности, потому, что итоги самого конкурса за 2011 год радикально оппозиционны идеям, озвученным Гринуэем во время небольшой лекции, прочитанной со сцены.

Гринуэй на лекции полемически заострил одну важную проблему: культура на современном этапе отвыкает видеть мир глазами художника, предпочитает описывать его в бесчисленных комментариях.

Вербализировать, одним словом. Режиссер посетовал, что традиционный кинематограф давно стал ему неинтересен, потому как визуально он очень слаб, а то, что мы имеем, — симуляция зрелищ с помощью компьютерных технологий. Видеть мир глазами художника для Гринуэя тема принципиальная. Вспомним, что сам режиссер — профессиональный «артист», что его рисунки использовались в фильме «Контракт рисовальщика», например; что каждая его работа в кино — изысканно сервированное визуальное пиршество. Мастер также акцентировал внимание на необходимости обращаться к мультимедийным жанрам, преодолевать статичную наррацию традиционного кинематографического «рассказа» (его опыт в этом жанре — многочастный эпос «Чемоданы Тульса Люпера»). Наконец, завершил мэтр свою речь упоминанием о лейтмотивах искусства. Об эросе и танатосе, интерпретация которых художниками требует немалого мужества.

Гринуэй хочет возвращения мощной визуальной культуры. Жюри сделало выбор прямо противоположный.

Во всех номинациях («Молодой художник», «Медиа-арт», «Проект года») победили те, кто увлечен скорее комментариями на злободневные темы и совсем не видит «материальные тела» художественного творчества. Кстати, о материальных телах и их игнорировании написано в анонсе проекта победителя в номинации «Медиа-арт» Анастасии Рябовой. Она собрала документацию архива работ из частных коллекций художников с целью достижения автономии их существования от рынка, традиционных институций, кураторов и прочих посредников. Автономия сможет реализовывать себя через социальную сеть неформальных связей. Сюжет, наверное, важен и интересен. Однако вопрос: где территория собственной артжестикуляции Анастасии Рябовой? Почему ее можно назвать не программистом сайта, а художником?

В номинации «Молодой художник» выиграла Полина Канис с видеоработой «Яйца». Очень незатейливая вещица: девушка бегает по балкону и ловит в подол платья падающие откуда-то сверху куриные яйца.

О феминизме это все, наверное. Я бы назвал это заявкой на проект. Так что премия в данном случае, по моему мнению, — аванс на будущее.

В главной номинации «Проект года» победил мэтр отечественного концептуализма Юрий Альберт. Это очень достойный выбор жюри (хотя конкуренты тоже были сильные: один из лучших представителей поколения нулевых Ирина Корина и патриарх российского искусства Иван Чуйков). Юрий Альберт представил инсталляцию на актуальную ныне тему выборов. В избирательные урны со словами «да», «нет» необходимо бросить бумажку, каждый раз отвечая таким образом на напечатанные вопросы о смыслах художественного творчества. Действительно, тонкая и умная работа: ведь ситуация выбора, в которую всегда поставлен зритель (читатель), стимулирует собственные творческие ресурсы, призывает к сложной рефлексии. На церемонии награждения Юрий Альберт сравнил эту ситуацию с той, что случилась на наших политических выборах, которых на деле практически не было. И отметил, что с

овременное искусство в управляемых демократиях развиваться достойно не может. И призвал всех идти на очередной митинг оппозиции.

Все вышло благородно и правильно. Однако парадокс в том, что и работа Альберта не нова (2009 год), и к той территории искусства, за которую ратовал вручавший премию художнику Питер Гринуэй, ну совсем никак не причастна. Полная противоположность стратегическим планам режиссера. На церемонии художник сказал еще одну занятную фразу о том, что, мол, мы последнее поколение, которое понимает, что такое классическая пластическая культура. А потом искусство станет совсем другим. Другим, конечно, может быть. Но чтоб никто ничего больше не понял в пластике и визуальной силе образа — это уж дудки. По собственным наблюдениям, как раз у концептуализма с идеями и репрезентацией сегодня большие трудности. Ресурсов уже по сравнению с 70—80-ми очень немного. А вот как раз неопластицизм, новый формализм — тренды, которые смогут прорваться в будущее. И Венецианская биеннале, и Московская в этом году это обозначили.



Источник: "Московские новости", 15 декабря 2011,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».