Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.10.2011 | Арт

Эскиз визуальной энциклопедии

Пять тем Уильяма Кентриджа в центре культуры «Гараж».

Уильяма Кентриджа называют человеком-оркестром. Это справедливо. Он настоящий мастер театра визуальных иллюзий. Его имя украшало список участников Третьей Московской биеннале, курировавшейся Жан-Юбером Мартеном. Теперь он почетный гость биеннале нынешней.

Можно сказать, и в сюрреалистическом театре визуальных пиршеств, устроенном Мартеном, и в переписываемых согласно сетевым ресурсам и новым технологиям мирах Петера Вайбеля южноафриканец Уильям Кентридж совершенно уместен. Свой среди своих. Объясняется это особым даром восприимчивости мастера к синтезу искусств, синтезу, основанному на великой пластической традиции модернизма. Каждый его проект представляет собой вариант тотального перфоманса, в котором изобразительное искусство, слово, музыка, язык кино и анимации слиты воедино. В центре современной культуры «Гараж» представлено пять тем, главные из которых — сценические эскизы и материалы к опере 1930 года «Нос» Дмитрия Шостаковича. Кентридж поставил ее в прошлом году в нью-йоркской Метрополитен-опере. Это почти цирковая пантомима на тему вечного русского (а может, и не только, скорее планетарного) абсурда, где

персонажи гоголевской повести и нос майора Ковалева резво вторгаются в круговерть событий мировой культуры и политики (в частности, используется стенограмма суда над Бухариным, революционная кинохроника, проекты российского конструктивизма 20-х годов).

Еще одна тема, показанная в «Гараже», связана с работой Кентриджа над оперой Моцарта «Волшебная флейта». Двадцатиминутное видео проецируется на макет театрального зала. Виртуозная графика сочетается с неизменным у Кентриджа даром сатирика. Зарастро у него символ диктаторской этики эпохи Просвещения, когда, как отмечал в свое время Осип Мандельштам, свет разума (точнее, здравого смысла) выпарил из культуры всю глубину и влагу. И все подводное оказалось на поверхности под иссушающим палящим светом эпохи. Просвещение репрессивно по отношению к разным народам. Оно во многом оправдывает колониальную политику былой Европы. Кентридж это показывает с едкой иронией, не отменяющей, конечно, блистательные феерии визуального театра.

Другие темы Кентриджа личные. Он анимирует свои рисунки и показывает в них свое alter ego: человека маленького, мечущегося, беззащитного перед жестокой партитурой театра жизни земной. Трогательный ранимый стареющий человек. Очень ироничный, при этом очень дорогой нам портрет. Тоже понятный в России в перспективе повестей Гоголя и мультфильмов Норштейна.

Возможно, странную близость духу родной нам культуры объясняет происхождение Кентриджа — из семьи литовских евреев, эмигрировавших в ЮАР. Тема странствий и образ маленького человека (а может, даже лишних людей) отыграны самой судьбой.

Виртуозная графика художника позволяет сравнивать его с великими артпублицистами прошлого — Гойей, например. А мне интересно увидеть его рядом с работами тонких и ироничных художников театра, выставлявшимися в рамках премии Кандинского этого года, например Александра Шишкина.

Выставка в «Гараже» передвижная. Подготовленная прославленным куратором Марком Розенталем она уже побывала в Вене, Иерусалиме, Париже и Нортоне. 1 октября 56-летний художник представил очень зрелищный, с каскадом тонких визуальных розыгрышей, самоиронией и абсурдистским комикованием перфоманс «Я не я, и лошадь не моя». В основе его также повесть Николая Васильевича Гоголя «Нос». Эскиз визуальной энциклопедии Кентриджа доступен для просмотра до 4 декабря. Помимо этого славного гостя центр «Гараж» совсем скоро, 8 октября, примет выдающуюся сербскую художницу Марину Абрамович. Так что визуальные пиршества обещают не иссякать.



Источник: "Московские новости", 03 октября2011 года,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
07.05.2020
Арт

Детский лепет

В пространстве тесного подвального помещения поместились несколько работ без названий и этикетажа, будто бы все экспонаты на выставке стали единой инсталляцией под названием «Аудиовизуальные извращения».

Стенгазета
04.03.2020
Арт

Когда ты становишься меньше, чем кролик

За счет того, что Пестовы гиперболизируют предметы и увеличивают их размеры в несколько раз, зритель при просмотре превращается в Гулливера в стране великанов. Искаженное понимание действительности дает зрителю возможность посмотреть на реальность совершенно под другим углом.