Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.10.2011 | Арт / Интервью

Классный музей

В московской гимназии поселилось самое большое собрание русского искусства.

Знаете ли вы, какие звуки наполняют дворец, в котором позируют герои Карла Брюллова? Могли бы вы самостоятельно скомпоновать полотно Федора Бруни «Медный змий»? А сделать собственную выставку из картин Русского музея? А отреставрировать Летний сад на момент, когда там гулял Петр I? Теперь такая возможность имеется у учеников и учителей московской гимназии №1543, куда въехал проект «Русский музей: виртуальный филиал». Въехал неспроста. Начавшая свою историю с 1975 года гимназия считается одной из лучших в Москве, а ее основатель и директор заслуженный учитель России Юрий Завельский — реформатор системы образования столицы. Проект «Русский музей: виртуальный филиал» уникален. Сердце его — медитека — единая база мультимедийных программ и видеофильмов Русского музея. Их около двухсот, и с их помощью можно получать о музее такие знания, которые и не всякий спец имеет. И не только получать знания, но и формировать творческое отношение к общению с часто непонятной и далекой территорией искусства. О проекте обозревателю «МН» рассказал присутствовавший на открытии филиала в гимназии директор Русского музея Владимир Гусев.

— Насколько легкодоступна будет программа детям и педагогам?

— Очень многое в режиме функционирования программы зависит от тех, кто ее принимает. Никаких жестких установок нет. Это могут быть открытые уроки, факультативы. Самое главное, мы можем и должны вместе с детьми развивать ресурс и придумывать новые темы.

— На сегодняшний день открыто 87 центров «Русский музей: виртуальный филиал» (60 центров в России и 27 за рубежом). Расскажите, пожалуйста, подробнее, как выбираются партнеры проекта?

— Вообще проект существует с 2003 года. Сейчас он, как хороший маховик, набрал обороты, и не проходит месяца, чтобы не было двух-трех писем с просьбой открыть виртуальный филиал. В Москве это первая гимназия, где нас приняли. Вообще в школах, к сожалению, филиалов не так много. Объясняется это сложностью управления системой и сетью, а также высокой стоимостью содержания программы. Мы сейчас создали и зарегистрировали некоммерческое партнерство с нашими спонсорами, прежде всего АФК «Система» и МТС, для того чтобы развивать проект.

— А сколько образовательных учреждений стало виртуальными филиалами Русского музея?

— Это 13 средних общеобразовательных учреждений и 20 университетов, где создается сеть дистанционного гуманитарного образования. Интересно, что во многих университетах эти программы востребованы на технических факультетах так же сильно, как и на гуманитарных. Объясняется это высоким технологическим качеством ресурсов проекта. Тем не менее останавливаться на достигнутом качестве нельзя, потому разрабатываем новые программы, поддержанные сегодня в первую очередь крупнейшей поисковой системой Google.

— Какова же цель филиала в принципе?

— Со временем филиал должен стать электронным аналогом Русского музея. Нас очень пугали, что, дескать, сделаете такой электронный филиал — и вся молодежь уйдет из реального музея в виртуальный. Оказывается наоборот. Люди приезжают сейчас оттуда, где мы открыли виртуальные филиалы, в Русский музей, чтобы, будучи заинтересованными и подготовленными, ощутить реальную атмосферу музея.

— Понятно, что интерес и подготовку виртуальные филиалы могут помочь обрести. А почему эту программу нельзя запустить в интернет и сделать общедоступной?

— Со временем филиал должен стать электронным аналогом Русского музея. Нас очень пугали, что, дескать, сделаете такой электронный филиал — и вся молодежь уйдет из реального музея в виртуальный. Оказывается наоборот. Люди приезжают сейчас оттуда, где мы открыли виртуальные филиалы, в Русский музей, чтобы, будучи заинтересованными и подготовленными, ощутить реальную атмосферу музея.

— А о коммерческой составляющей программы вы не задумывались?

— Задумывались. Возможно, какие-то части (игры, фильмы) мы бы продавали в наших филиалах в форме дисков. А также предлагали бы приобрести в филиалах и печатную продукцию Русского музея: альбомы, каталоги… Это поможет найти средства для развития проекта.

— Известно, что Русский музей гордится своей обширной и интересной издательской программой. Электронные ресурсы с гигантскими архивами репродуцированных экспонатов музея станут дополнением. А вдруг конкурентом?

— Однако конкуренты мы сами себе. И это сознательный шаг ради развития музея. Вот пример. МТС предложил интересную программу «Дополненная реальность». Благодаря ей посетитель, подойдя к музейному экспонату, может приложить свой телефон к штрихкоду, который сопровождает произведение, и получить интересную информацию. Вот ведь можно сказать, что в данном случае мы конкурируем с экскурсоводами, не так ли? Конечно, мы должны заключить с теми, кто предлагает программу, договор, предусматривающий финансовый интерес музея. Это во-первых. А во-вторых, подобные инновации стимулируют обрести широкий кругозор и экскурсоводов тоже.

— Программа «виртуальный филиал» в мировом контексте уникальна?

— Как ни странно, да. Не могу сказать, что мы впереди планеты всей по технологиям. Конечно, имеются и более совершенные. Однако столь развитой системы, из которой состоит наша медиатека, больше нигде нет.



Источник: "Московские новости", 7 сентября 2011 года,








Рекомендованные материалы



«Надо нарушать границы привычного и приличного, иначе смысла нет этим заниматься»

Светлана Филиппова: "Вот этот процесс обучения – это какая-то мистическая штука, потому что они впадают в состояния, в которых они никогда друг друга не увидят и не почувствуют в обычных ситуациях. А вот здесь они про себя так много узнают, между ними возникает какая-то другая связь человеческая, между нами всеми тоже."


«Нарисовать можно быстро, а вот придумывание — это долгий процесс»

Светлана Филиппова: "История была придумана большей частью еще на занятии у Норштейна. Он как-то пришел и сказал: «А нарисуйте-ка вы такую раскадровку: человек просыпается утром, и по деталям надо понять, что за человек, какой у него характер. Сказал, два часа нам дал и ушел. Как раз за окном пошел такой крупный снег, и я смотрела на этот снег, и думала: «Вот, идет снег, это красиво. А интересно, есть ли кто-то, кому это может не понравиться? Наверняка, это не понравится дворнику."