Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.09.2011 | Кино

Чужие здесь не ходят

«Ковбои против пришельцев»: консервативный Голливуд решился на жанровый эксперимент

О том, что «Ковбои против пришельцев» режиссера Джона Фавро — проект одновременно амбициозный и рискованный, говорит уже тот факт, что у фильма — не поверите — шестнадцать (!) продюсеров, включая таких акул, как Брайан Грейзер, Стивен Спилберг и Рон Ховард. Продюсеры явно пытались попилить риски и ответственность.

О сложной судьбе фильма можно судить и по количеству его сценаристов: их целых семь. Это значит, что, опасаясь провала, сюжет долго переделывали и отлаживали.

Поостерегся бы заявлять, будто проект совсем уж оригинальный. «Ковбои против пришельцев» вышли у нас 11 августа, а 5-го канал СТС показал картину 2008 года «Викинги против пришельцев». На самом деле она именуется иначе. В оригинале — Outlander, у нас на DVD называлась «Викинги». Но суть примерно та же: монстры-инопланетяне в непривычном киноконтексте. Не в современности, а в иных веках.

Но фильмы про викингов не являются отдельным киножанром — это разновидность жанра псевдоисторического боевика. А вот ковбои и пришельцы — фирменные лица двух жанров, без которых нельзя представить современное кино, причем не только коммерческое, но и артистическое. И прежде они на экране действительно не соприкасались. Точнее, друг с другом не воевали.

Создатели фильма пошли естественным путем. Творя жанровую смесь, решили сделать четкие отсылки… не будем говорить к стандартам, но к коронным ходам обоих использованных жанров.

Отталкивались они, понятно, от вестерна, поскольку для развития конфликта пришельцы (хотя и заявленные в названии фильма) должны выскочить из кустов (точнее, налететь на своих боевых самолетах) позже и вроде как неожиданно. Типичный герой вестерна — это человек без имени, который появляется в маленьком городке неизвестно откуда. В «Ковбоях против пришельцев» он еще и без прошлого: сам не знает, ни кто он такой, ни как очутился измочаленный и раненый посреди пустыни с непонятным широким браслетом на запястье. Поскольку героя изображает Дэниел Крейг, то в первые минуты не отделаться от ощущения, будто смотришь очередную серию бондианы. Ведь новый Бонд с лицом Дэниела Крейга тоже вечно взмыленный, запыленный, избитый, что не мешает ему с ходу замочить двух-трех врагов. Но ощущение проходит. Крейг, как сам признается, старательно копировал своего персонажа с молчаливых, зато много и метко стреляющих ковбоев Клинта Иствуда. В целом ему это удалось.

Еще в вестернах должен быть плохой парень. На его роль, усиливая боевую мощь фильма тяжелой артиллерией, пригласили Харрисона Форда, чей Индиана Джонс тоже отчасти ковбой — уже благодаря своей знаменитой шляпе. Играть плохих парней Форду не с руки — он только раз изобразил мерзавца в триллере «Что скрывает ложь». В общем, и тут быстро выясняется, что его персонаж, может, и злой, может, в чем-то и плохой, но по-своему хороший.

Еще в вестернах должны быть эффектные фразочки, за которые самоуверенные пижоны моментально расплачиваются. Если трое подходят к одному и заявляют: «Не повезло тебе, парень, сегодня», то можно быть уверенным, что через мгновение все трое будут валяться без чувств. Если мальчику дарят нож с героическим прошлым, то нет сомнения, что когда на мальчика кинется монстр, которого до этого не удавалось завалить залпом из десяти винчестеров, то мальчик отважно пырнет его в единственное уязвимое место.

Тут-то перейдем к канонам фильмов про чужих (кстати, в оригинальном названии использовано именно слово aliens, как и в знаменитых триллерах про космических чудовищ с Сигурни Уивер; стоит напомнить, что alien — не только «чужеземец, инопланетянин», но и средневековое имя дьявола).

Из всех канонов авторы фильма использовали прежде всего один (характерный для девяти десятых триллеров про пришельцев): чужие непременно окажутся убийцами-монстрами. Ушлые голливудские продюсеры понимают, что массам во всех странах мира по-прежнему свойственна ксенофобия. Боевики про гадких пришельцев — единственный жанр в кино, который в условиях политкорректности позволяет выпускать пар, отражать и выплескивать коллективную ксенофобию, не стесняясь последствий и открыто ее эксплуатируя. Раз нельзя — да и неразумно — сеять вражду между расами, народами и религиями, то перенесем ксенофобию на тех, кого среди нас пока не видать. Сделаем их для пущей ярости благородной совсем уже нелюдьми. Заодно (это как раз случай «Ковбоев против пришельцев») заложим в фильм положительную воспитательную идею общеземного патриотизма: у людей, даже тех, кто враждует друг с другом, гораздо больше общего, чем различного. И они способны объединиться для борьбы с инопланетными тараканами, как объединяются в «Ковбоях» бывшие вояки, обычные граждане, грабители-отморозки и даже индейцы.

Отчего пришельцы в голливудских фильмах почти всегда помесь таракана и моллюска, почему — при всей развитости своей цивилизации — они такие кровожадные мерзавцы, отчего в начале фильмов их не берут никакие пули, а в конце их обычно удается прикончить даже дрючком, это уже вопросы на засыпку.

Короче, жанры «однажды на Диком Западе» и «война миров» все-таки слишком разные, чтобы хорошо ладить между собой. Но не буду строгим. В современном Голливуде так редки эксперименты и свежие идеи, что и за попытку спасибо.



Источник: Московские новости, № 93, 10 августа 2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
21.12.2019
Кино

Восхитительная жестокость

В комнате заставленной жуткими куклами (будто родственниками Чакки) и заклеенной порнографическими постерами на грязной кровати с некогда белым бельем лежит труп женщины. Пригубив шнапса, безобразный герой приступает к разделке тела.

Стенгазета
25.11.2019
Кино

* Говорит по-французски

Но даже тело Йоава против нового места обитания. Он сексуален, раскрепощен, для него важна телесность, а жители Парижа – холодные и отстраненные. Для горячего Йоава подавление своей сути, своей физиологии становится большим испытанием, чем даже голод.