Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.06.2011 | Арт

Ушедшие в отрыв

Самые экстравагантные проекты 54-й Венецианской биеннале.

   

«Золотых львов» Венецианской биеннале за вклад в художественный процесс задолго до открытия фестиваля получили американка Элен Стюртевант и австриец Франц Вест.

Обоих ветеранов артфронта можно отнести к категории замечательных чудаков и оригиналов. Веселый абсурд и дуракаваляние входят в программу их творчества. Как оказалось, выбор куратора Биче Куригер и президента биеннале Паоло Баратты весьма мудр. Фестиваль получился настолько объемным и плотным по многочисленным обрушивающимся на зрителя впечатлениям и смыслам, что ему просто необходим карнавальный двойник, опрокидывающий архисерьезные темы и сюжеты.

Фрики, маргиналы, трикстеры, не встроенные в институции анархисты организовали свой собственный праздник. Праздник непослушания, чудачеств и постдадаистского (или постобэриутского) абсурда вышел классный. Во многом он тоже спродюсирован Биче Куригер, пригласившей почетных фриков (тех же Веста, Стюртевант и примкнувших к ним группу «Желатин», художников Оскара Туазона, Катарину Фритш) порезвиться на лужайках и в древних башнях дальних дворов «Арсенала».

Франц Вест установил на зеленом холмике свой розовый «Эйдос» — сделанную из алюминия загогулину, напоминающую пластилиновую цаплю. Этот «Эйдос» стал чем-то вроде талисмана или эмблемы праздника ушедших в отрыв.

Он водружен на самых задворках территории «Арсенала», и за ним я обнаружил лишь полуистлевшие древние деревянные двери, ведущие к каменной стене. Конец в общем-то света. Неподалеку от дверей башня с готическими окнами, где мигают экраны видео «Эластичное танго» художницы Стюртевант. Стратегия художницы — делать реплики. На сей раз мы жмуримся от радостного мелькания на выстроенных пирамидой мониторах нарезанных отовсюду фрагментов: морда длинноухой собачки сменяется тренировками спортсменов, потом анимация, нежданно-негаданно врубается фрагмент видео Пола Маккартни и т.д. Параноидальное танго, по мысли Стюртевант, кружится на манер «гиперлинка», одно цепляется за другое, и пошло-поехало.

Полное погружение в великолепный хаос предлагают хиппи со стажем из австрийской группы «Желатин». Они соорудили на холмике подобие печи. Топят ее дровами. В печи художники и приглашенные гости плавят стекло, которое потом стекает лужицей прямо на траву. Вот вам оммаж индустрии славного острова Мурано. Вокруг печи колесят неизбежные для Венеции гондолы. Именно колесят, потому что сделаны они в виде детских полулодок, полупаровозиков на маленьких колесах.

Все путем. Стекло течет. Гондолы крутятся. Художники курят и пьют просекко. Всем хорошо.

В маргинальных зонах биеннале (на аллейках садов Джардини, к примеру) встречались и подлинные борцы за права человека. При входе в сады можно было бесплатно получить красную сумку с надписью «Свободу Ай Вэй Вэю!». Таким нехитрым простодушным способом проводилась агитация за восстановление справедливости в отношении китайского художника Ай Вэй Вэя, в марте посаженного в тюрьму за критику властей. В день открытия биеннале по набережной в районе «Арсенала» и Джардини шествовала наряженная в традиционные китайские одежды процессия в защиту художника.

Самым труднонаходимым, скромным, смешным и печальным одновременно вышел принципиально утвердивший свой маргинальный статус павильон Молдавии. Он находится на территории одного из каналов лагуны в районе Дорсодуро, там, где расположена мастерская по ремонту гондол. К нему не подойти. Можно смотреть только с противоположного берега канала.

Сооружение представляет собой нечто вроде дачного сортира, к стенкам которого приделаны старые башмаки и кеды, видавшие жизнь куклы и лоскутки и даже мятый почтовый ящик.

Павильон называется «Транснистрия» (или Заднестровье — территория, просуществовавшая с 1941 по 1944 год, образованная румынскими властями во время второй мировой из областей Украины и Молдавии, со столицей в Одессе). Сегодня такой области нет. Лишь куча старых вещей ее помнит. Перефразируя куратора павильона Оксану Малееву, назовем его последней заставой биеннальского града.



Источник: "Московские новости", 8 июня 2011 года,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
12.06.2020
Арт

После смерти

Весь мир становится как будто большой мастерской, где каждый художник творит, вдохновляясь тем, что появляется сейчас или уже было создано. В работе Егора Федорычева «Дичь» на старом рекламном баннере в верхней части нанесены краской образы картин эпохи Возрождения, которые медленно стекают вниз по нижней части работы.

Стенгазета
10.06.2020
Арт / Кино

Кейт в слезах и в губной помаде

Ядерное оружие эпизода – Кейт Бланшетт. Благодаря угловатым микродвижениям, характерному задыхающемуся смеху и акценту Бланшетт добивается ошеломительного сходства с Абрамович. Она показывает больше десятка перформансов-аллюзий, в которых угадываются в том числе работы Ива Кляйна, Йозефа Бойса и, кажется, даже Олега Кулика