Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

02.08.2005 | Колонка

Настоящие гусаки

Бывшему ректору Московской консерватории давно казалось несправедливым быть просто сиятельным идеологом

Глава Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой подает судебный иск на министра культуры Александра Соколова, публично обвинившего во взяточничестве прежний Минкульт времен Швыдкого и нынешнее подведомственное ему агентство. Этот беспрецедентный скандал на самом верху отечественной «культурной» власти — еще одно свидетельство кризиса в России.

Комичные разборки депутатов Госдумы вроде Бабурина или Рогозина, никак не могущих поделить между собой блок «Родина», воспринимаются в некоторой степени естественно на фоне всей истории функционирования высшего законодательного органа. Что делать — других политиков у нас нет, да и партийное строительство — дело хлопотное и нестерильное. Но ссора в рубль ценой (а именно такую материальную компенсацию Швыдкой станет требовать в суде) между ректором Московской консерватории и известным театроведом, ушедшими во власть и вроде бы обязанными содействовать смягчению ее нравов, смотрится чем-то небывалым по дикости.

Тон взаимных обвинений — жаргон из уст министра («откат в конверте») и не для всех очевидная шекспировская цитата из уст главы ФАККА («мне не нужен фунт мяса Соколова»), вполне рифмующиеся с ироническим вокабуляром самого гаранта Конституции («мочить в сортире», «мертвого осла уши» и т.д.), — дополнительное тому подтверждение. Не исключено, что вскорости на заседаниях правительства в ход пойдут и такие освященные миргородской традицией поносные имена, как «дурень с писаною торбою» или «настоящий гусак».

Но помимо лексикографического измерения, с которым станет разбираться лингвистическая экспертиза, инициированная адвокатами Агентства, у скандала есть, без сомнения, серьезная экономическая подоплека. Как приснопамятные гоголевские герои не сошлись в вопросе адекватности обмена одного ружья на два мешка овса со свиньею в придачу, так и г-н Соколов, облеченный согласно реформе Минкульта административной властью, посчитал это слишком малой ценой за отказ от права распределения финансовых средств, отошедшего к г-ну Швыдкому. Быть сиятельным идеологом, предоставив амплуа крепкого хозяйственника главе ФАККА, давно казалось несправедливым бывшему ректору Московской консерватории, оставшемуся в благодарных сердцах ее завсегдатаев прежде всего реконструктором общественного сортира заведения.

К тому же аристократичный Александр Сергеевич, внук певца русской природы писателя Соколова-Микитова и радетель за национальное культурное своеобразие, всегда подозревал юркого шоумена Михаила Ефимовича в неправильной трате доставшихся тому финансов. Объяснение неразумных инвестиций бесхитростными «откатами в конвертах» — это самое легкое обвинение, которое культурная общественность, следящая за публичными репликами министра-патриота, могла от него ожидать. Ведь он то сокрушался, что среди членов представительной литературной экспедиции в Париж не оказалось писателей-деревенщиков. То пенял на музыкальных критиков, своими язвительными рецензиями убивших классическую музыку. А то и просто аннулировал решение Швыдкого вернуть Германии согласно воле владельца трофейную «Балдинскую коллекцию».

Вопрос реституции, понимаемой министром как расхищение национальной собственности, — это вообще главная точка столкновений с «космополитично» настроенным главой Федерального агентства.

И кажется совсем неслучайным, что именно в разгар нынешнего скандала прессе «слили» сенсационную информацию о том, что в ГМИИ им. Пушкина до сих пор хранятся шесть витражей XIV века из Мариенкирхе во Франкфурте-на-Одере — в то время как «эрмитажная» часть собрания уже вернулась на родину. Этот факт легко может быть прочитан как компромат на Соколова, отличающегося чрезмерной рачительностью там, где дело касается трофейного искусства. Если же витражи останутся в России, сочтены часы Швыдкого.

Но последнее — вряд ли. Затянувшееся молчание Соколова, сначала странствовавшего по просторам Бурятии, а затем отказавшегося комментировать инициативу Швыдкого в аэропорту Улан-Уде и у стен родного министерства, выглядит слишком подозрительным. Вчерашнее официальное заявление Минкульта о «необходимости остановить эскалацию конфликта» вообще кажется белым флагом. В прессу просочилась информация о том, что в недрах администрации кабинета уже давно зреет решение об отставке Соколова.

Но если в битве титанов и выиграет глава Агентства, я бы не рекомендовал Швыдкому чувствовать себя триумфатором. Его человеческую обиду понять можно, чиновничью несдержанность, выносящую сор из административной избы, — нельзя.

Впрочем, мы только вступаем в полосу грязных властных скандалов, сопровождающих всякий политический кризис. Тем более что во власти в России в самом деле сидят «настоящие гусаки». Жалко, что первыми загоготали в культурной отрасли.



Источник: "Ежедневный Журнал", 1.07.205,








Рекомендованные материалы



Закрыт последний клапан

Владимир Путин своим указом превратил Совет по правам человека из органа, неприятного главе государства, в орган совершенно бессмысленный. Под предлогом ротации оттуда изгнали людей, старавшихся инициировать разбирательства по наиболее вопиющим нарушениям прав россиян, полицейским расправам, махинациям властей на выборах.


Норма и геноцид

Нормальным обществом я называю то, где многочисленные и неизбежные проблемы, глупости, подлости, ложь называются проблемами, глупостями, подлостями и ложью, а не становятся объектами национальной гордости и признаками самобытности.