Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

25.11.2005 | Арт

Интим не предлагать

Или искусство дистрибуции

Проект "Автопортрет" киевлянки Маши Шубиной, живущей в Берлине, является вроде бы образцовым примером западного феминистического арт-дискурса. Имиджевые трансформации, претерпеваемые героиней (девушкой, похожей на Шубину) на холстах художницы, сразу вызывают в памяти, к примеру, фотосессии Синди Шерман, своими бесконечными перевоплощениями иллюстрирующей визуальные мифы о женском в современной – маскулинной – культуре. Шубину даже хочется упрекнуть в недостатке провоцирующей мужской взгляд фантазии: лишь пару раз решается она в разыгрываемых мизансценах, на подобие, девиантного эротизма.

Однако радикализм проекта автора, уже вдоволь потрудившегося на ниве плотских провокаций (полупорнографическая графика Шубиной с юными девицами в откровенных позах и срамных занятиях напоминает работы так понравившегося столичной публике соотечественника Маши – одессита Владимира Кожухаря), заключается не в сюжетах картин, а в "дистрибуции" этих произведений.

Автопортреты, изготовленные по фотографиям, являются лишь первой (или даже второй, если считать работу с цифровой камерой?) частью проекта. Их жизнь происходит не в стенах галереи, а в сетях Интернета, где они мелькают манящей блесной для посетителей сайтов знакомств. Шубина закидывает свою живописную удочку в тихий омут одиноких сердец, просиживающих ночи перед дисплеем в надежде обрести фамильное счастье. Относительная фабульная смиренность, с которой подаются на электронном блюде тела ее героинь, в данном случае является конспиративной вуалью, скрывающей бомбу подлинной провокации. Излишняя откровенность или выморочная барочность (в духе Шерман) этих образов могла бы отпугнуть разнежившегося клиента. А так – бомба взорвалась. И обрамляющие картины тексты-микрорецензии, являющиеся полноправной частью экспозиции, суть реальные отзвуки взрыва в виртуальной реальности. Оказывается, и продвинутые юзеры любить умеют. Но вот кого?

Шубина не случайно вывесила на сайтах не фотографии, а картины. То не есть дань новой моде на станковую живопись или гарантия коммерческого успеха предприятия, исходное сырье для которого отдастся на откуп галерее.

Традиционная картина (а работы Шубиной проходят по разряду гиперреализма), перманентно борясь за эскалацию жизнеподобия, тем не менее, всегда оставалась синонимом условности. И основой искусства как раз является мерцающий зазор между ним и реальностью. Искусство левитирует над тактильно достоверной обыденностью, навечно застряв в своем полете. Шубина, вызывая на подлинный отклик подлинных пользователей Интернета, подвешивает (надо бы написать "вывешивает", пользуясь компьютерной терминологией) на крючок своей удочки, тем не менее, артефакты. Условность ее сексапильных образов, выстроенных по артистическим лекалам, усугубляется условностью картинного жанра. И этот дважды синтезированный продукт кидается в Сеть, которая сама по себе есть совершенно неосязаемое и не поддающееся рациональному осмыслению мерцающее пространство. Но именно из этой черной дыры в ответ на искусственную наживку выпрыгивает золотая рыбка подлинных эмоций и чувств.

Вероятно, живущие в нетях их незримые обитатели и способны по-человечески реагировать только на пластиковых червячков. И эксперимент Маши Шубиной доказывает:

Компьютерная эпоха, несмотря на все охи-ахи пессимистов-традиционалистов, лишь актуализирует и валоризирует классические ценности возвышенно-поэтического Искусства, навеки отъединенного от прозы жизни. Картина даже по форме похожа на экран дисплея.

И просиживающие годами перед ним, на денек, зайдя в музей, почувствуют там себя крайне уютно. (Об этом, собственно, последние работы бывшего абстракциониста Георгия Пузенкова, как и Шубина перебравшегося в Германию).

Юзерам не нужен семейный быт. Им нужна картинка с порносайта. Или, в крайнем случае, картина. Маша Шубина предлагает их в достаточном количестве.



Источник: Каталог выставки Маши Шубиной в галерее "Файн Арт",








Рекомендованные материалы


Стенгазета
12.06.2020
Арт

После смерти

Весь мир становится как будто большой мастерской, где каждый художник творит, вдохновляясь тем, что появляется сейчас или уже было создано. В работе Егора Федорычева «Дичь» на старом рекламном баннере в верхней части нанесены краской образы картин эпохи Возрождения, которые медленно стекают вниз по нижней части работы.

Стенгазета
10.06.2020
Арт / Кино

Кейт в слезах и в губной помаде

Ядерное оружие эпизода – Кейт Бланшетт. Благодаря угловатым микродвижениям, характерному задыхающемуся смеху и акценту Бланшетт добивается ошеломительного сходства с Абрамович. Она показывает больше десятка перформансов-аллюзий, в которых угадываются в том числе работы Ива Кляйна, Йозефа Бойса и, кажется, даже Олега Кулика